Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Си Цзиньпин рулит: что стоит за титулом «кормчий китайского возрождения»

Китай объявил о начале новой эпохи в своей истории – эпохи великого возрождения. Что это значит, попытался понять обозреватель телеканала «МИР 24» .

Си Цзиньпин рулит: что стоит за титулом «кормчий китайского возрождения»
Фото: Мир24Мир24

Видео дня

«Великое дело основания партии» – фильм к 90-летию Коммунистической партии Китая. Почти полторы сотни актеров, не считая массовки. Голливудская звезда Чоу Юнь-Фат и российский певец Витас – в эпизоде.

К вековому юбилею КПК ждут чего-то не менее масштабного и вдохновляющего. И пожалуйста – шестой пленум ЦК КПК с историческим заявлением. Лидер становится «кормчим китайского возрождения» – официально.

У классического трио «Маркс – Энгельс – Ленин» теперь есть китайская версия « – Си Цзиньпин». Мао, первый «великий кормчий», или рулевой, создает коммунистический Китай. Дэн Сяопин открывает страну миру. Формулирует внешнюю политику в 24 иероглифах. «Крепко стоять на ногах», но при этом «вести себя скромно» и «выжидать в тени». Внутри Китая предлагает не увлекаться идеологическими спорами о социализме и капитализме. Сегодня, при товарище Си, тоже спорить не хочет, а сразу ставит точку.

«Только социализм является для Китая спасением, и только социализм позволит Китаю успешно развиваться».

И на мировой арене «затаившийся дракон» уже не вариант.

«Си Цзиньпин выдвигает идею человечества единой судьбы. Это, во-первых, безбарьерный мир, мир без санкций. Это идеалы семейных ценностей, ценностей государства как такового», – отметил руководитель Школы востоковедеников.

Возрождение с заявкой на глобальное лидерство. Основание – экономические успехи Китая. По объему ВВП аналитикка ставят его на второе место после США. А с учетом текущих цен и покупательной способности валюты – и вовсе на первое.

«Китай достиг 100-летних целей, которые давно были прописаны в программах в том числе Коммунистической партии – это вывести все население из-за черты бедности. Они это сделали», – напомниев.

Руководящая роль партии и плановая экономика – то, что на закате СССР называли анахронизмом, в Китае по-прежнему работает.

«Государство выступает как гарант спокойного развития страны. Но в Китае государство одновременно и требует от населения лояльности в обмен на это», – пояснил Алексей Маслов.

Требует и получает. Пример – ситуация с коронавирусом. Журналист Анна Ток сейчас живет в Пекине. Рассказывает, что даже в свободной от ковида зоне граждане не расслабляются.

«Ограничения, связанные с ковидом, здесь действуют уже два года. Народ к ним привык. Они то немного ослабляются, то, наоборот, усиливаются. Сейчас, например, необязательна маска на улице. Но во всех общественных местах – в ресторанах, торговых центрах, кинотеатрах – маски обязательны, и без них попросту не пустят. Также обязательны и QR-коды на вход в любое общественное место, даже в парк. Этот код сообщает проверяющим, что вы не были в районах, где выявили хотя бы один случай заражения ковидом», – рассказала Анна Ток.

Такой вот пример цифрового государства. Приложение отслеживает все перемещения. Оказался в опасном месте – QR-код в мобильным сменит зеленый цвет на желтый или красный. Это неделя или две изоляции. И в другой город не сбежишь.

«Только пассажиры с зеленым кодом могут попасть на станцию. Пассажирам с желтым или красным кодом вход запрещен», – сказал секретарь отдела пассажирских перевозок Западного железнодорожного вокзала Пекиннь.

Даже один зараженный по китайским меркам – ЧП. Вот в шанхайском «Диснейленде» сказка закончилась, ищут нарушителя – выйти можно только сдав ПЦР-тест. Больше десятка заболевших – уже зона бедствия. Могут просто город закрыть. Как было с 12-миллионным Уханем в начале пандемии. История повторилась в сентябре этого года в провинции Фудзянь, крупнейшем местном городе Сямынь с населением 4,5 миллиона человек.

И никаких митингов за свободу передвижения или выступлений антиваксеров.

«Недовольных нет. Китайцы очень дисциплинированны. Они прошли через атипичную пневмонию, птичий грипп и прочие вирусные болячки, поэтому знают, что для здоровой и полноценной жизни в условиях пандемии нужна прививка», – считает Анна Ток.

Вакцинация в Китае добровольная, за исключением некоторых групп вроде медиков и учителей. Как и ревакцинация, ее здесь называют бустерной, то есть усиливающей дозой. Рекомендация – как призыв к действию.

«Я доверяю стране. Бустерная доза лучше защитит нас. Я приехал сюда, чтобы не создавать проблем обществу и государству».

Стройными рядами от мала до велика китайцы идут вакцинироваться. Теперь и дети от трех лет. Уже к сентябрю прививку делает миллиард человек. Это 70% населения, а к концу года показатель обещают увеличить до 80%. Великая китайская стена из антител – всему остальному миру на зависть.