Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Олимпиада-2020

«Рад, что спортсмены копируют мой Хофер-хоп». Интервью с лидером сборной Италии перед стартом ЧМ

Перед стартом чемпионата мира в Поклюке эксклюзивное интервью «Советскому спорту» дал итальянский биатлонист Лукас Хофер.

«Рад, что спортсмены копируют мой Хофер-хоп». Интервью с лидером сборной Италии перед стартом ЧМ
Фото: Советский спортСоветский спорт

Перед стартом чемпионата мира в Поклюке прйских игр Лукас Хофер рассказал, как родилась его любовь к парапланеризму, вспомнил о том, как болел коронавирусом перед началом сезона и поделился ожиданиями от предстоящего первенства планеты.

Видео дня

– Как вы себя чувствуете перед чемпионатом мира?– На прошлой неделе я немного простудился и пришлось сбавить обороты. Но ничего, я уверен, что все в порядке.

– Вы так спокойны, потому что уверены, что это точно не коронавирус?– Именно. Я заболел ковидом в конце октября. Это был немного деликатный период, потому что это был месяц, когда у меня были интенсивные тренировки, и я закладывал базу на начало сезона. И в тот момент, особенно в первые три дня я очень переживал, потому что не знал, что произойдет с моим организмом и как он отреагирует. Но зато теперь я спокоен, ведь мне больше не придется беспокоиться в течение сезона, что я могу заболеть. Так что можно сказать, что у меня даже есть небольшое преимущество, ведь у меня есть антитела.

– Сама болезнь прошла легко?– Сначала была лихорадка, но всего один день. Затем несколько дней простуды, поэтому я подумал, что это просто грипп. Но потом я почувствовал тяжесть в легких и всю следующую неделю я изо всех сил пытался дышать. Сатурация кислорода в крови упала очень сильно: было около 90. Обычно, когда я работаю на максимуме, сатурация падает до 95-96. А тут было 90. В общем, я понял, что коронавирус может нанести большой ущерб организму. К счастью, я выздоровел и сейчас со мной все в порядке.

– Но тесты вы все равно сдаете?– Да, правила есть правила. Я уже сделал 20 тестов, осталось еще 12 до конца сезона. Но к этому я уже привык.

– В этом сезоне вы все время около подиума в индивидуальных гонках, но выше четвертого места пока не получалось подняться – Будем надеяться, что удача повернется ко мне лицом во время чемпионата мира. Вот, например, в Антерсельве до третьего места мне не хватило одной десятой. Было бы здорово выиграть в нужный момент эту десятую на первенстве планеты.

– На домашнем этапе в Антерсельве вы даже пропустили эстафету. Решили перевести дух?– Я устал после гонок в Оберхофе, сразу два этапа, шесть гонок достаточно интенсивных. В Антхольце я почувствовал усталость, тем более, там высота, и, конечно, это все сказалось на моей форме. Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя. Пропустить эстафету было правильным решением. У нас хорошая команда и ребята финишировали пятыми даже без меня.

– В программе «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» мы видели сюжет о том, что вы профессионально занимаетесь парапланеризмом. С чего все началось?– С детства мне всегда нравились самолеты, и я строил их сначала из листьев, затем из дерева, потом пошли модели самолетов с дистанционным управлением. Следующий этап – камеры гоу про, которые я устанавливал на своих самолетах, тогда дрона у меня еще не было. Постепенно мне становилось все интереснее и захотелось не просто смотреть больше видео, а испытать эти эмоции на собственном опыте, тогда-то я и отправился на тандемном параплане с моим другом. Как только я приземлился, я сказал, что теперь хочу полететь сам, один. Я записался в школу, прошел специальный курс и с того дня больше не перестаю летать... Там, наверху, такие живые эмоции. Есть даже пословица: как только вы испытываете это ощущение, ваш взгляд будет подниматься все выше и выше. Каждый раз, когда взлетаю, это что-то неописуемое Полет в тандеме должен попробовать каждый. А для меня это здорово вдвойне, потому что я совмещаю тренировку и в то же время освобождаю свой разум и получаю эмоциональную разгрузку...

– Вы ведь еще и инструктор?– Да, провожу прыжки в тандеме, часто летаю в местечке Кронплатц.

– И можно прям записаться к вам и прыгнуть вместе с вами?– Ну, на самом деле у меня мало времени на это. Но да, это возможно. Обычно мы поднимаемся в горы пешком, а потом спускаемся вниз, планируя... Так все могут прочувствовать мои эмоции.

– И сколько у вас полетов за плечами?– Не знаю, сколько полетов я совершил, но каждый из них для меня особенный. Если посчитать грубо, то, допустим 200 полетов в год, я занимаюсь этим уже 10 лет, так что минимум – это 2000. Но я давно сбился со счета, я просто наслаждаюсь. Это невероятный кайф, всем советую. Сейчас все очень модернизировано, парапланы стали настолько легкими, что все снаряжение весит около двух килограммов, поэтому каждый раз, когда хожу в горы, я почти всегда беру параплан с собой. Поднимаюсь в горы, а спускаюсь уже на параплане. Так я объединяю свою страсть и работу, ведь я биатлонист и нужно еще и тренироваться.

– Вы так здорово все описываете Но все равно это страшно. Не каждый решится.– Конечно, требуется смелость, чтобы побороть страх. И те, кто решается, вызывает огромное уважением, просто хотя бы потому что летать - это ненормально. Но как только вы взлетаете, страх уходит. При этом, бояться – это нормально, даже нужно, я бы сказал. В противном случае вы не думаете о деталях и могут случиться инциденты.

– А какие-то более спокойные хобби у вас есть?– Конечно. Люблю смотреть фильмы вместе с друзьями. Но парапланеризм отлично сочетается с биатлоном.

– Лет десять назад вы поразили всех невероятной скоростью забрасывания винтовки на плечи после стрельбы. Вы ведь сами придумали этот способ?– Хофер-хоп! Я всегда пытался улучшить каждую мелочь, каждую деталь. Помню, в 2008 году я понял, что винтовку можно надевать быстрее и начал работать над этим, искать метод. На чемпионате мира среди юниоров в Кэнморе в 2009-м я впервые применил свой способ на соревнованиях. Потом я заметил, как меня начали копировать и повторять за мной. Честно признаюсь, я в восторге, ведь люди пробуют метод, который я сам придумал и разработал. В конце концов, это большая честь, потому что это реально работает.

– Следили за теми, кто овладел вашим способом?– Одним из первых его скопировал швед Бьорн Ферри, потом и др австрийка Лиза Хаузер, латыш Андрев. Мне то-то улучшить. Я даже искал как сделать приклад винтовки более практичным, легким. Мне очень нравятся все эти вещи, люблю улучшать и модернизировать.

– Что скажете о российской сборной в этом сезоне?– Ваша команда прогрессирует очень хорошо. Мы видели, как россияне хорошо выступили в Оберхофе и Антерсельве, уверен, что они прибыли в Поклюку в хорошей форме. Начало сезона у них было не самым удачным, но может быть, они рассчитывали выйти на пик формы чуть позже – как раз к чемпионату мира. Плюс в Словении трасса, на которой Россия традиционно выступает очень хорошо.

– На чемпионате мира изменится формат смешанной эстафеты – теперь начинать будут мужчины, а финишировать девушки.– Да, это многое меняет. Возможно гонка будет более напряженный и, скажем так, более плотной. Сильная борьба с самого старта. Вообще мне и самому любопытно, как это будет.

– В сингл-миксте вы традиционно выступаете с Доротеей Вирер. Уже сраоследних двух гонках у нас были далекие стартовые номера и Доротее пришлось тяжеловато в самом начале. Но теперь все иначе, у нас шестой стартовый номер и в этот раз я буду стартовать первым. Может так даже лучше. В любом случае, будет весело. Я обожаю контактные гонки.

– В России многие знают вас благодаря программе «Биатлон с Дмитрием Губерниевым», а в Италии есть нечто подобное?– К сожалению, нет. Этих ребят я знаю уже давно. И знаете, видеть людей, которые с таким энтузиазмом относятся к твоему виду спорта – безумно приятно. Они позволяют зрителям буквально «проживать» каждую гонку, рассказывая о ней в мельчайших деталях. И ты можешь прочувствовать все, даже когда ты не на стадионе. Ну и я люблю, когда они показывают жизнь вне биатлона. Это всегда весело и интересно. С Ильей Трифановым мы часстолько лет нашли общий язык. А Губерниев мне видится таким богом телевидения, потому что он такой здоровый, высокий, и с его голосом и харизмой он, конечно, уникальный человек, которого нет ни на каком другом канале.