Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Политологи подводят первые итоги выборов в Госдуму

Обновлено в 14:20

Политологи подводят первые итоги выборов в Госдуму
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

В минувшие три дня россиярали депутатов Госдумы и региональных парламентов, а также руководителей некоторых субъектов Федерации. Что касается выборов в Госдуму, предварительные результаты на 13:59 таковы: — 49,82%; Ф — 19%; Л— 7,49%; « — За правду» — 7,42%.

По предварительным данным, в Думу проходит и абсолютно новая партия «Новые люди», у нее 5,35% по партспискам.

После объявления первых результатов голосования в штаб «Единой России» не приехали ни лидер партии Дмитрий Медведев, ни лидеры федерального списка Сергей Шойгу и Сергей Лавров. Медведев, генсовета партии Андрея Турчака, не смог приехать из-за болезни

вольте мне поздравить всех вас с чистой и честной победой. Только что разговаривал с председателем партии Дмитрием Анатольевичем Медведевым, он приболкашель, он не смог сегодня [19 сентября] быть вместе с нами. Но он просил всем вам передать огромные слова благодарности, каждому из вас, кто внес свой вклад в наш общий результат. Спасибо вам большое».

Рекордные за последние десятилетия результаты, которые показала КПРФ, ее председатель Гв объяснил тем, что избиратель их услышал и поверил:

— У нас было и больше мандатов. Такой поддержки, как сейчас, у нас не было с 1996 года.

— Рассчитываете на большее количество мест?

— Не на большее количество. Если реально удвоить, утроить результаты, надо успеть отбить их, отстоять.

Предварительные итоги голосования Business FM обсудила с политологом Георгием Бовтом:

— «Единая Россия», с одной стороны, получает меньше, чем на прошлых выборах, с — конституционное большинство у нее все-таки есть, при этом в одномандатных округах, где конкуренция была реальная среди сильных, в том числе оппозиционных, кандидатов, это размыло протестные голоса. В итоге представители победили.

— У вас нет ощущения, что тут оппозиция как-то проморгала и надо было объединяться?

— Оппозиция в России никогда не объединяеэто известная ее болезнь. С этой точки зрения «Единая Россия» и власти в целом провели технологически грамотную кампанию, дав возможность выступить оппозиционерам широким фронтом, и все получили свои небольшие проценты и не прошли.

— Что-то меняется с политологической точки зрения после выборов 2021 года, если сравнивать их с выборами 2016 года?

— Если абстрагироваться от обновленного состава Думы, в которой будет не четыре партии, а пять, и задаться вопросом о том, какая повестка будет у нового парламента, то не ждет никаких сенсаций. Понятно, в каком направлении будет работать социально-экономическая политика, понятно, что никаких особых послаблений по политической части не ожидается, хоть сколько новых людей приведи. Более того, Думой не определяется повестка, а законопроекты ей спускаются от исполнительной власти. Она участвует в обсуждении, вносит поправки и в целом их всегда принимает. Если говорить о законах, которые носят политический характер, то их принятие было близко к консенсусному. Поэтому если понадобятся такие законы, а я думаю, что будет принята очередная порция законов по дальнейшему ужесточению регулирования интернета, то практически все партии проголосуют за них. Не ожидается каких-то радикальных, а даже существенных изменений.

— Но есть «Новые люди». В чем секрет их успеха?

— В том, что, во-первых, для них были созданы благоприятные условия, у них было реноме проекта, это им помогло. Во-вторых, они проводили кампанию, которая оказалась эффективной с политтехнологической точки зрения, часть протестного голосования переместилась на них, особенно после того, как ВЦИОМ опубликовал намекающий прогноз, где дал им 5-6%. Поэтому те, кто хотел голосовать против партии власти, они подумали, что эта проходная, значит, мой голос не пропадет. Этот фактор тоже мог сыграть свою роль.

— Еще про две партии не могу не спросить. Это КПРФ, которая тоже собрала значительную часть протестных голосов, и ЛДПР. Компартия набрала значительно больше, чем было на прошлых выборах, ЛДПР значительную часть голосов потеряла. Как прокомментируете?

— КПРФ и должна была набрать больше, это ожидалось, потому что протестные настроения никуда не делись, они усилились в пору пандемии и на фоне целого ряда решений властей. Что касается ЛДПР, то, в общем, история с Фургалом сработала против них. Их традиционный оплот — это Дальний Восток, Сибирь, где у них были сильные позиции, но они там фактических избиратель не простил то поведение, которое они продемонстрировали в истории с Фургалом. История Дегтярева — это отдельный случай, там были созданы предварительно все условия для его победы на пустом электоральном поле.

— Что касается факторов «Умного голосования», когда уже все закончилось, как оцениваете эту идею, насколько она была реализована, как она повлияла на исход?

— Я всегда оценивал эту идею как деструктивную и продолжаю так считать. Она деструктивная по всем параметрам, по которым только можно. Кроме того, понуждать людей либеральных наклонностей голосовать за коммунистов, это извращение высшей степени, а именно так «Умное голосование» рекомендовало действовать, например, в Москве. Их рекомендации, многие из которых критиковались либералами даже еще на стадии избирательной кампании, критиковались с отвращением. Я думаю, что у него нет большого будущего.

Итоговая явка будет объявлена утром 20 сентября, заявил замглавы ЦИК Николай Булаев. Последние данные по явке опубликованы накануне в 18:00, она составила 45,15%.

По одномандатным округам у «Единой России» явное лидерство: по последним данным ЦИК, партия власти набирает 195 мест из 225. Таким образом, единороссы получают в следующей Госдуме не менее 300 кресел, а значит, конституционное большинство. И, как считают политологи, состав самой «Единой России» заметно обновится.

Из 15 московских одномандатных округов в 13 лидируют представители «списка Собянина». В него кроме кандидатов от «Единой России» вошли четыре самовыдвиженца и представители иных политических партий, например актер Дмитрий Певцов и телеведущий Анатолий Вассерман.

Большинство политологов, опрошенных Business FM, считают, что Дума все-таки станет пятипартийной, но глава коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко в этом не уверен:

— «Новые люди» взяли не только электорат «Яблока», но, конечно же, тех людей либеральных убеждений, которые все-таки хотят, чтобы их голос не пропал, «Новые люди» себе забрали. Было видно, в общем-то, Сардана Авксентьева нокаутом выиграла дебаты у лидера «Яб

мновые и тоже с молодыми людьми, с талантливыми, очень переживала Элла Памфилова за «Зеленую альтернативу», говорит, ребята ходят, очищают реки, озера, собирают мусор, почему никто из дебютантов, кроме «Новых людей», не показал более-менее достойных результатов?

— Неправильная тональность. Они играли в выборы вчерашнего дня, а сейчас другой запрос, запрос на то, что называется «новая искренность», на доверительный и уважительный разговор. Они пытались демонстрировать нахрап, то есть вот эта проблема, скажем, Партии свободы и справедливости Максима Шевченко, они были ярки, театральны, но неубедительны, они не вызывали резонанс у избирателей. Люди очень хотят искренности. И в этом смысле, конечно, я думаю, что два открытия этого избирательного сезона: у «Единой России» это Анна Кузнецова, а у «Новых людей» это экс-мэр Якутска Сардана Авксентьева.

Но главной политтехнологической удачей «Новых людей» эксперты называют то, что ВЦИОМ несколько раз публиковал опросы, которые говорили о том, что у партии есть шанс пройти в Думу. Часть электората это явно вдохновляло. Возвращаясь к «Единой России»: политологи уверены, что партия сохранит конституционное большинство. Одномандатников, так или иначе представляющих интересы партии власти, выставили в большинстве округов, и они много где побеждают. При этом состав самой «Единой России» заметно обновится. Итоги нынешних выборов подводит директор исследовательского центра «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева:

Екатерина Курбангалеева директор исследовательского центра «Особое мнение» «В целом кампания была сложная. Я и по себе чувствую, и чувствую по той среде. Накопилось раздражение, оно прямо очевидное. Сформировались два полюса, два магнита. Один, конечно, сильный магнит — это «Единая Россия», которая тянула на себя, и КПРФ удалось, особенно в отдельных территориях, свести тему к дихотомии: либо ты с властью, либо ты против власти. И при этом просели те кампании, которые могли быть буфером, то есть эсеры и ЛДПР. ЛДПР ничего не смогла нарастить, фактически она зафиксировала результат ни туда, ни сюда. Эсеры, я бы даже сказала, что показывают пока результат не очень хороший. Фактически только «Новые люди» смогли как-то ворваться в эту повестку. И получилось, что в отсутствие этих двух буферных кампаний электорат начали растягивать на два полюса, еще раз скажу — один сильный, другой поменьше. И, возможно, за счет этого кампания была тяжелой, связанной еще с вакцинацией, потому что люди это восприняли очень тяжело, и с третьей волной, и с общим раздражением, и даже местами злостью, потому что ситуация никак не закончится, деньги кончаются, просвета нет. Но в целом «Единая Россия» не сделала практически никаких грубых ошибок. КПРФ не удалось, они на самом деле не решились, они могли привлечь больше протеста, но КПРФ очень стилистически чужды протесту, потому что все-таки протест в основном скапливается у молодых и у людей 30-45, но КПРФ для них и стилистически чужда и идейно чужда, поэтому этот протест фактически был расколот. В этих условиях почти все результаты тем не менее ожидаемы».

