Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Воронов назвал редкое качество, которым обладает Туберидзе

Бывший российский фигурист, а ныне тренер в интервью журналисту Василию Конову на его ютуб-канале рассказал о работе под руководством .

Воронов восхитился даром убеждения Тутберидзе
Фото: ТАССТАСС

— В чем секрет «Хрустального»?

Видео дня

— В их работоспособности и желании. Это, так скажем, без линз, просто чтобы коротко ответить. Наверное, рассказывать какие-то банальные вещи, то, что я видел, когда я работал с людьми, с командой На тот момент, я помню, что было дикое желание, дикая самоотдача, и также Этери Георгиевна требовала и от нас, спортсменов, стопроцентной самоотдачи.

— Именно командная работа в «Хрустальном»?

— Там да, три человека, и там нет какого-то разделения, что один тренирует это, другой — это, третий — это. Нет, это работа командная, всё делается сообща.

— В одном из интервью после работы в «Хрустальном» вы сказали, что одно из качеств, которому научила вас Тутберидзе, это перебарывать себя. Можете расшифровать, что это значит?

— В последние годы каких только эпитетов и комплиментов ни говорят про Этери Георгиевну, но тут абсолютно, то, что я почувствовал, что у нее есть качество, которое есть абсолютно очень редко у кого — дар убеждения. Она умеет сказать, чтобы меня это убеждало и я ей верил. Как в системе Станиславского — вот актер играет, и ты ему веришь. А бывает, что тренер или хореограф может говорить, а ты смотришь и думаешь — вы чего пургу несете?

— Какими словами она говорила, что вы ей верили?

— Человеческими, простыми. Нет каких-то высокопарных фраз. Важен взгляд, важна подача, а слова могут быть абсолютно разными.

— Да, Этери Георгиевна может взглянуть так

— В этом и заключается, мне кажется, работа на результат — тут нет «простите, Ваше сиятельство». Тогда это не результат.

Когда я попал в группу к Тутберидзе, мне было то ли 26 лет, то ли 25 — довольно-таки серьезный возраст, мне уже говорили, что это закат, пора заканчивать. Так тем-то и интересен был этот внутренний вызов, и спасибо Этери Георгиевне, что она согласилась помочь. В принципе, это был такой вызов своего рода.

— Можно сказать, что период работы с Тутберидзе — самый эффективный в вашей карьере?

— Один из самых эффективных. В каком-то интервью я случайно наткнулся глазами на красивое — эпоха ренессанса у Сергея Воронова. Хорошо, пусть будет так.

— Один из. А второй?

— Ну, не только второй. Во-первых, Урманов, у которого я провел шесть лет. С Алексеем Евгеньевичем я вообще стал каким-то более или менее известным фигуристом, потому что и юниорские соревнования — и медали чемпионатов мира, и этапов Гран-при, и на взрослом уровне — и чемпионаты России, и этапы Гран-при. Этот отрезок что, вырезать? Нет, он был. Он был сложный, но интересный.

Каждый тренер, сколько их было у меня, — наверное, мало кто может похвастаться, у кого будет больше список тренеров