Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Олимпиада-2020

Оторвитесь от смартфонов: биатлеты предпочитают мобилу винтовке

Экс-тренер женской в эксклюзивном интервью NEWS.ru подвёл итоги первых этапов Кубка мира по биатлону, рассказал об ошибках начинающего тренера и проблемах команды со стрельбой, объяснил, почему должен тренироваться с командой и как можно подойти в оптимальной форме к чемпионату мира.

Видео дня

— Какие выводы вы можете сделать из первых неутешительных стартов сборной России на Кубке мира? — Если говорить о лидерах, то складывается впечатление, что Саше Логинову,у ий нужно готовиться в команде. За лидерами тянутся остальные, а потом им вместе со всеми бежать эстафеты, обкатывать этапы, а если ты отдельно готовишься, как, допустим, Лариса Куклина, ты бежишь контрольную заведомо первым без всякой борьбы. Когда варишься в команде — растёшь с ребятами, которые могут обыгрывать тебя, а главное, они растут за лидерами. Когда мы работаливым, подтягивали к тренировкам функционально лучше готовых лыжниц вне зависимости от того, как у них пойдёт стрельба, чтобы биатлонистки за ними тянулись. Та же Анфиса Резцова, когда была в хорошем состоянии и выигрывала гонки с тремя кругами штрафа, тренировалась с мужчинами. Одного-двух мужиков она могла обыграть на контрольных тренировках. Такой конкурентной среды им недостаёт. Тем более сейчас больше контактных гонок: масс-старты, преследования, смешанные эстафеты. Даже в спринте на одном круге люди идут плотно друг за другом. Ира Казакевич сказала, что она на этом празднике лишняя: то по лыже ударят, то ещё куда-то. В этом котле надо вариться. Я согласен с Пихлером, что контрольные надо проводить в формате масс-старта, чтобы была контактная борьба.

— Так, может, и на Кубке России стоит проводить больше контактных гонок, а у нас в основном индивидуалки и спринты? — Хорошо, что стали делать масс-старты на 60 человек. Конечно, надо проводить контактные гонки. У нас по 70 человек в Кубке России выступает, и мы не можем набрать команду, а у иностранцев всего по 10 человек, и они нас обыгрывают в одну калитку. Потом, я слышал, что они в Контиолахти только один раз постреляли вечером. Но вы заключительный сбор проводили в Тюмени, а ребята — в Ханты-Мансийске, где есть освещение трассы. Только скажи, и тебе включат прожектора. В Тюмени на Кубке мира было светлее, чем днём. Вечернюю тренировку можно было провести в беговом формате на нижнем стрельбище, чтобы привыкнуть к прожекторам, потому что не каждый может стрелять при искусственном свете. Тренеры должны были предвидеть и искусственное освещение, и рыхлый снег. На «Жемчужине Сибири» есть любая техника для подготовки трасс. Запусти ратрак, и он тебе взрыхлит трассу, как в Контиолахти. Катайся по рыхлой лыжне сколько хочешь. Я помню, как Володя Д Тарасов в сборной говорили: «Хоть бы снег пошёл». Если выпадет 10 сантиметров, им равных нет. Они на такой лыжне по две минуты ногами выигрывали, а мы выходим в полдевятого утра, когда жёсткая лыжня.

— С чем связываете проблемы в стрельбе у биатлонисток? — Когда я работал с Женей Павловой, никаких проблем не было. Лера Васнецова у меня в сборной стреляла одни нули. Недавно Иннокентий Александрович Каринцев, её личный тренер, попросил разобраться с её стрельбой на Кубке России. Она спортсменка стрелкового плана, так после этого выиграла спринт с двумя нулями, и проблем не было. Я понимаю, что Алексей Волков только начал карьеру тренера, хотя как спортсмен был хорошим стрелком, но тренерская работа — это совсем другое. Когда на карантин ушли Михаиай Загурский, он немного потерялся. Пришлось управлять всей командой. В стрельбе мы подсели. В прошлом году я вёл статистику по всем этапам Кубка мира, она стала хуже. Только при нулевой стрельбе мы можем сражаться, иначе соперницы не дадут.

— К проигрышу ходом мы уже привыкли за последние годы, но ещё два года назад Павлова и Куклина стабильно стреляли на ноль и могли быть близко к медалям, но сейчас чистая стрельба только в эстафетах у Кайшевой. — И Лера Васнецова проходила гонки с четырьмя нулями, Женя Павлова и Куклина — тоже. Потом стрельба пошла похуже, но там была проблема с тем, что девочки не делали необходимый тренаж. С 7 до 11 они сидят за мобильными телефонами и ноутбуками и рады, что тренажа нет. А когда подвели статистику по году и дали информацию Драчёву, выяснилось, что за год у нас 20 часов тренажа. Это ни о чём. А у юниоров, которые завоевали пять медалей, 80–90 часов. Вот и вся разница. Работать с винтовкой надо постоянно, а мы куда-то её запихиваем. Вечернего тренажа у нас вообще нет. Света Миронова в прошлом году была в Хохфильцене третьей, а тут показала невразумительный результат.

