Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Великий Ботвинник был на грани поражения в первом чемпионском матче по новым правилам — кто помог ему победить?

Давид Бронштейн мог стать чемпионом мира. Но выиграть матч у не посмел даже при поддержке Министерства госбезопасности.

Великий Ботвинник был на грани поражения в первом чемпионском матче по новым правилам — кто помог ему победить?
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com

Патриарх советских шахмат Михаил Ботвинник владел званием чемпиона мира 15 лет: проигрывал битвы за титул, но возвращал в матчах-реваншах. Однако эры Ботвинника могло вовсе не быть. В 1951 году чемпион мира впервые защищал свой титул в матче с претендентом и оказался на грани поражения.

Видео дня

Советский шахматист Давид Бронштейн терзал Ботвинника весь матч, играл просто лучше, но не довёл дело до победы. Как объяснил сам претендент спустя много-много лет, не «не смог» выиграть, а «не мог» в силу определённых обстоятельств.

И эти обстоятельства были совсем не шахматного характера.

Претендент за спиной Ботвинника

Уроженец Белой Церкви (в Киевской области) Давид Бронштейн довольно быстро выдвинулся в число лучших советских шахматистов непосредственно перед началом Великой Отечественной войны. В 1940-м в 16 лет стал вторым в чемпионате Украины и выполнил норматив мастера спорта.

В годы войны сначала был отправлен во Владикавказ для работы в военном госпитале, а затем в Сталинград – восстанавливать разрушенный город. На фронт не попал из-за плохого зрения. Шахматный гений Бронштейна заключался в удивительной интуиции и огромном количестве идей, которые возникали у него по ходу партии. Он мог сражаться в абсолютно безнадёжной позиции и добиться ничьей, а то и победы, а мог проиграть тогда, когда это казалось невозможным.

У Бронштейна был сильный покровитель – . Начальник планового отдела Главпромстроя НКВД и управления оборонительного строительства Наркомата обороны СССР фактически воссоздал шахматы в стране в годы войны, возродив Всесоюзную шахматно-шашечную секцию. Но из-за конфликта с ведущими шахматистами страны в 1945-м (главным образом с Ботвинником) покинул этот пост, оставшись курировать шахматы в обществе .

При поддержке влиятельного начальника Бронштейн был переведён в Москву и довольно долгое время жил в семье Вайнштейна, который и сам очень неплохо играл в шахматы, мог быть тренером и секундантом. Важно отметить, что отец шахматиста был репрессирован в 1937-м и осуждён на семь лет лагерей как враг народа. Но Вайнштейна этот факт не смутил, для него главным было необыкновенное умение Давида играть в шахматы.

Оно принесло ему два титула чемпиона СССР в 1948 и 1949 годах (оба раза был делёж первого места – с и ). Пока действующий чемпион мира Михаил Ботвинник писал докторскую диссертацию и практически не занимался шахматами, за спиной у него вырос более чем достойный претендент на корону.

«У Болеславского были передо мной обязательства»

В 1950-м в Будапеште состоялся турнир претендентов, венчавший собой первый чемпионский цикл, утверждённый . Победитель выходил на матч с Ботвинником.

Невероятно близок к победе в турнире был советский шахматист Исаак Болеславский, за два тура до финиша опережавший Давида Бронштейна на одно очко. Но то, что произошло затем, перевернуло всё с ног на голову.

И Болеславский, и Бронштейн были шахматистами «Динамо». После звонка руководителя динамовских шахмат Бориса Вайнштейна турнир в Будапеште закончился двойной победой советских шахматистов. Болеславский не стал упираться и в двух последних турах быстро заключил ничьи, а Бронштейн одержал две победы.

«Две последние партии претендентского турнира в Будапеште Болеславский, опережая меня на очко, на выигрыш играть не стал, а мне удалось выиграть у Штальберга и у Кереса и догнать его. У Болеславского были свои обязательства передо мной: в ходе турнира он попросил меня найти ничью в трудной отложенной позиции против Смыслова: у его тренера Сокольского ничего не получалось. Потом попросил не играть с ним на выигрыш. Я ничью нашёл, на выигрыш играть не стал…» – вспоминал Бронштейн в 1990-х.

Зачем это нужно было Вайнштейну? Он рассчитывал, что будет организован матч-турнир с участием двух претендентов и Ботвинника. В таком случае победить чемпиона было бы проще.

Но ФИДЕ потребовала провести дополнительный матч между претендентами. Этот матч состоялся в том же 1950-м в Москве.

Сценарий матча был написан заранее, как писал спустя годы Болеславский. Основные 12 партий закончились вничью, а в противостоянии до первой победы эту самую победу одержал Бронштейн. В «Динамо» считали, что у него больше шансов в матче с Ботвинником.

Ботвинник — всё равно чемпион

В этом матче, который состоялся в Москве в 1951-м, преимущество было на стороне Бронштейна. Претендент переигрывал чемпиона, который слишком надолго выбыл из практических шахмат. Но благодаря феноменальным способностям к анализу Ботвиннику удавалось добиваться побед в отложенных позициях.

Перед началом предпоследней партии Бронштейн вёл с преимуществом в одно очко, и ему нужно было всего лишь дважды сыграть вничью, чтобы сместить короля с трона. За претендента было всё руководство Министерства госбезопасности, его руководитель лично приходил посмотреть на партии.

Но Бронштейн дрогнул. Он проиграл 23-ю партию, а в заключительной не смог ничем удивить чемпиона. Ничья, и по действовавшим тогда правилам титул сохранил Ботвинник.

«…У меня были основания не выигрывать матч у Ботвинника. Папа вернулся из лагеря, сидел в зале, хотя не мог даже находиться в Москве, а там же, в зале, был и Абакумов. Хоть Абакумов и был главным динамовцем, но для высшего руководства нужен был чемпион Ботвинник. У Ботвинника был имидж якобы любителя, инженера, который только в свободное время двигает фигуры», — рассказывал Бронштейн в интервью «Огоньку» незадолго до своей смерти.

«Сейчас, спустя много лет, я сомневаюсь в справедливости моей победы над Болеславским. Хотя, возможно, этим я спас своего друга от унизительного разгрома в матче с Ботвинником, что могло стать для него настоящей катастрофой. Однако, не выиграв матч у Ботвинника, я бросил тень и на свою шахматную карьеру», — признался Давид Ионович.

«Мы не можем рисковать, чтобы турнир выиграл американец»

После этого матч Бронштейн ещё раз был близок к тому, чтобы выйти на матч с Ботвинником.

Но тут уже указания из Москвы были не в его пользу.

На турнире претендентов в 1953 году в Цюрихе девять советских гроссмейстеров могли не сдержать американца Самуэля Решевского, который шёл в лидерах. В итоге было принято решение делать ставку на Смыслова и подыгрывать ему в личных партиях между советскими шахматистами.

«После Геллера у тебя Смыслов. Учти, его перед партией с Решевским волновать нельзя! Он должен знать, что ты потом с ним сделаешь быструю ничью… Я сказал: ничья и быстро! Мы получили шифрованную телеграмму из Кремля», — приводит в своих воспоминаниях слова заместителя председателя Спорткомитета СССР Дмитрия Постникова Давид Бронштейн.

А заместитель руководителя советской делегации в Цюрихе Мошинцев, офицер МГБ, веско добавил: «Вы что же, всерьёз думаете, что мы приехали сюда в шахматы играть?! Перед партией со Смысловым вы зайдёте к нему в номер и договоритесь, как сделать ничью. Всё понятно?»

Смыслов выиграл турнир претендентов, а затем со второй попытки победил Ботвинника в чемпионском матче.

Последние новости