Еще одна точка, в которой мнения политологов сходятся, — эти выборы зафиксировали как минимум начало заката партии ЛДПР. А результат «Новых людей», даже если они не пройдут в парламент, говорит о том, что власти точно есть о чем подумать, считает эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов, который, к слову, уверен, что «Новые люди» получат больше 5%:

— Уже понятно, что коммунисты серьезно прибавляют и становятся второй политической силой. Если вы помните, в 2016 году они с ЛДПР шли ноздря в ноздрю, ЛДПР выступает намного хуже, и, совершенно очевидно, не из-за того, что это закат ЛДПР, но это очень серьезный сигнал относительно того, что партия теряет позиции. Для эсеров, совершенно очевидно, идея создать тройственный союз Миронова, Семигина и Прилепина, знаете, это такая тройка жеребцов, которые бы сметали КПРФ, но получился такой тянитолкай о двух головах — одна социал-демократы, другая социал-патриоты. Бежали они в разные стороны, и, в общем, проблема эсеров теперь в том, чтобы преодолеть пятипроцентный барьер и показать что-то в районе 5+. И самое главное — это все-таки, по всей видимости, прохождение партии Нечаева, или «Новых людей», и это очень важный момент.

— Вы предполагали, что они так довольно непросто, но довольно уверенно проходят в Госдуму?

— Есть очевидная вещь. Во-первых, есть значительная часть избирателей, которая не приемлет всей четверки, это называется пресловутым запросом на обновление. Значительная часть избирателей хочет, чтобы в Думе оказалась принципиально новая политическая сила — это первый момент. И второй момент — это очень важно, это политическая сила с городской прогрессивной, если хотите, даже либеральной повесткой, потому что по большому счету повестка «Новых людей» либеральная, хотя они не очень любят это слово, оно сейчас почти под запретом, и это очень важный момент, вот с этим что-то Кремлю придется делать, потому что все, что мы наблюдаем в политической жизни страны, это скорее движение в обратную сторону. А проход «Новых людей» в Госдуму показывает, что значительная часть общества желает реализации вот этой городской прогрессистской повестки, и с этим придется Кремлю что-то делать.

О провале партии «Яблоко» и о еще одном негласном игроке этой кампании — о так называемом «Умном голосовании» — рассуждает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников:

— Во-первых, «Новых людей» очень тянули в эту самую Думу, и они достаточно успешно соответствовали имиджу той партии, которая могла бы войти в эту самую Думу, надо им отдать должное. Но тем не менее они получали очень много времени на телевидении, и это тоже им помогло. Слово «новый» тоже очень важное в том контексте, в каком мы существуем. Все-таки комбинация из четырех партий немножко поднадоела гражданам.

— Воспринимается как свежий глоток воздуха?

— Да, конечно, может быть, даже независимо от того, какую идеологию они несут, но тем не менее продвинутые городские классы могли увидеть в «Новых людях» для себя некую альтернативу, в том числе альтернативу «Умному голосованию». Что касается КПРФ, то да, действительно, они, наверное, наберут больше, чем в прошлом году. Конечно, «Умное голосование» будет говорить, что это благодаря им, КПРФ говорит, что они просто стали привлекательны для избирателей, избиратель поумнел. Но я думаю, что это отчасти протестное голосование в той логике, в какой люди раньше голосовали, когда была графа «против всех», отчасти это такая ностальгия по лучшему прошлому, что называется. Сейчас социологические данные показывают, что очень сильна ностальгия по советской системе.

— И поэтому протестное голосование упирается именно в коммунистов, не в представителей других партий?

— Да, конечно. Дело в том, что на самом деле за несколько месяцев до выборов ЛДПР в принципе едва ли не опережала КПРФ, но, очевидно, пик популярности этой партии прошел, а КПРФ стала бенефициаром сразу нескольких обстоятельств, которые сложились перед выборами.

— Что касается результатов явок, вас удивили результаты этой партии?

— Вы знаете, и да, и нет. С одной стороны, такой результат был предопределен тем, что демократический избиратель ушел в «Умное голосование» и отчасти ушел к «Новым людям», кстати, сравнительно немало набирает Партия роста. Но «Яблоко» осталось партией демократического ядра, это демократическое ядро, очевидно, не слишком много верило в успех этой партии, но очень много было сделано для того, чтобы не верить в ее успех. Честно говоря, это результат сильно обескураживающий, притом что у партии были сильные харизматические кандидаты, возможно, они пройдут в Москве, и там Николаев и Митрохин, притом что в этой партии есть Шлосберг и Вишневский, чрезвычайно популярные и сильные лидеры, но, возможно, антирейтинг Явлинского оказался тоже одной из причин, по которой партия не успешно выступила.

Главный итог этой кампании подводит политолог, управляющий партнер компании KGD group Григорий Добромелов. По его словам, люди в парламенте будут новые, возможно, в разных смыслах этого словосочетания, но суть от этого не поменяется никак:

— Те четыре парламентские партии, которые были, они между собой не конкурировали. Людям давали все возможности для того, чтобы они получили режим максимального благоприятствования в свои кампании, и они, я думаю, что успешно смогли реализовать тот гандикап, который им задали изначально.

— То, что коммунисты набирают, по предварительным данным, почти четверть процентов голосов всех, кто голосовал, это также ожидаемый результат?

— Я думаю, что процент коммунистов будет снижаться, поскольку все-таки сейчас больше подсчитаны протоколы Дальнего Востока, в центральной части и на северо-западе у коммунистов нет такого уровня поддержки, поэтому я думаю, что их результат будете в районе 20%. Конечно, можно признать эту кампанию достаточно для них успешной, но если оценивать тот потенциал, который был у партии, и ту ситуацию, в которой начиналась кампания, то можно сказать, что коммунисты взяли свое, но ничего с плюсом они не получили во время кампании. У «Единой России» будет абсолютное большинство в Госдуме, в целом эту кампанию для «Единой России» можно считать успешной, то, что было необходимо, партия сделала, получила, и даже в этом году, я бы сказал, что кампания была достаточно технологична, то есть выбор первой пятерки был крайне успешен для них: конечно, и Лавров, и Шойгу, и Кузнецова со Шмелевой, и Проценко составили очень удачный список топов для партии.

— Вы считаете, что первые лица федерального списка «Единой России» сыграли свои положительные роли, имели большое влияние?

— Да, они добавили какую-то долю процентов, конечно, сказалась прямая поддержка президента и раздача вертолетных денег вовремя, в тот момент, когда это было нужно, когда это еще не скажется на других макроэкономических показателях. Все вещи были технологически выверены так, чтобы «Единая Россия» пришла к тому результату, который им был установлен. Поймите, очень важный момент — в этой избирательной кампании всем были заданы свои ориентиры, и партии должны были достичь этих ориентиров технологическим путем. Соответственно, это не были выборы с точки зрения конкуренции самих партий, конкуренции не было.

— То есть нужно было взять свою планку, и практически каждый хорошо поработал, добился того, чего хотел?

— Да, кто-то чуть-чуть хуже, кто-то чуть-чуть лучше, но каждый должен был выполнить домашнее задание. Но это не имеет отношения к электоральному процессу, это не конкуренция партий, и к партийной системе это имеет мало отношения. А еще меньше это имеет отношение к парламенту как к отдельной ветви власти, потому что парламент таковым сейчас не является, а самое главное — партии внутри парламента не будут между собой никак конкурировать, то есть это будет единый, монолитный парламент, который будет абсолютно управляем.

— То есть речь идет исключительно о политтехнологиях и больше ни о чем?

— Если мы говорим о госуправлении, это даже не политтехнологии. Политтехнологии — это когда партии добирали свои проценты, а вот распределение этих процентов, архитектура Госдумы — это в чистом виде госуправление, то есть так наверху видят государственную систему.

Читайте в других публикациях Business FM о нарушениях и различных особенностях выборов этого года.