Ещё

«Я желаю ему смерти» 

«Я желаю ему смерти»
Фото: Allsport UK / Getty Images
В 1995 году состоялся один из самых жестоких поединков в истории мирового бокса. За титул чемпиона мира во втором среднем весе по версии Всемирного боксерского совета (WBC) боролись британец Найджел Бенн и американец Джеральд Макклеллан. Боксеры дрались насмерть в прямом смысле слова: американец едва не погиб на ринге, а британец получил тяжелую психологическую травму и пытался покончить с собой. Поединок вызвал широкий общественный резонанс, а в Великобритании из-за этого даже предлагали запретить бокс. Виноватым посчитали рефери, который не знал английского языка и не остановил бой вовремя. «Лента.ру» — о поединке, который в англоязычной прессе называют не иначе как чудовищным и просто варварским, и о том, чего он стоил боксерам.

Клиент

25 февраля 1995 года. «Нью Лондон Арена», Миллуолл, Лондон, Великобритания. Турнир WBC, бой за титул чемпиона мира во втором среднем весе. В красном углу — 27-летний американец Джеральд Макклеллан — чемпион мира в средней весовой категории по версии WBC и Всемирной боксерской организации (WBO). Напротив — 31-летний британец Найджел Бенн, чемпион мира в суперсреднем весе, прославившийся своей агрессивностью и прозванный английскими фанатами Темным разрушителем.
В случае победы Макклеллана ждал поединок с Роем Джонсом-младшим. К этому он и стремился, а встреча с менее статусным Бенном считалась проходной. Не зря с 1992 года Макклеллан сотрудничал с промоутером Доном Кингом, известным своей способностью создавать звезд. Правда, действовал Кинг чаще всего совершенно бессовестно. Спортсмены были для него расходным материалом и средством зарабатывания денег.
Кингу неоднократно приходилось судиться с бывшими клиентами, которые обвиняли его в мошенничестве. Среди них были, например, , и . Так, последний в 1998 году подал судебный иск в размере 100 миллионов долларов, утверждая, что промоутер обманывал его в течение десятилетия. Дело было закрыто до суда: Кинг выплатил «отступные» — 14 миллионов долларов.
Именно Кинг настоял на том, чтобы Макклеллан сменил тренера — вместо опытного Эммануэля Стюарда он стал работать со Стэном Джонсоном. Все потому, что Кингу нужен был человек, который будет стремиться к результату, даже если придется пренебречь здоровьем спортсмена. Стэн подходил идеально. Впрочем, к компетентности специалиста и без того было немало вопросов. Впоследствии претензии к нему предъявляла, например, сестра Макклеллана Лиза.
Джеральд был фаворитом поединка. Причем закончиться все должно было в первом же раунде. Макклеллан лидировал по соотношению побед быстрым нокаутом среди боксеров всех весовых категорий, когда-либо выходивших на ринг. Его называли миниатюрным Тайсоном.

Особая жестокость

Тем не менее нокаутировать соперника в первом раунде Макклеллан, как планировал, не смог. Он отправил его в тяжелый нокдаун, так что Бенн даже выпал из ринга через канаты. Британца это, впрочем, не остановило, он быстро пришел в себя. Уже во втором раунде поединок выровнялся, боксеры то и дело входили в клинч, а после выхода из него обменивались сокрушительными ударами. Очевидцы замечали, что более жестокого боя им видеть не приходилось. Боксеры отчаянно избивали друг друга.
«Джеральд хотел не победить, он хотел убить Бенна», — вспоминал Джонсон.
В таком духе прошли шесть раундов. Американец, которого злило, что бой так затянулся, стал заметно нервничать и действовать сумбурно. Он пропустил несколько жестких ударов в голову и заплатил за это слишком дорого. Перед седьмым раундом он попросил тренера остановить поединок: «Я не понимаю, что со мной происходит», — пожаловался Джеральд. Джонсон отказался реагировать на слова подопечного: Кинг бы точно не одобрил сдачу боя. При этом Макклеллану действительно становилось хуже. К девятому раунду он стал вялым, почти не атаковал, то и дело вынимал капу изо рта и часто моргал. Рефери, как и секунданты американца, на эти знаки внимания не обращал. Бенн при этом, кажется, действовал на адреналине и только прибавлял.
В десятом раунде после серии ударов в затылок Макклеллан опустился на колено и показал перчаткой на голову. Рефери вновь не отреагировал, и Бенн принялся добивать соперника. Американец попытался встать, но вновь рухнул на колено, дождался, когда закончился 10-секундный отсчет, и побрел в угол ринга под бешеные овации зала. Британец бурно праздновал победу, в квадрате суетились организаторы, и на растянувшегося в углу американца, которого обступила его команда, никто не обращал внимания. Кинг, кстати, тоже не спешил к клиенту, а крутился рядом с новым чемпионом.
Макклеллан терял сознание и приходил в себя, ничего не видел и с трудом дышал, так что пришлось надеть ему кислородную маску. Тренер Джонсон позже рассказывал, будто Макклеллан повторял: «У меня такое чувство, будто он [Бенн] бегает у меня в голове». Было понятно, что американцу срочно нужна помощь медиков. Его погрузили на носилки и на скорой отправили в Королевскую больницу в Уайтчепеле. По дороге Макклеллан, будучи в сознании, спрашивал только лишь: «Меня вырубили? Я же не сдался?» В больнице американцу удалили гематому, которая образовалась в головном мозге, и 11 дней боксер провел в коме.
Уже тогда было ясно, что вернуться в спорт американец не сможет. Он оказался парализован, почти полностью потерял зрение и на 80 процентов — слух.
Реакция на это была неоднозначной: одни жалели Макклеллана, другие, среди которых был и Кинг, насмехались. «Он сдался, как чертова собака», — сказал промоутер позже. Он отказал американцу в финансовой помощи, хотя знал, что страховка не покроет всех расходов. Макклеллан был для Кинга очередным проектом, от которого он отказался сразу же после провала. Родным Джеральда, которого еще нужно было перевезти в Штаты, даже пришлось занимать деньги у друзей.
Бенн по пути в раздевалку, кстати, тоже потерял сознание. Все обошлось, а в больнице у него диагностировали только перелом челюсти и ушибы. Уже на утро его отпустили домой. А в первом же разговоре с журналистами британец цинично заявил: «Лучше он, чем я». Эту фразу Бенну припоминают до сих пор, а сестра Макклеллана не раз признавалась: «Я желаю ему смерти».

Кто виноват?

Британское правительство поставило вопрос о запрете бокса в стране. Под угрозой закрытия оказались все тренировочные центры. Вместе с тем началось расследование. Кого винить в произошедшем? На первый взгляд, французского рефери Альфреда Асаро, который не остановил поединок вовремя. Ведь он мог сделать это еще в первом раунде.
Выяснилось, что Асаро не знал английского, что помешало ему оперативно отреагировать на поведение боксеров, кроме того, он судил лишь второй в жизни бой такого масштаба. Сам француз свою вину категорически отрицал: «Зачем мне говорить по-английски, чтобы судить? Мне достаточно условных обозначений, чтобы общаться с боксерами». Он добавлял, что в любом случае претензии нужно предъявлять не ему, а тем, кто его назначил.
Еще Асаро настаивал, что винить нужно команду Макклеллана, потому что это тренер Джонсон должен был выбросить полотенце на ринг. Джонсон же оправдывался и объяснял, что причин останавливать поединок не было, а сам Макклеллан не пережил бы поражения. О том, что боксер просил закончить поединок, Стэн молчал.
А в 2010 году он заявил о наличии доказательств, что Бенн принимал стероиды. Их следы, по словам тренера, были найдены в крови британца, которая осталась на ботинке его подопечного. Почему ему потребовалось 15 лет, чтобы рассказать об этом, — вопрос без ответа. Джонсон подчеркнул, что соперник Макклеллана после боя не тестировался на допинг, потому что был доставлен в больницу из-за потери сознания. Обморок, как он посчитал, был притворством. Бенн, что логично, вину не признал.
Стэн Джонсон, тренер Макклеллана
Я был очень опытным тренером, одним из лучших в этом проклятом деле, и Джеральд знал это, поэтому нанял меня

«Я действительно был таким крутым?»

Британец, хотя так и показалось вначале, легко не отделался. Да, врачи установили, что травмы он получил несерьезные, и угрозы для жизни не было. Еще год он продолжал профессиональную карьеру, но успеха не достиг. В марте 1996 года раздельным решением судей уступил Тулани Малинге, в июле был нокаутирован Стивом Коллинзом, в ноябре вновь проиграл нокаутом тому же Коллинзу, после чего и повесил перчатки на гвоздь. Но все это время он страдал от психологической травмы.
Чтобы как-то прийти в себя, Бенн пристрастился к наркотикам и стал постоянно изменять жене, от которой у него было двое сыновей. Ничего не помогало.
«Моими пристрастиями были наркотики и женщины. Я не собираюсь прятаться. Я был слабым», — вспоминал позже он.
Затяжная депрессия привела к попытке суицида. После Бенн долго лечился, но результата все не было. Спасение британец нашел в религии. Он обратился к Богу, когда ему уже исполнилось 40, и это перевернуло его жизнь. Сейчас он примерный семьянин, охотно общающийся со спортивными СМИ о боксе. А еще он регулярно собирает деньги на лечение соперника в том роковом бою. В год на поддержание жизни Макклеллану требуется 70 тысяч долларов.
Американец жив, но очень плох. Бывший боксер так и не встал на ноги, по-прежнему слабо слышит и не видит, а еще почти ничего не помнит. При этом сознание у него вполне ясное, и он узнает близких. Когда ему рассказывают, каким сильным он был спортсменом, Макклеллан удивляется: «Неужели это правда? Я действительно был таким крутым?» Живет Джеральд с сестрой Лизой, которая ухаживает за ним, потому что дети и жена от него отказались. Лиза в разговорах с прессой подчеркивает, что брату приходится тяжело.
«Он всегда говорит мне, что все потерял в ту ночь. А я говорю ему: нет, ты выиграл», — рассказывает она.
Помогает бывшему боксеру, в том числе и финансово, Рой Джонс-младший, с которым Джеральд так хотел сойтись на ринге. Некогда соперники стали поддерживать связь почти сразу после трагедии. И когда в 2004 году Джонс оказался в нокауте от , Макклеллан не смог сдержать слез.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео