Ещё

«Возвращаться в „Зенит“ смысла нет, отношения испорчены». Кокорин заговорил 

«Возвращаться в „Зенит“ смысла нет, отношения испорчены»
Фото: РИА Новости
Самый обсуждаемый футболист страны и история, за которой следили многие, — в свежем выпуске «КраСавы».
Почему он так долго переходил из  в «Сочи»? Что сказал ему ? Кто в «Зените» на самом деле принимает решения? Правда ли, что его хотели забрать Виллаш-Боаш в «Марсель» и губернатор Тульской области в «Арсенал»? Зачем он продал все машины? Сколько он получал после выхода из тюрьмы? Как на него реагируют люди на улицах? Встречал ли он в колонии невиновных? Как изменились взгляды на систему?
и Кокорин показывают жильё в Сочи, дарят антистрессовую грудь чемпиону мира , соревнуются в крутости удара с Заболотным, летают в горах над пропастью, вместе празднуют дебютный гол и впервые показывают стране Кокорина-младшего.

Про уход в «Сочи»

— Ротенберг говорит, что ты знал обо всём заранее. Ты говоришь, что проснулся и увидел всё из новостей. Кто *** [врет]?
— Я знал о том, что они об этом говорят. А когда проснулся — прочитал, что договорились. Постфактум я узнал об этом из прессы.
— Как такое возможно, что без ведома тренера человека отдают из команды?
— Первый раз, когда я позвонил и сам общался, мне тоже было непонятно. Сказал: «При всём уважении, при чём тут руководство, если тренеру это нужно?». Они говорят: «Так получается, что сейчас не всё решает тренер».
— Правда, что у Семака небольшие проблемы с клубом из-за того, что он тебя поддержал и в том числе из-за этого он не переподписывает контракт?
— Ситуация неприятная для него. Он не говорил, но по нему видно: «Я главный тренер, но меня не ставят в курс дела».
— Кто набрал Миллеру и сказал, чтобы Саша Кокорин был в «Сочи»? Аппарат президента, обиженный Пак?
— Если бы знал, я бы уже это всем сказал. Версий много. Не думаю, что это определённый ресурс. И кто-то до сих пор звонит, чтобы я не находился.
— Улыбающийся Кокорин, который бесит аппарат президента, — бредни?
— Думаю, да. Если бы аппарат президента был настолько заинтересован, чтобы Кокорин не продолжал карьеру, — думаю, по УДО Кокорин бы никогда не вышел. Тут я вышел. Пять месяцев прошло, но история продолжается. У меня есть видение, что «Зенит» не до конца честен со мной. Я уверен, что это большая вероятность, потому что есть странная история с заявкой. Как отклонили заявку, можно было спокойно написать апелляцию. Юристы говорили, что это обжалуется неделю.
— Это когда в сентябре тебя не заявил?
— Да. Хотя бы можно было попытаться. Все говорят: «А что тут такого? Тут две-три минуты». «Зенит» потом говорит: «Нет, мы этого делать не будем».
— Есть версия, что Ротенберг и Миллер между собой договорились. Ротенберг попросил, чтобы Кокорин помог «Сочи» не вылететь. Они просто элементарно поставили тебя перед фактом и всё решили.
— В это я больше верю. Мы сейчас с тобой общаемся. Я тебе говорю: «Жек, дай что-нибудь». Ты говоришь: «Да, бери без проблем». Вот тут из той же серии.
— Можно ли сказать, что при этом руководстве не вернётся в «Зенит»?
— На данный момент желания возвращаться при этом руководстве вообще нет. Отношения у нас испорчены. И смысла я не вижу — ходить и друг другу улыбаться, будто ничего нет.

Про контракт с «Зенитом»

— «Зенит» активно говорит, что ты просил у них 4 миллиона евро. Правда?
— Это неправда. Готов был спокойно играть до мая, выиграть чемпионство, играть в Лиге чемпионов. Ничего не выпрашивал. Суммы мифические.
— До конца мая ты готов был играть за «Зенит» за 18 тысяч рублей в месяц?
— Честно заработанные. Хочешь пушку? С сентября, когда у меня появился этот контракт, мне их ни разу не выплатили.
— Ты мог доиграть за 18 тысяч в месяц, но они рассказывают, что ты просил 4 миллиона евро. Зачем они это делают?
— Якобы показать, что я такой плохой, что сидел. Не они всё это придумали, а это я им руки выкручивал по поводу контракта.

Про уход в другие клубы

— Про «Балтику» — бредни. Я хорошо дружу с их командой, а с руководством не так хорошо. А вообще заходишь (в интернет. — Прим. «Чемпионата»), видишь фамилию Кокорин — самому блевать охота. Единственный клуб, который был от меня, — как раз «Марсель». До 6 декабря мне нельзя покидать страну. Я должен был быть по месту жительства. Когда история пошла, я написал Виллаш-Боашу. Говорю: «Сейчас готов, потому что „Зениту“ я не нужен на вторую часть сезона. Очень хотел бы поехать к вам». Он сказал: «Это супервариант, но мы не можем сейчас платить за трансфер. Узнаю у „Зенита“: это будет покупка или аренда». Я говорю, что в идеале была бы аренда. Они связались с «Зенитом». Сказали, что «Зенит» не заинтересован меня отдавать.
— «Зенит» целенаправленно не отдал тебя в «Марсель», чтобы ты перешёл в «Сочи»?
— Получается так.
— Правда, что тебя звали в Тулу? И нужно было написать смс, чтобы Дюмин ворвался в клубок Миллера и Медведева и разнёс их. Тогда бы тебя забрали.
— Правда. Но у нас такие детские взгляды: представляешь, кто-то за меня занесёт. Понимаю, что у них общение на другом уровне. Если у них принципиальная позиция, чтобы я ушёл в другой клуб, они так же объяснят: «Нет, он туда не пойдёт».
— Когда Смолова отдали в «Сельту», тебе предлагал 3 миллиона рублей в месяц?
— 3 миллиона не предлагали, но интерес от «Локо» был. Понял, что там вообще без шансов.

Про драку

— 8 октября происходит этот *** [ужас], который долго обсуждали. В какой момент ты понял, что вы реально накосячили?
— Я не понял, как всё это появилось. Потому что мы расходились спокойно, мы пожали руки с Паком, пожали руки со всей «Кофеманией». Конфликт был убит. Претензий ни к кому нет. Мы ушли оттуда, в итоге появляется ситуация: вот такие футболисты, побили чиновника. Есть видео, где мы после этого стоим и общаемся.
— В таких ситуациях, как у вас, часто прилипают люди, которые хотят на этом заработать. На какую максимальную сумму тебя пытались нагреть?
— 5 миллионов евро. Я не знаю этих людей. Обращались к родителям.

Про СИЗО и тюрьму

— Первый день в СИЗО, где сидят уголовники. Это страшно или нет?
— Первые четыре дня вообще не кушал. Отсыпался и не понимал, что происходит. Самое страшное — непонимание, что будет завтра.

Про Путина

— У тебя на аватарке стоял Путин, носил футболку с Путиным. Ты попал под каток системы. Изменил ли ты отношение к власти? Будет ли Путин на аватарке?
— На аватарке точно не будет. Отношение к нему не изменил. Понимаю, что об этой ситуации он знал, в системе об этом знали. Не скажу, что были какие-то звонки. Если бы хотели сделать по-другому — сделали бы.

Про «Динамо»

— Кураньи в «Динамо» ездил непонятно на чём. Он купил себе старого пятого икса. Выглядит нормально, но там год второй-третий. В него садишься, а там как помойка. Реально разваленный. К нему подходят и говорят: «Кевин, слушай, у тебя там пишется зарплата, ты первый в России, такая звезда и ездишь на иксе». Его настолько задушили, что он говорит: «В моменте расстроился, хотел плюнуть на всех и купить феррари». Но потом остановился. Купил спокойную машину, а икса за копейки отдал менеджеру «Динамо».

Про Джуджака

— У нас в команде был Балаж Джуджак. Была версия, что он нетрадиционной ориентации. Ему подарили огромный фаллос и прибили к его месту. Он на эту тему очень переживал. Нужно было как-то шутить. Его подкалывали: «Приди с девушкой, докажи всем». А он всё время один был. По сей день с ним дружу. Видимся на отдыхе. Я его видел уже с тремя новыми девушками.
Видео дня. Мировые спортсмены перешли на тренировки дома
Комментарии 6
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео