Ещё

Сотникова о популярности, революции в фигурном катании и ЧМ по футболу 

Четверные прыжки травмоопасны для взрослых фигуристов. Об этом в интервью RT заявила Аделина Сотникова. Олимпийская чемпионка Сочи уверена, что девушки старше 16 лет не рискнут исполнять их на Играх в Пекине. 22-летняя спортсменка рассказала об отношении к популярности, а также призналась, что критично относится к своим успехам, и объяснила, почему занимается благотворительностью. Кроме того, фигуристка пожелала Артёму Дзюбе продолжать радовать болельщиков.
— Расскажите, каково ваше повседневное расписание. Много ли свободного времени, которое вы можете посвятить самой себе?
— Честно говоря, график непростой. Бывают дни, когда я могу позволить себе поспать подольше, но это скорее исключение из правил. Чаще встаю раньше семи утра и отправляюсь на съёмки или тренировки. Сейчас активно занимаюсь сквошем. Меня снова стали приглашать на телевидение, брать интервью, оказывать внимание. Ощущения такие, будто снова вернулась в 2014-й. Кроме того, много времени забирает подготовка к шоу. Даже не знаю, что сложнее: катать свою короткую программу или готовиться к коммерческим выступлениям. Всегда надо быть в форме, ведь, по сути, тебя выбирают и продают, чтобы впоследствии была возможность выступать в международных проектах.
— Легко переносите такую нагрузку?
— Бывает тяжело. Случаются дни, когда накатывает депрессия. Начинаются головные боли… Ловлю себя на мысли, что мне ничего не хочется, ведь внутри полное опустошение. Это связано с тем, что я очень энергичный человек и в любое дело вкладываю всю свою душу, отдаю людям свои силы и эмоции. А вот где мне брать эмоциональную подпитку? До сих пор не нашла ответа на этот вопрос.
— Вы сказали, что ощущаете себя так, будто снова вернулись в 2014-й. Вас часто узнают на улицах?
— У меня не так много возможностей и свободного времени для того, чтобы просто с друзьями «выйти в люди». Правда, месяца два назад выдалась возможность погулять с подругой по центру столицы. Возле ГУМа ко мне подбежали две девочки и попросили сделать фото. Если честно, вначале подумала, что они просят меня сфотографировать их, но выяснилось, что они узнали меня и хотят сделать совместный снимок. Приятно, когда люди помнят и узнают.
— Почему вы считаете, что вас, олимпийскую чемпионку, перестали узнавать?
— Безусловно, это престижное звание, и «олимпийская чемпионка» звучит круто. Но несмотря на то что я заслуженно шла к этому, отдала половину жизни за эту золотую медаль… я не стала звездой, у меня не выросла корона на голове. Так что для меня главная миссия — дарить людям положительные эмоции и своим примером показывать, через что спортсменам приходится проходить для этой победы.
— Вы неоднократно говорили, что после победы на Олимпиаде вам морально было очень непросто. Как думаете, если бы популярность обрушилась на вас в более зрелом возрасте, пережить всё это было бы проще?
— Очень сложный вопрос. Но, возможно, отчасти вы и правы. Будь я старше, по-другому бы работала голова, мыслила бы иначе. Хотя кто знает… Мама говорит, что я умная не по годам. Сейчас, к примеру, я отношусь к себе жёстче, чем когда-либо.
— После Сочи-2014 ваша карьера складывалась непросто. Не было желания навсегда попрощаться с фигурным катанием?
— Нет, это невозможно. Начиная с четырёх лет я отдавала себя льду, это моя жизнь. После всего того, что мне пришлось пережить, нельзя просто взять и сказать себе «стоп». Я люблю своё дело, и мне нравится развиваться, ведь фигурное катание — это не только лёд и коньки. Это и хореография, и балет, и физическая подготовка. К тому же с годами я стала смотреть на свой вид спорта под другим углом. Закончив институт и получив диплом тренера, понимаю больше, чем раньше.
— Что думаете о самой обсуждаемой теме в женском фигурном катании — четверных прыжках?
— В первую очередь это травмоопасное занятие для самих спортсменов. По сути, сегодня эти прыжки исполняют дети, которые даже не начали расти. Маленькие, худые и юркие девчонки делают всё на автомате, но с годами их тела начнут меняться. Теоретически исходные физические данные позволяют прыгать и пять оборотов, но с возрастом проблем не избежать. Я сужу по собственному примеру: после Олимпиады немного поправилась и просто перестала чувствовать собственное тело. Привыкать и учиться заново — тяжело и долго. В детстве тренеры давали мне усложнённые программы, но, попробовав их, я впоследствии отказалась. Нужны железные нервы и стальной характер для подобных прыжков.
— Вы поддерживаете тех, кто считает, что четверные прыжки лишают фигурное катание изящества?
— Скажем так, я за то, чтобы при просмотре соревнований зритель имел возможность насладиться катанием. И не только зритель, но и сам спортсмен. Четверной прыжок накладывает нюансы на исполнение. Ты едешь по катку, как машина, начинаешь загружать в себе свои следующие действия. Безусловно, фигурное катание, как и другие виды спорта, активно развивается, и я не исключаю, что на следующей Олимпиаде кто-то будет прыгать четверные, однако это точно будет спортсменка не старше 16 лет.

«Хочется верить, что честных и надёжных людей в мире больше»

— Мы встретились с вами на Никольской, главной улице ЧМ-2018. Чемпионат мира по футболу спровоцировал заметный всплеск интереса к этому виду спорта в стране. Не обидно, что после вашей победы на Олимпийских играх Россия так массово не заболела фигурным катанием?
— Нет. Если честно, я бы, наверное, сошла с ума от такой популярности и такого количества болельщиков. Психологически тяжело, когда за тобой следит миллионная аудитория. Ведь зрители разные: кто-то искренне желает тебе успеха, а кто-то, наоборот, может посылать негативные импульсы. Если говорить в целом о футбольном ЧМ, то никакой зависти у меня нет, я рада и горжусь тем, как наша страна справилась с этим экзаменом! Думаю, необходимо было такое событие, которое заставило людей начать верить в силу российского спорта.
— Удалось проникнуться атмосферой большого футбольного праздника?
— Меня почти не было в России. Улетала на две недели в Исландию в качестве тренера. Так что болела за наших ребят там, ну и заодно посмотрела, как болели исландцы. Потрясающие впечатления, здорово, когда люди объединяются общей идеей, поддерживают свою страну.
— Нападающий сборной России и «Зенита» Артём Дзюба после ЧМ стал самым популярным футболистом в стране. Дадите ему совет, как не сломаться под тяжестью народной любви?
— Артём старше меня, к тому же он мужчина. У нас изначально разные психика и восприятие успеха. Но в чём-то мы, возможно, схожи. Наблюдаю за ним в социальных сетях. Он, как и я, открытый человек, отдающий себя людям. Но у него есть семья и дети, где он может восполнить потерянные силы и зарядиться энергией. Даже не знаю, что могу ему пожелать. Наверное, просто продолжать в том же духе.
— Вы сказали о социальных сетях, активным пользователем которых являетесь. Вы очень откровенны со своими подписчиками. Отдаёте себе отчёт в том, что ваша страница всегда под прицелом не только болельщиков, но и журналистов?
— Если честно, раньше я даже не понимала, что такое соцсети и какую роль они играют в современной жизни публичных людей. Все хотят видеть лишь красивые картинки, черпать оттуда позитив. Недавно я была в непростой ситуации. Как говорится, настала чёрная полоса, и я решила поделиться этим со своей аудиторией. Не скрываю, хотелось получить поддержку. Не понимала, что сделаю только хуже. Тот пост разлетелся по СМИ, по интернету. Звонили и писали люди, спрашивали, что со мной происходит. После этого аккуратней отношусь к публичным проявлениям своих эмоций.
— Вы откровенный человек?
— Пожалуй, да. С возрастом стала. Хочется верить, что честных и надёжных людей в мире больше. Когда делишься с кем-то своими эмоциями, переживаниями и проблемами, становится легче. Хотя раньше я была полностью замкнута в себе.
«Чувствую себя лет на 30 старше»
— Вас стали часто замечать на играх футбольного «Спартака». Расскажите, почему воспитанница ЦСКА появляется на домашнем стадионе красно-белых?
— Не думаю, что это большой секрет. Просто однажды меня пригласили на переговоры в ложу на «Открытие Арене». Прониклась болельщиками, тем, как они поддерживают свою команду, а уже после познакомилась со многими ребятами, в том числе с семьёй Артёма Реброва. С ним и его женой Катей мы стали настоящими друзьями.
— Но у вас довольно солидная разница в возрасте, почти 10 лет. Находите общие темы и интересы?
— Да я сама себя чувствую лет на 30 старше. (Смеётся.) Даже мама порой удивляется моей мудрости. Наверное, жизнь чему-то уже научила. Так что общаться с теми, кто старше, мне всегда интересно. У них есть чему поучиться. Впрочем, возраст — не самое главное, многое зависит от человека и от того, какой он путь прошёл.
— Недавно вы присоединились к благотворительному фонду Артёма Реброва. Почему решили взять на себя эту социальную ответственность?
— Я не понаслышке знаю, что такое семья, в которой есть человек с ограниченными возможностями. Ни для кого не секрет, что моя сестра — инвалид с детства. Так что знаю, какой это непростой труд. Мой папа работал на трёх работах, чтобы достать необходимые лекарства, сделать обследования. Так что если я хоть чем-то могу помочь тем, кто действительно нуждается в этом, буду счастлива.
— Если бы была возможность отмотать свою жизнь назад, что бы вы изменили?
— Никогда бы не стала ничего менять ни в себе, ни в своей судьбе. Зачем? Да, было нелегко, но с годами начинаешь понимать, что все сложности, испытания были даны тебе для чего-то. Как говорится, через тернии к звёздам. Ты терпишь, работаешь, а потом кайфуешь.
— Можете сказать, что гордитесь собой?
— Такие моменты бывают, но случаются они крайне редко. Мой главный минус — это нелюбовь к самой себе. Не могу сказать себе, что я красивая, эффектная. Мама старается переубедить меня, и только после этого я начинаю смотреть на себя другими глазами, но это происходит нечасто.
— Выходит, мама — ваш главный авторитет?
— Да. Вместе мы прошли огонь и воду, она всегда рядом, ездила со мной на все соревнования. Моя мама по образованию детский психолог, так что и в юном возрасте она знала, какие слова подобрать, как поддержать. Безусловно, и отец сыграл роль в моём воспитании и многое вложил в меня как в личность, но я как девочка всё же ближе к маме.
Полную версию интервью с Аделиной Сотниковой смотрите на сайте RTД.
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео