Не / очень / жаль 

Не / очень / жаль
Фото: Vringe.com
details summary:after {content: «Кликнуть здесь и почитать, откуда в социуме столько негатива в адрес проигравшего»;} details [open] summary:after {content: «Закрыть и не видеть этого»;}
Пять лет назад довелось писать о землетрясении в мире бокса — поражении доминатора супертяжёлого веса Владимира Кличко. Сегодня — очередной минор для поклонников боксёра из Украины, на этот раз Василия Ломаченко, мастера перчатки и одного из лучших своей эпохи.
Помните, насколько опечалена была страна в ноябре 2015-го, когда «Dr. Steelhammer» точно так же на тихой волне влетел Фьюри? Ничего такого сейчас не наблюдается. Есть разочарованные, есть немного расстроенных, — и только. И дело даже не в разных уровнях популярности или раскрученности братьев Кличко вне мира бокса. В чём оно — обсудим ниже.
А сейчас надо выдохнуть и всё-таки написать это: Ломаченко проиграл главный бой профи-карьеры. Личная трагедия. Что поделать. Всякое бывает.
Василий оступился в шаге от заветной мечты, когда большинство из нас этого если и ожидало, то где-то там, на задворках подсознания, которое нашёптывало, что противник здоровее, мощнее, да и вовсе не тупой панчер. Что чаша весов с хорошим, крупным и молодым боксёром вполне может перевесить чашу с классным, но мелким и тем, что на девять лет старше.
Были такие мысли? Были. Но то, что в этот раз у Ломаченко мотивация была как на дрожжах, плюс превосходство в технике, скорости и многократно в опыте, а также бегущий впереди паровоза хайп Теофимо, — всё это склоняло к мысли, что американца после нескольких спокойных раундов «покусают» пчёлы.
А разозлённые двумя годами болтовни отца и сына Лопесов покусают ещё и с пристрастием.
Уверенности в этом слегка добавило, как на взвешивании Ломаченко без проблем юркнул к «понторезу» из Бруклина и с кривой ухмылкой пофехтовал с ним взглядами. Очень заряженным выглядел. Не «горящим», именно по-спортивному злым, смотрящим на мальца как бы чутка сверху.
Более того, что обещали нам до боя? Спросить за каждое обидное слово? Это что, просто трэшток был?
Объясняем, почему вспомнилось. Дело в том, что Ломаченко приучил всех: по части бокса он если и говорит, то по делу, и если уж что обещает — сделает. В этот раз вышло иначе. Мы не увидели ни голода претендента (а в унификации оба участника — претенденты), ни огня, ни желания драться за победу любой ценой. Это же, в конце концов, бой за абсолют. Это не Марриагу или Пирийяпиньо окучивать. Здесь наследие, историческая хроника, слава, — всё то, о чём Василий неоднократно говорил «до».
Но то, что мы по-старинке поверили Ломаченко, это наша личная боль, к случившемуся 17 октября она имеет лишь косвенное отношение.
У нас пока нет чётких объяснений этому, кроме длинного списка разных причин:
—> Лопес; —> крепкий дисбаланс участников боя по части «физики» и габаритов; —> неспособность перекроить тактику по ходу встречи; —> регулярные бодипанчи Теофимо, сбившие дыхалку, откуда происходит следующий пункт; —> отсутствие фирменной функционалки на всю дистанцию; —> недостаток темпа и многоударных комб — то, что угнетало оппонентов; —> долгое время желание всё разыграть на 100% безопасно, чего противник не давал; —> безударные танцы, круги и демонстрация защиты большую часть боя, за которые очки не дают, даже если ты неуловим — а ты не такой; —> заметные опасения напороться на плюху Лопеса; —> не лучшая работа в инфайтинге; —> заряженность только на голову; —> дефицит работы корпусом, с углами; —> долгий простой без боёв, что с его стилем и в этом возрасте чревато; —> возможная самоуспокоенность из-за дифирамбов отовсюду — «я звезда, конкурентные раунды считают мне»; —> спортивная старость?
Многие эти пункты настолько переплетены и/или следуют один из другого, что рассмотрение всех причин по-отдельности украдёт у читателя час времени.
Если коротко, почему сегодня без праздника в стане «Ломы» — в 12 раундах было два поединка: с 1-го по 7-й, когда Василий боксировал от защиты, и с 8-го по финиш — с акцентом на атаку. И если первый «бой» он фактически проспал, то во втором, когда в него, наконец, вставили батарейки, начал набрасывать, как умеет.
Но Теофимо не стушевался и дал бой. Не позволил противнику подвязать все оставшиеся раунды себе в актив. Сегодня отсутствовал органичный справ защита/атака а-ля Ломаченко. Было по-отдельности.
«Фима» же по-своему красавчик. Да, к схеме, когда кто-то собирает титулы по одному, а потом приходит другой и забирает всё скопом, есть вопросы, но куда деваться от правил. Всё честно.
Красавчик не потому, как завоевал вязанку поясов: от абсолютного чемпиона хочется видеть более уверенное выступление. А не наблюдать, как раунды уходят за барабан по блоку, потому что тот, за блоком, мало что делает. Но «за базар» ответил. Сделал так, что Ломаченко выглядел просто хорошим боксёром и не генерировал ахи и охи фанатов. Захват дивизиона Тео совершил. Прозвище оправдал. Стал самым молодым обладателем всех четырёх титулов с 1988 года, когда появилась WBO. Браво!
Красная нить успеха Теофимо — работа в туловище, целеустремлённая и явно заготовленная «под Ломаченко». Последнего догоняли бодипанчами с самого начала боя. Где-то Василий успевал среагировать на ногах, но достаточно и пропускал. С крупным и рукастым лишь уклоняться было мало.
В каждом из раундов первой половины Ломаченко удавался залепить один–два ярких удара. То слева в бороду (2-й), то двойку туда же (3-й), то справа в ухо несущемуся на тебя Лопесу (5-й), то пару джебов (6-й). Понимаете? Один–два. Ну, три. Не 11, 12 или 13. На фоне инициативности американца это выглядело бледно.
Теофимо оставался сдержанным, слушался отца в углу — не шёл махаться или прессовать Василия, но поддавливал и был вполне активным в атаке, в отличие от противника. Больше половины выброшенного летело в защиту, над ныряющим визави или свистело перед ним, но и того, что долетало, всё равно хватало, чтобы брать раунд за раундом.
Ломаченко тем временем, как выразился комментатор, «читал противника, словно книгу». Выдерживал, как сознательный гражданин, социальную дистанцию, присматривался и финтил. И всё. Первые пару раундов это воспринималось нормально. Привычно даже. Но вопрос «а когда бить начнёт?» ёрзал всё настойчивее. Постепенно стало казаться, что Василий просто не до конца уверен, что делать.
Тео обосновался в центре ринга, напряжённо, но уверенно работая из-под джеба, и отказывался быть простецким агрессором, которого было бы удоб-м раунде Ломаченко на время перестал порхать по рингу, даже упёрся немного, но Лопес на это отреагировал сдержанно.
Налицо была тщательная подготовка под визави, хотя в период раскрутки батька так и норовил сойти за неадеквата. Напрашиваются параллели с Дэнни и Анхелем Гарсиа.
Святослав Осипов был оперативнее всех на запрос о комментарии, и прислал нам весточку с Волыни:
«К 4-му раунду показалось, что совсем недавно точно такое мы уже видели. Когда противостояние ожидалось конкурентным и интригующим, а по факту получилось односторонним и даже скучным. Ведь если у одного бойца подавляющее преимущество в огневой мощи и антропометрии, то второму придётся несколько раз подумать, прежде чем инициировать сближение. Забавно, но сам Ломаченко тогда говорил о том поединке примерно следующее: „Это очень крутой шаг. Я его за это уважаю. Не скажу, что у Гарсии нет шансов, но на его месте я бы на такое не пошёл. Спенс — это вам не какой-то рядовой боксёр. Он вам не просто парень, который по привычке ходит в зал. По-моему, пора прекращать лепить отмазки. Пора отдать должное Лопесу. Сегодня он всё всем доказал. И это здорово — у нас новый боец „паундового“ уровня. Добро пожаловать, Тео!“
Нех