Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Интервью Расса Анбера — о Ломаченко, Усике и Гвоздике

Владелец компании Rival, один из лучших тейпировщиков в профессиональном боксе канадец Расс Анбер дал интервью для Instagram-канала LuckyPunchNet.
Интервью Расса Анбера — о Ломаченко, Усике и Гвоздике
Фото: Vringe.comVringe.com
В беседе Расс рассказал о работе с известными украинскими боксёрами — экс-чемпионом в 3-х категориях (14-2, 10 КО) и бывшим абсолютным чемпионом тяжёлого веса (18-0, 13 КО), назвал их самые сложные и лучшие поединки, а также прокомментировал возможное возвращение в бокс экс-чемпиона полутяжёлого дивизиона .
— Мистер Анбер, что вы знали об украинском боксе перед тем, как начать работать с Ломаченко и Усиком?
— Я всегда знал, что у Украины сильная боксёрская школа, потому что я работал не только как тренер, а и как аналитик бокса на телевидении с 1988 года. Я освещал шесть Олимпийских игр. Я знаю о карьере Усика, я знаю о карьере Ломаченко в любителях. Я комментировал их поединки для канадского телевидения. Я наблюдал за Ломаченко на двух Олимпиадах — в Китае и в Лондоне. Забавная вещь — где-то год назад я копался в своих бумагах в офисе и наткнулся на файл об Олимпиаде в Китае. И на одной из бумаг имя Василия было обведено кружком и помечено звёздочкой. Так я отметил лучшего боксёра Олимпиады. С ума сойти. Я знал его по чемпионату юниоров, ещё тогда знал, какой он талант. В то время я даже не помышлял, что буду работать с Василием Ломаченко. Наблюдать за его боями в любителях, а сейчас наблюдать за ним в профессионалах — для меня это нечто особенное.
Я смотрел бой Усика и Бетербиева на Олимпиаде в Лондоне. Я комментировал этот бой на ТВ. В то время я не знал, что мы будем связаны. Ведь ты не знаешь, что случится. Для меня честь работать с ними.
Я всегда знал, что такие ребята, как Беринчик, Гвоздик — очень хорошие бойцы. В Восточной Европе всегда был сильный бокс. Может быть, сейчас для остального мира это сюрприз, но для меня это не сюрприз. Я был в Болгарии в 1987 или 1988, когда всё ещё был "железный занавес", но мы знали о всех отличных болгарских бойцах, о бойцах из восточной Европы, мы видели их. И это не сюрприз для меня, что в Восточной Европе есть отличные бойцы.
— В первом поединке Усика в США вы были его тренером?
— Нет, его тренером был Али Башир, а я был катменом. Я готовил Усика к его второму поединку в США с .
— Каково это было и что вы делали в то время?
— Мы были в тренировочном лагере с Ломаченко. Усик тренировался в то же время в том же месте. Эгис Климас спросил меня, могу ли я помочь им с подготовкой, потому что Папаченко был с Ломой, а Усик готовился сам по себе на первом этаже. Я ответил: "Конечно, я с удовольствием сделаю это". Это был отличный опыт. Я действительно насладился, работая тренером Усика. В нём так много таланта и его можно многому научить. Он любит учиться. Он как студент, как губка, он постоянно хочет принимать информацию. А для меня это очень важно, потому что любительский и профессиональный бокс сильно отличаются.
— Какие были самые сложные бои в работе с Василием и Александром?
— Я больше всего разочаровался поединком Василия с Теофимо Лопесом. Это был научный бой. Я думаю, Ломаченко доказал, насколько он великий. Потому что был способен вернуться после проигранных первых 5-6 раундов. Если бы это был 15-раундовый бой, он бы победил. Слушайте, Теофимо Лопес — это отличный боец. Что мог сделать Лома против такого сильного, мощного оппонента? Я думаю, люди реально не понимают, насколько хорош Лопес. Он отличный боксёр, уверенный в себе, сильный, быстрый, терпеливый, тяжело бьёт. Было много препятствий для Ломаченко в бою с Теофимо Лопесом. И мало-помалу компьютер Ломаченко работал, каждый раунд он начинал просчитывать Лопеса, начал возвращаться в бой. Для меня это был очень-очень близкий поединок. Может быть, разница в том, как вы оцените раунд номер 2.
Мне хотелось бы, чтобы они провели реванш, потому что это огромный бой. Это поединок лучших бойцов, который нужен боксу. В другую эру подобный реванш уже бы состоялся, потому что фаны любят это, люди любят это, эксперты разделились во мнениях, как должен был быть оценён бой. Как по мне, должен быть реванш. Я очень разочарован в своём спорте из-за того, что этот поединок ещё не состоялся. Для меня бой Ломаченко с Лопесом ранил меня больше всего.
Лучшая его победа со мной была против Ригондо. Для меня она была очень особенной. Для меня было важно одержать победу над теми, кто работал с Ригондо в то время. Это моя самая любимая победа Ломаченко.
Лучший опыт из всех боёв был в поединке с Линаресом. Потому что это было в Madison Square Garden. Ещё будучи ребёнком MSG для меня был Меккой. Это не был мой первый бой там, но драться там это всегда нечто особенное: это олдскул, это история, это часть легенды бокса.
А для Усика Майрис Бриедис был очень-очень сильным оппонентом. Я думаю, люди недооценивают, насколько хорош был Бредис, насколько он умён в ринге. Я думаю, Усик из-за своих отличных кондиций, количества выброшенных ударов немного вывел Бриедиса из его зоны комфорта. Но Бриедис доказал, насколько он хорош, став чемпионом после этого. Я очень уважаю Майриса Бриедиса. Он хороший боец. Все критиковали выступление Усика, но Бриедис был очень подготовлен, очень умел. Он провёл адский поединок против Усика.
Мой самый любимый поединок с Усиком — бой за кубок с Гассиевым. Это был очень особенный момент, быть в углу победителя первого Кубка Мухаммеда Али. Это была очень особенная ночь. Я также был в тренировочном лагере Усика к этому поединку. Вся команда была там. Папаченко, были в лагере. Находиться там для меня было нечто особенным. Я насладился пребыванием там.
— Вы хотели рассказать историю об украинском галстуке.
— О, да. Когда я впервые работал с Ломаченко, и он сказал: "Добро пожаловать в команду Ломаченко"... Когда я приехал к нему на следующий бой, он сказал: "Расс, у меня для тебя сюрприз. У меня для тебя подарок". Это было очень трогательно. Это был желто-голубой олимпийский галстук, который он получил в олимпийской команде. Он говорит: "Я знаю, что вы одеваете галстуки, когда работаете в углу " Это потому, что я уважаю великих тренеров из прошлого, которые носили галстук, находясь в углу. Я всегда одеваю галстук, когда работаю в углу. Это дань моего уважения боксу. Он дал мне свой олимпийский галстук, и теперь я всегда одеваю его, когда работаю с Усиком и Ломаченко. Для меня дорогие вещи, как часы Rolex, бриллианты, — это ничего для меня не значит. Лучшие две вещи, которые я получил от Усика и Ломаченко — это галстук и этот кулон (показывает]. Это для меня значит больше, чем любые дорогие подарки. Галстук всегда со мной. Я всегда его храню возле себя. Я горд носить его, потому что знаю его историю.
— Что вы думаете, может ли Александр Гвоздик вернуться в бокс?
— Всё зависит от Алекса Гвоздика. Говорить, что ты хочешь вернуться — это одно. Конечно, ты можешь вернуться, но готов ли ты вернуться, хочешь ли ты снова жертвовать собой, хочешь ли ты снова быть вдали от своей семьи, хочешь ли ты опять пропускать удары? Это непростой вопрос. Можешь ли ты вернуться? Да, конечно, но можешь ли делать это так же, как делал ранее? С того времени, когда ты был ребёнком, ты тренировался, тренировался, тренировался, делал вес, тренировался, тренировался, принимал удары, делал вес, постоянно тренировался, чтобы дойти туда. И потом ты проигрываешь в профессионалах. Это очень сложная вещь. И тут всё зависит от типа личности. Иногда люди возвращаются после поражения и становятся ещё лучше. Всё зависит от индивидуума, от личности. Это вопрос к Алексу. Алекс — это отличный парень. Люблю его, он хороший человек. Уважение всего мира для него. Что бы он ни решил сделать, пускай сделает, потому что он размышлял об этом, и он умный парень.
— Что знают в Канаде и в Америке об украинских ребятах, не о Ломаченко и Усике, а о других бойцах?
— Мне кажется, в Америке особо не обращают внимания на других бойцов. Они даже не обращают внимания на канадских бойцов. Они беспокоятся только о себе и том, что происходит внутри Америки, и не смотрят за границу. У меня однажды был спор с американским журналистом. Я не буду называть его имя. Когда стал чемпионом, он написал твит: "Невероятно. Сергей Ковалёв пришёл из ниоткуда и стал чемпионом мира". Я тогда сказал: "Что ты имеешь в виду — пришёл из ниоткуда? Этот человек был в национальной команде, он был топовым любителем, перешёл в профи, он отличный боец, если ты хоть немного знаешь бокс и следишь за ним". Этот парень не пришёл из ниоткуда. Они не слышали о нём, потому что не следят за тем, что происходит в остальной части мира. И речь не только об украинских бойцах, речь о любых бойцах вне Америки. Они не обращают на них внимания. Если это не в Америке, то это нехорошо, но если ты выиграешь в Америке — Ок, ты — звезда. И это правда. Если ты хочешь стать именем в боксе — ты должен победить на американской земле, должен выиграть на американском телевидении. Но это не значит, что нет других отличных бойцов по всему миру.
Чтобы не пропустить самые интересные новости из мира бокса и ММА, подписывайтесь на нас в Instagram, Facebook и Twitter.