Ещё

В России есть собственный «Атлетик» Бильбао. Теперь это официально 

Фото: fckrasnodar.ru
Это добровольная система, в которой не хотят Тухелей.
Традиционный в последние десятилетия путь развития футбольного клуба заставляет его становиться говорящим на разных языках и не испытывающим моральных проблем с приглашением ребят из других регионов своей страны. После босманского прецедента это стало сначала нормой, а затем и критерием выживания, но кое-что изменилось после захода на европейский рынок денег шейхов, олигархов и прочих миллиардеров. Некоторые осознали, что угнаться за богатыми не получится, разрыв между богатейшими и всеми остальными клубами растёт чудовищно быстро, а значит, необходимо поступить так, как некоторые мудрые бизнесмены-дауншифтеры до начала мирового финансового кризиса. Откажись от борьбы, продай бизнес, переедь в деревню и сделай большой огород — обеспечишь себя и близких, а если продолжишь биться против больших капиталов, то неизбежно потеряешь вообще всё.
Именно поэтому «Атлетик» из Бильбао, который, как известно, формируется исключительно из басков, ещё лет 10 назад смотрелся гораздо причудливее, чем сейчас. Сейчас концепт гордых басков не выглядит совсем уж оторванным от времени, потому что тут и там в Европе появляются клубы, готовые пересмотреть свой подход к формированию состава. Возможно, не так хардкорно, как в Бильбао, но принцип сохраняется похожим — лучше ориентироваться на своих, а если и брать кого-то издалека, то совсем молодым, чтобы потом можно было выгодно продать богачам.
Тем не менее, один отличительный признак Бильбао всё же сохранил. Дело в том, что другие клубы смирились и перестроились, а «Атлетик» напротив — никогда не хотел меняться. Баски добровольно отрезали себя от внешнего мира и согласились вариться в собственном соку, добывая лучшее из своей системы, своего региона и своего народа. В этом плане аналогов у «Атлетика» не осталось — даже «Барселона», представляющая не менее мятежную область, чем Баскония, и обладающая одной из лучших академий в мире, приняла общие правила игры и готова вышвыривать трёхзначные в миллионах суммы за одного футболиста. И вот вчера мы убедились, что у «Атлетика» появляется побратим. У «Краснодара» и Сергея Галицкого (вернее, так: у Сергея Галицкого, а значит, и у «Краснодара») было два пути. Первый был перспективен: спокойно найти нового тренера, ведя наконец поиск и среди тех, кто не говорит на одном языке с владельцем клуба и попробовать сделать прорыв в следующем сезоне. В Лигу чемпионов при нынешней рубке, где отваливается даже «Зенит», «быки» попадут едва ли, но место в Лиге Европы тоже не потеряют — именно поэтому можно было спокойно готовить перестройку. Перестройка эта неотвратима: летом клуб покинет лидер и ключевой футболист, определяющий успешность действий всего «Краснодара», — Андреас Гранквист. Времени на то, чтобы проработать все варианты, у руководства «быков» было более чем достаточно, ситуация действительно была максимально благоприятной.
Но было одно «но». Для того, чтобы пойти по этому пути, Галицкому и «Краснодару» пришлось бы отказаться от всего того, что уже сделано.
И вместо глобализации «Краснодар» идёт на ещё большее сужение собственной идентичности — не только футболисты, но теперь и тренер предпочтителен из собственной системы. Отсутствие у Мурада Мусаева опыта работы со взрослыми командами не пугает Галицкого — для него важнее романтичная гордость, и этим его клуб похож на Бильбао, как близнец. У этого пути есть только один неприятный минус: гордость завоёвывает сердца, но не помогает выигрывать трофеи. К счастью или к сожалению, мировой футбол устроен так, что ты должен ориентироваться на лучших, а не только на своих, как бы красиво это ни было. И если лучшие — Тухели, то их просто нельзя сбрасывать со счетов ещё до того, как успеешь об этом подумать.
Когда мы первый раз общались с Сергеем Николаевичем, он спросил у меня: «Что важнее — развивать собственные сильные стороны или добавлять там, где ты слабее?». Я не помню, что ответил я, потому что у меня нет чёткого мнения по этому вопросу, но помню, что ответ Галицкому не понравился. Кажется, теперь понятно почему: для него важнее не менять выбранную точку зрения; сильная она или слабая — вопрос второй важности. Футбол крут тем, что тут можно без боли наблюдать за попыткой построить утопию.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео