Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Почему не стоит ругать российских биатлонистов и ждать от них результата на Олимпиаде в Пекине

Российский биатлонный сезон вышел на финишную прямую, и впору принимать ставки — удержится тренерский штаб на своих позициях в олимпийском году или нет. Ответ, казалось бы, на поверхности: стрелковые специалисты порядком дискредитировали себя, так плохо наши спортсмены не стреляли никогда, руководители мужской и женской команд ничем не управляют и уже не стесняются в этом признаться, а главный тренер фактически выпал из процесса по состоянию здоровья. Словом, есть от чего схватиться за голову. Но так ли это плохо?
Иногда стоит довести ситуацию до абсурда, чтобы найти решение проблемы. Если называть вещи своими именами, нынешний год наглядно продемонстрировал, что вся система российского биатлона проржавела до основания: спортсмены, попадающие в обойму сборной, как-то очень стремительно перестают бежать и стрелять, тренеры столь же стремительно становятся профнепригодными. И никто при этом не отвечает за результат.
Выходов здесь два. Либо признать, что биатлон, как хоккей с шайбой в Бразилии, — это вообще не наш вид спорта, и перестать расходовать на него государственные и спонсорские деньги (что, разумеется, не вариант), либо попытаться изменить систему, причём задуматься об этом уже сейчас, не дожидаясь окончания отпускного периода, новой предсезонки, Олимпийских игр или появления мифической Золотой антилопы, которая в нужный момент обязательно ударит копытцем, и на лыжню просыплется золото.
Двукратный олимпийский часильев достаточно жёстко оценил работу нынешнего тренерского штаба, сказав в интервью «Чемпионату», что Михаил Шашминский вовсе не те люди, которые должны тренировать национальную команду. И что руководству СБР уже сейчас надо думать о том, кто из тренеров будет готовить сборную к Олимпийским играм.
Конечно же, можно возразить. Вспомнить, например, о том, что сезон получился скомканным в силу объективных причин. Из-за позднего избранова президентом СБР (оно произошло лишь в июле) страна лишилась сразу нескольких специалистов уровня сборной: работать в другие страны, не дождавшись контрактных предложений от нового руководства, уехалинын ич.
Безусловно, не президент СБР должен нести ответственность за ту чехарду, которая происходит в главной команде страны. Как и за отсутствие результата. Но именно его прерогатива — назначить человека, который отвечал бы абсолютно за всё, что происходит в сборной: дисциплину, результаты, работу технических специалистов, квалификацию врачей и массажистов. Выбор отелей, наконец. Чтобы этот человек не извинялся после гонок в камеры, а был в состоянии объяснить, почему нет результата и что сделано, чтобы этот результат был.
Заступивший на должность главного тренера командий с этой функцией не справился. Объективные причины, безусловно, есть: Польховский не сумел привлечь к работе, как планировалча и Роберта Кабукова и получил в качестве подчинённых совсем других людей. В такой ситуации ответственность главного сразу размывается. В точности по фразе Филиппа Филипповича Преображенского из «Собачьего сердца»: «Я их туда не назначал».
Хотя, казалось бы, примитивная истина: прежде чем начинать какое-то большое дело — неважно, идёт ли речь о бизнесе, спортивном коллективе или любой другой деятельности, где существует понятие «результат», нужно первым делом сколотить команду единомышленников.
В этом отношении ещё один громадный минус российского биатлона — разрозненность основной, резервной и юниорской команд. Каждая сама по себе, со своими задачами, интересами и отсутствием общей цели. И всех, заметьте, всё устраивает. Всегда можно в случае неудачи развести руками и перебросить стрелки. На сервис, погоду, пандемию, личные причины, наконец.
Возможно, Шашилов действительно слишком мягок, а Каминский не слишком погружён в тему биатлона. Вот только проблема здесь не в них. Они — заложники всё той же ситуации, в рамках которой разброд и шатания биатлонистов давно стали нормой, а тренер по большому счёту вообще не руководит процессом.
Принято говорить, что в сборной команде собраны лучшие из лучших. Мол, других биатлонистов подобного уровня в стране просто нет. Текущий сезон убедительно доказал: если из сборной, отрешившись от личных симпатий, личных учеников и региональных интересов, вообще убрать тех, кто бегает сейчас, потеря окажется невелика — большинство результатов, показанных на протяжении текущего сезона таковы, что лучше бы их не было совсем. Более того, действительно нет смысла ждать до Олимпиады-2022, чтобы, потеряв ещё один год, воплотить в жизнь очередную неработающую схему.
Да и ради чего ждать? Ради эстафет, в которых мы, возможно, сумеем зацепить в Пекине бронзовые медали? Но ведь с таким же успехом можно рассчитывать на это, вообще распустив нынешнюю команду по домам на индивидуальную подготовку. И почему бы, собственно, не пойти на такой шаг? Если кто-то, как это происходит сейчас, предпочитает по своему усмотрению решать, нужны ли ему дополнительные стрелковые тренировки, сколько километров пробегать в ходе предсезонки и с кем из тренеров работать, — флаг, как говорится, в руки. Но вне сборной.
В этом формате нет смысла делать исключение даже для «священной коровы» российского биатлонаа: он ярко выраженный индивидуалист, ценность которого не всегда очевидна даже в эстафетах, к тому же весь последний сезон Александр провёл не столько с прицелом на Олимпиаду, сколько под флёром былых, прошлогодних заслуг.
Слишком резко? Возможно. Но впору вспомнить, как те же норвежцы три года назад не пошли навстречу куда более легендарному Уле-Эйнару Бьорндалену. Причём первопричиной решения стало не столько то, что норвежец не выполнил критерии отбора в олимпийскую команду (это было скорее последней каплей), а сколько нежелание восьмикратного олимпийского чемпиона по личным причинам готовиться к Играм в рамках сборной. Об этом Уле-Эйнар сам сказал в интервью после Олимпиады.
«Норвежская команда была совершенно не заинтересована в том, чтобы я возил с собой по сборам жену и дочь, поэтому я спросил Зигфрида Мазе (главного ой. — RT), возможен ли вариант, при котором я буду готовиться к Играм вне команды, а он будет приезжать ко мне на два дня каждый месяц вплоть до начала соревновательного сезона, чтобы контролировать, как идёт подготовка. Зигфрид ответил категорическим отказом. В ходе того разговора я и понял, что не стоит рассчитывать ни на какие послабления. Мазе слишком хорошо дал понять: если я досконально не выполню все квалификационные требования, в команде меня не будет. А если случится так, что при равных результатах тренерам придётся выбирать между мной и более молодым спортсменом, этот выбор будет сделан не в мою пользу», — вспоминал Бьорндален.
От того тренерского решения норвежская сборная только выиграла. Нам же хорошо бы сейчас понять: если мы хотим вернуть российский биатлон на некогда высокие позиции, в команде должны быть собраны лишь те атлеты, кто понимает: железная дисциплина — закон. Как и распоряжения тренеров. Хорошо бы вообще включить в контракты соответствующий пункт. И почему-то кажется, что желающих попасть в сборную и работать на таких условиях окажется больше, чем реальных вакансий.
Возможно, кого-то такая система надломит и выплюнет, но это означает лишь то, что на освободившееся место придут другие атлеты. Спорт в этом отношении весьма жёсткая штука. Но это всего лишь данность, которую нужно принять всем тем, кто намерен всерьёз играть в эту игру.