Что не так с левым движением на Дальнем Востоке

«»: от митингов к листовкам «Российский объединенный трудовой фронт» или «РОТ Фронт» в середине десятых был активным участником протестных акций. Сама партия появилась больше десяти лет назад, после того как в 2003-2007 годах власти провели реформу избирательного законодательства. Первый съезд «РОТ Фронта» состоялся в 2010 году. В течение нескольких последующих лет партийцы наращивали активность в регионах. В Хабаровском крае и Приморье они регулярно выходили на протестные акции. В свое время во Владивостоке активистов с флагами «РОТ Фронта» едва ли не каждую неделю можно было наблюдать на центральной площади. Сейчас от партии практически ничего не осталось. ликвидировал организацию еще в 2020 году за неучастие в выборах. Деятельность ее актива на Дальнем Востоке стала практически незаметной. В Хабаровском крае «РОТ Фронт» объединился с Российской коммунистической рабочей партией (РКРП), в Приморском крае он окончательно прекратил свою деятельность шесть лет назад. Лидер приморского «РОТ Фронта» Николай Соснов вообще отошел от политики и ударился в литературное творчество. С прессой он общается не слишком охотно: редакции «ФедералПресс» не удалось получить от него комментария. «Левый Фронт»: борьба с репрессиями Относительно активную деятельность в ДФО ведет общественное движение «Левый фронт» . Его главная цель – построение социалистического общества в России. Наиболее ярко организация проявляет себя в Якутии. В последний раз заметную активность на Дальнем Востоке фронтовцы проявили в Якутске 4 апреля. Тогда в честь 100-летия якутского Комсомола состоялось памятное мероприятие — возложение цветов к памятнику местным комсомольцам. Еще одна точка активности «фронтовиков» — Хабаровский край. В марте сторонники организации провели митинг против репрессий на Комсомольской площади Хабаровска. На митинг собралось около 100 человек, среди которых были представители Левого Фронта, сторонники и члены других организаций. Участники акции потребовали освобождения всех политических заключенных, независимо от их партийной принадлежности, а также проведения честных выборов в сентябре этого года. партии в регионе является депутат Закдумы Максим Кукушкин, которого со скандалом исключили из в январе. Причиной конфликта стала банальная внутрипартийная борьба. Он рассказал «ФедералПресс», что ему действительно импонирует идеология «Левого Фронта». «Это движение объединяет людей с коммунистическими и социалистическими взглядами. У нас неплохая активность, по сравнению со многими организациями. В марте, например, была акция и автопробег, которые хорошо «зашли» людям. Мы активно сотрудничаем с другими левыми организациями, например, движением «За новый социализм», – рассказал Кукушкин. Партий много, активности мало В список более-менее активных организаций можно отнести «Партию Социальных Реформ - Прибыль от природных ресурсов - Народу». Официально ее зарегистрировали еще в 2014 году. В ДФО она себя долгое время никак не проявляла, хотя отделения партии существуют в Хабаровске, Благовещенске и Улан-Удэ. Однако в июле 2019 года партия выдвинула кандидатов в депутаты Законодательной думы Хабаровского края седьмого созыва. На Дальнем Востоке существуют отделения и других левых сил. Но одно дело – существовать, держать помещения и периодически собираться своим узким кругом, и совсем другое – активно участвовать в политической жизни региона. И вот тут-то на сцену почему-то выходят либо парламентская КПРФ, либо «Фронты». Как отмечает политолог Александр Андони, причин столь ахового положения левых на Дальнем Востоке несколько. «Состоять в такой организации в наших реалиях довольно опасно. Несмотря на идейность, мало кто согласится отказаться от каких-то благ. При этом в парламентском, легальном, поле достаточно левых партий: например, и КПРФ. Нужны ли населению другие левые движения, иной формат их работы? Скорее всего, да. Но они до сих пор не обрели какой-то правильной формы», – подчеркнул политолог. Впрочем, основная причина кризиса левых – отсутствие нормальных долгосрочных планов. Как отмечает политолог Даниил Ермилов, для создания крепкой партии необходима общая конкретная цель. Уже на этом этапе у социалистов и коммунистов, как правило, возникают проблемы. «Чаще всего люди вступают в маленькие партии и объединения после того, как их чем-то обидели, чем-то ущемили их права, и теперь нужно бороться против несправедливости. Особенно, если мы говорим об оппозиции – левые движения, как правило, не очень дружелюбно относятся к властям. Это, к сожалению, не очень прочный фундамент», - отмечает эксперт. Столичная тусовка Еще один не менее важный фактор: руководство большинства левых организаций – это представители столичной «тусовки», которые делят один большой пирог. Борьба за регионы в этой системе совсем не является приоритетом. «Они живут своей жизнью, ругаются с КПРФ по своим личным карьерным соображениям. Многих участников левых малых партий когда-то выгнали из числа коммунистов, они обиделись и создали что-то свое. Ситуации бывают разные, но результат остается один», – рассказал «ФедералПресс» политолог . Он добавил, что из Москвы поддерживать связь с Дальним Востоком очень сложно. Тут и расстояние, и разница во времени. Поэтому ДФО часто выпадает из центра внимания малых партий и объединений. Речь, к слову, не только о левых. В России большая часть маленьких партийных организация в принципе кучкуется вокруг Москвы. По вполне резонным экономическим причинам. «По сути, вопрос стоит не в том, что Дальнему Востоку не нужны малые левые объединения. Будем честными – сторонников им будет найти довольно легко. Но проблема в том, что этим партиям не нужен ДФО», – подчеркнул политолог. Конечно, существуют исключения, однако они подтверждают правило. Поэтому, по мнению Матвейчева, жителям ДФО не стоит уделять время и силы малым партиям в принципе, не только левым. «Крупные парламентские партии не могут выдвигать в кандидаты в депутаты людей на 100 процентов вакансий. Эта возможность есть, вероятно, у . А у остальных даже на муниципальных выборах не хватает людей. У многих даже парламентских партий нет активов и отделений на Дальнем Востоке, чтобы вести активную политическую деятельность. Что уж говорить про малые левые объединения?», – уточнил специалист. Олег Матвейчев отметил, что у малых партий есть положенные по закону минимальные 40-50 отделений, так что половина регионов оказывается неохваченными. Бывает и такое, что на весь субъект, как Дальний Восток, нет ни одного отделения партии. Фото: rotfront.su,leftfront.org