— Волкову как начинающему тренеру ещё не хватает жёсткости. Он говорит, что пытается убеждать спортсменок, но не может настоять на своём. Может, надо жёстче ставить вопрос? — С женщинами нельзя так работать. Он им разъяснил, объяснил, а дальше растите сами, хотите — делайте, хотите — нет. Возьмите в пример Винер в художественной гимнастике, Покровскую в синхронном плавании. Девочки прекрасно понимают, почему тренер ставит жёсткие требования и за что спрашивает. Это всё выливается в результат. Вспомните Карполя в волейболе, Трефилова в гандболе, которые достигали результата с женщинами. Они никогда не орали ни с того ни с сего, а спрашивали дисциплину и порядок, что подкреплялось результатом. А как мы хотим выигрывать? Мы вышли на уровень стрельбы в гонке с четырьмя рубежами за 1,45–1,50 и шли к этим результатам три года, а мир с тех пор ушёл вперёд и стал стрелять за 1,25–1,40. А сейчас прошло три этапа, соперницы справились с катаклизмами при подготовке и уже не будут нам делать подарков. У них пойдут нули, и паровоз уйдёт.

— От Логинова не ждали таких результатов. С чем связываете его трудности в стрельбе стоя: здоровье, психология, проблемы в подготовке? — Я его стойку прекрасно знаю. Перед чемпионатом мира ему очень помог Александр Касперович и в плане психологической поддержки. Логинов стрелял после этого как дано ему — за 20 секунд на ноль. А сейчас на стрельбе сказывается функциональная неготовность. Это последний рубеж и последние круги. Где-то, может, недоработал или на объёме сидит. Ему нравится работать одному, комфортно, но всё равно нужно работать с командой. Иностранцы проводят вместе все сборы, даже те, кто тренируется индивидуально, и участвуют в общих контрольных. Сейчас говорят, что нам не хватает работы в горах, но мы были и в Сочи, и на Хмелёвских озёрах, и на Сёминском перевале. А где были шведы? В одном Эстерсунде провели все сборы, без всяких гор. Белорусы также почти безвылазно сидели в Раубичах, потому что выехать было нельзя. Хорошо, что можно оставить вещи, уехать домой, а потом вернуться в те же номера. Круги также все оттестированы — и беговые, и роллерные. Ты растёшь от сбора к сбору и сравниваешь, как ты бегал здесь в прошлом месяце. Спортсмен видит этот рост без всякого ЭКО и УМО. Раньше лыжники так сидели в Острове. В этом нет ничего плохого, но морально из года в год тяжело, поэтому нужна смена.

— Польховский говорит, что горные сборы будут нужны при подготовке к январским этапам и к чемпионату мира. Насколько это возможно и насколько можно исправить катастрофическую ситуацию с проигрышем на лыжне по ходу сезона?

— Не знаю, где они могут договориться о сборе и где будет нормальная обстановка. Надо приводить в порядок Сёминский перевал. Там хорошая высота — 1700 метров, тем более к Олимпиаде близко по часовому поясу. Я поддерживаю Валерия Николаевича в его устремлениемя он с Анной Богалий выезжал в Цахкадзор. Там не было проблем организовать стрельбище. Пандемия коронавируса заставляет нас задуматься и осваивать новые места, ведь чемпионат мира пройдёт в Поклюке на высоте. С другой стороны, жить будем внизу у озера, а подниматься придётся на высоту. В Антхольце мы тоже жили значительно ниже высоты 1650 метров. Для восстановления надо быстро уезжать со стадиона, чтобы не началась реакклиматизация, потому что некоторые системы организма начинают работать через три-четыре часа. А нам надо лыжи откатать, пристреляться, пробежать, закатиться и покушать. На всё требуется до шести часов. Надо этот момент учитывать и исключить лишнюю трату времени. Можно побыть на Хмелёвских озёрах, если будет возможность стрелять, потом спуститься в Сочи. Варианты надо все проиграть. Или вначале в Сочи, а потом дней на 10 на Хмелёвские озёра.

— Михаил Шашилов говорил, что третий этап в Хохфильцене ожидается тяжёлым, а к четвёртому должны разбежаться. Вы видите позитивную динамику в выступлениях нашей команды и что ждёте от ндъехала Татьяна Акимова, котораяем Петровичем Лопуховым. Он недавно тяжело переболел коронавирусом и пролежал в Тюмени две недели. Я видел, как они работали. На этапе Кубка России я видел у Тани злость и настырность. Опыта ей не занимать, она выигрывала гонку Кубка мира в Нове-Место. Ей просто надо снова окунуться в эту атмосферу. ию Викторовичу Норицыну, что мы приезжаем на Кубок мира, три дня тренируемся на высоте, а на четвёртый бежим спринт и потом преследование и масс-старт. Все эти дистанции боевые, со штрафными кругами. Если мы потренировались три дня, то потом бежим. Мы такую работу летом никогда не делаем, а её нужно делать. На чемпионате мира, когда гонки идут через день, мы всё время тренируемся, а я Норицыну постоянно напоминал, что нужно не забывать отдыхать. Сейчас стоит задуматься и о том, что Акимова, Кайшева, Куклина и Павлова готовились сами, а в сборной с командой готовились только Миронова, Казакевич и Воронина. Надо тоже подумать, чья подготовка даёт результаты. Интересно будет, кто станет двумя лишними и не попадёт в спринт. Если Воронина и Гореева пропустят этап целиком, то лучше их отправить в Россию, пусть готовятся к «Ижевской винтовке». Две дистанции контактные с четырьмя огневыми рубежами. Тренеры говорили об акклиматизации, но её условия для всех одинаковы. Все приехали из Финляндии в горы. В бытность работы с Геннадием Михайловичем Раменским он уже на третий день в горах проводил контрольную тренировку. Мне это казалось странным, но потом понял, что на Кубке мира надо бежать также с листа. Он был прав. Просто все ситуации, которые возникают на Кубке мира, надо прорабатывать ещё при подготовке.