Ещё

«Спартак» и бывшие. Этот клуб обречён на скандалы 

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
В последние дни воспитанники «Спартака» дали несколько странных интервью. Их особенность — в незаконченных фразах с открытой трактовкой. Так, сдержанные заявления перешедшего в «Крылья Советов» Александра Самедова бравшие интервью коллеги трактовали как обвинение Олега Кононова во лжи и приспособленчестве. Отсутствие же ответов на жёсткие вопросы от игрока «Ростова» Сергея Паршивлюка — как согласие с тем, что из клуба его выдавила ОПГ «Ромашка» с Ребровым, Комбаровым и Глушаковым.
«Спартак» же, преодолевающий смутное время, продолжает отрабатывать действия в атаке и выстраивать защиту от бывших.

Осада

Пока в Сети продолжается выборочная травля, клуб занимает осадное положение. К нему сейчас очень сложно подобраться.
Во-первых, отель «Макс Ройал» в Белеке охраняют упрямее, чем базу сборной России в Новогорске, отель Месси на ЧМ или Кремль. Любое посещение тренировки должно быть согласовано, а заранее одобренный приход в отель ограничивается 40 минутами. За каждый дополнительный час рабочего пребывания на территории нужно платить больше 100 евро.
Это парадоксальное правило ввёл не «Спартак», а отель, где опасаются, что за два часа гость съест всю еду и выпьет весь алкоголь. Причём проблемы у гостей возникают именно в том случае, если они пытаются решить вопрос легально, хотя имеют шанс зайти на территорию через пляж, проехать на чужой машине или просто перешагнуть через забор.
Тем не менее лишний человек или даже приятный гость потревожит команду вряд ли.
Во-вторых, «Спартак» живёт с внутренними ограничениями. Просьба любого журналиста об интервью вызывает у футболистов чёткую реакцию ещё до согласования с пресс-атташе. Комбаров прямо говорит: «Что угодно, только без намёка на провокации. Всеобщие стоп-темы понятны: Каррера, проблемы Глушакова, заявления бывших игроков. И эти запреты нельзя назвать навязанными или искусственными — сами игроки просто устали от того, что каждое из выступлений оборачивается злостью и недоверием, с какой бы стороны они ни высказывались.
В-третьих, за все дни ни до, ни после тренировок так и не пришлось услышать диалоги из серии: „Ты слышал, что сказал этот?“
»Спартак» создал вокруг особенное пространство, внутри которого есть только двухразовые тренировки, разговоры о футболе и исключительно игровые интриги.
Не удивлюсь, если коллектив сам установил порядки, при которых самые говорливые лидеры обязаны молчать.
Например, самый сложный разговор из тех, что удалось услышать, шёл о том, что перед стиркой нужно выворачивать гетры. На втором месте — что недопустимо есть мучное и сладкое перед сном.
Всем бы такие проблемы.

Атака

Находясь в осаждённой крепости, «Спартак» впервые за долгое время выглядит если не счастливо, то сладко. Во Франции для этого есть даже политический термин — «Зефирка», касавшийся вроде бы чересчур гуманного стиля правления Эммануэля Макрона. Вот и «Спартак» сейчас такой же мягкий, нежный и приятный.
Перед каждой тренировкой находится повод кого-то с чем-то поздравить через коридор тумаков.
Следом идёт набор так любимых футболистами интенсивных упражнений с мячом, всегда направленных на завершение и результат.
Ни изматывающих забегов, ни железа в зале у Кононова нет.
— Вот и всё, что осталось от прежних лет! — шутит один из сотрудников, глядя на лежащие у раздевалок никому не нужные блины от штанг.
Отношения игроков также проявляются в деталях.
Конкуренты, Максименко и Селихов, отбивают друг другу пятёру при каждой смене в воротах и кричат «браво» после сейвов в серии.
Впрочем, полевые игроки забивают как никогда много, а Джикия тут же комментирует: «У нас вообще вратари есть?»
Тогда на помощь спешит Даниэль Тудор.
— Опять 17, вызывайте врачей, — вновь шутит Георгий, когда тренер вратарей пропускает тремя первыми ударами. Но полевые больше не забивают — и проигрывают.
Всё также тепло и на равных идёт общение с молодыми. Фернандо после тренировок устраивает с юными игроками ежедневные турниры на удержание мяча и сильно радуется, когда обыгрывает в финале Умярова.
Придраться вообще не к чему: Зе и Адриано забивают, команда ставит стиль, а Глушаков, если интересно, много и молча бегает.
Но идиллия вряд ли продлится долго. Ведь даже Макрон оказался не зефиркой, а Франция осталось той же сложной и свободной страной, где нет жизни без протестов и восстаний.

Бывшие

Никогда не будет просто и в «Спартаке». Всё-таки это феноменальный и великий для современной России клуб. Куда бы тебя ни заносила жизнь, как бы с тобой ни поступали, что бы ни происходило вокруг — но, однажды оказавшись внутри, ты вряд будешь способен когда-нибудь отдалиться.
Ведь у каждого, конечно, свой «Спартак», со своими героями, истинами, врагами и обидами. И у каждого же есть своя, абсолютно искренняя правда: у Глушакова или Самедова, Паршивлюка или Дзюбы, Карпина или Карреры, Аленичева или Старкова.
Но беда в том, что ожидания личности всегда максимальны, но жизнь не даёт возможности удовлетворить всех причастных.
Возьмём того же Паршивлюка. Да, с одной стороны, руководство и тренер отказались от любимого болельщиками футболиста, а влиятельный на тот момент актив игроков не стал за него заступаться. Так случилось очередное некрасивое расставание с воспитанником.
Но у любой истории есть обратная сторона.
Во-первых, Сергея в «Спартаке» ждали после ужасных травм и, проявляя уважение, продляли контракт авансом, на лучших условиях.
Во-вторых, Паршивлюк вместе с Гранатом выпал из состава после серии неудачных матчей. Последним из них стал проигрыш «Зениту» со счётом 2:5. Следом же «Спартак» выиграл 4 встречи подряд, ни разу не пропустил и вышел в Лигу Европы.
В-третьих, тогда же и было принято сложное решение о расставании, с которым игрок не согласился. Можно, конечно, искать здесь заговоры «Ромашки», но в то же время и по тем же причинам «Спартак» покинул Кирилл Комбаров. И где же тогда был всевластный Глушаков?
В-четвёрых, Паршивлюк сам не очень хотел уходить красиво, из-за чего и был отправлен в дубль, а позже, при согласии советовавшегося с частью коллектива Карреры, был отпущен с большой компенсацией.
В-пятых, по-человечески понятно, почему Сергей не хочет жать руку кому-то в клубе. Но это личное. А факт в другом: «Спартак» стал чемпионом, а Паршивлюк провёл 2,5 года в «Анжи» с «Ростовом» (совсем не Бердыева) и пока не вызывался в сборную. Время — смертельное оружие, и оно показало, кто на тот момент был прав.
Не менее спорно выглядит и история с воспитанником и сильным футболистом Самедовым. Но додумывать за него смыслы и атаковать Кононова лучше не сейчас, а в мае, когда тайное станет явным.
Да и давно пора понять: проблемы клуба вовсе не в игроках, не в менеджерах и даже не во владельце — а просто в том, что это «Спартак». Самый сложный клуб России, у которого никогда не будет защиты от бывших, настоящих и будущих.
Комментарии2
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео