Почему фанаты против введения Fan ID 

Почему фанаты против введения Fan ID
Фото: РИА Новости
На прошлой неделе в прессе вновь появилась информация о введении системы Fan ID, которая, по задумке чиновников и првоохранителей, будет регулировать посещение фанатами российских футбольных матчей.
Болельщик Алексей Усачев, который представляет объединение «Фратрия», в новом выпуске программы «В движе» рассказал, как реформа повлияет на посещаемость, почему фанаты всех команд категорически против, что будет с «черными списками» и при чем тут возвращение пива на стадионы.
— Впервые российские фанаты столкнулись с системой Fan ID на чемпионате мира в 2018 году. Тогда многие не получили свои идентификаторы и не попали на домашний ЧМ. Как у тебя обстояли дела?
— Тестовая система была еще на Кубке конфедераций в 2017-м, все ринулись получать Fan ID, все получили. Потом многие, придя на стадион на первый матч или на второй, поняли, что ID заблокирован. Билеты пропадали, и большинство людей лишили футбола без суда и следствия, безосновательно. Я на Кубок конфедераций не получал Fan ID, дождался ЧМ, так как по работе необходимо было присутствовать на матчах. Пришлось делать его. Мне дали и даже на удивление не заблокировали, не было никаких проблем в дальнейшем, кроме того, что периодически встречали различные граждане с самолета.
— Что за работа была?— Мы участвовали в организации матчей, занимались поддержкой.
— Почему все фанатское сообщество в России противится введению этой системы?— Это дополнительные препятствия для посещения футбольных матчей и, опять же, возможность для органов власти заблокировать того или иного посетителя без объяснения причин. У нас человек может быть ограничен в посещении спортивных мероприятий только по закону, по суду. А, как мы знаем по Кубку конфедераций и ЧМ, если ты просто чем-то не понравился, были у тебя приводы в полицию на футболе 10 лет назад — все, ты уже в базе опасных лиц, и тебя блокируют.
Сейчас попасть в список забаненных лиц ты можешь по решению суда — знаменитая статья 20.31. В новой системе все несколько понятийно: скорее всего, выбирают людей по прошлому, на личный взгляд тех, кто решает. Неизвестно, по каким принципам. Мне кажется, это уже недопустимо в цивилизационном обществе.
— По последним данным, черный список обнулился, и все начинается с чистого листа. Веришь в это?
— Это звучит странно. Ведь суд принял решение ограничить человека на 2 года. Получается, мы так можем взять всех и разбанить без решения суда? Или будет отдельный суд, который постановит, что на определенных людей наказание больше не распространяется, мы их опять переводим в благонадежные? Это какой-то правовой беспредел.
— Еще говорят, что пиво вернут на стадионы. Как ты на это смотришь?
— Смотрю двояко. Когда у нас отменяли пиво на стадионе, нам говорили: «Пьяные фанаты дерутся», а сейчас этой проблемы у нас, видимо, нет. Мы готовы глаза закрыть на судебные дела — и пиво давайте разрешим. Очевидно, нас хотят задобрить, лишь бы мы приняли эту систему. Я не вижу большой угрозы в продаже пива, но люди непоследовательны в своих действиях: то отменяем, то разрешаем. На ЧМ разрешаем, а на свой чемпионат запрещаем. Это абсурдные решения.
— Не только пиво, но более крепкие напитки легально продаются в VIP-ложе, и все об этом знают.
— Конечно.
— Помимо всего этого, система Fan ID — очень дорогостоящий инструмент. Деньги хотят взять у самих клубов. Есть ли они вообще?— На мой взгляд, конечно, игра не стоит свеч. Это 6 млрд, и еще потребуются дополнительные средства. На всех стадионах РПЛ новейшие системы видеонаблюдения, системы контроля, и уже полиция научилась грамотно работать с публикой. Сейчас нет проблем с тем, что правонарушитель может уйти от ответственности. Дополнительная мера, которая стоит 6 млрд, будет просто дублировать те меры, которые сейчас есть. Это бессмысленно.
— Для чего тогда все это делается, если не для безопасности?
— Как мы знаем, за фасадом слов «мир» и «безопасность» делаются всякие нехорошие вещи. Нас пытаются приучить к цифровой системе через Fan ID. В изначальном варианте это была карточка с личным штрих-кодом. Сейчас они делают QR-код, который будет зашит в приложении. По всему миру в связи с коронавирусом внедряются с большой скоростью цифровые новшества. Мы вам отключим газ, свет, если вы не будете делать так. Вышли на площадь, если вам не нравится политика — всем штраф автоматом. Внедряются повсюду 5G вышки, распознавание лиц, и по алгоритму действий каждого человека, движений его тела, даже без лица могут понять, что это за человек. Идет снятие биометрии, цифровизация всего и вся. Я положительно отношусь к нововведениям, но давайте мы будем их использовать для экономики, для реальных вещей, которые нас избавят от лишних действий. Поэтому и задабривают — и пиво пейте на стадионе, и бонусы вам будут, вы только примите QR, он же такой простой, приложение скачайте, и все. Что плохого в этом? Еще и запреты отменят. Потом все данные о нас в этот QR-код зашьют, и мы будем только с этим QR кодом жить.
— Может, все банально и просто — хотят убрать активную часть фанатизма?
— Отчасти — может быть. Но когда были последние хулиганские действия на стадионе? Зажженные файеры, шоу — давно часть футбола. Многие зрители приходят, чтобы посмотреть на перформанс фанатов «Спартака», , . Это один из элементов маркетинга, сухой футбол без трибун мы уже проходили. Сейчас Лига чемпионов без зрителей просто уныла. Я был на чемпионате мира, где была театрально-камерная атмосфера. Неприятное зрелище — наблюдать игру команды в тишине и с людьми в кокошниках. Атмосфера, которую создают фанаты, — неотъемлемая часть футбола. И песни поют не только они, но и весь стадион: мы переходим к этому, это прекрасно. Без фанатов не будет футбола, будет мертвое представление без души.
— Конечная цель людей, которые активно продвигают тему Fan ID — весь стадион в кокошниках?
— Возможно, это все для силовых органов. Их задача — какая? Нет правонарушений — хорошо. У них узкая направленность. У них может быть в этом интерес. Есть большие государства, есть люди, которые любят футбол, ходить на него, петь, они давно не хулиганят. Почему не считаться со всеми? Получается, сверху кто-то решил, что это хорошо, и все должны это принять. Я был на одном совещании перед чемпионатом мира, там в том числе были представители . Речь зашла о Fan ID. Я высказал свою позицию применительно к ЧМ: «Удобно, если человек из любой страны оформил его у себя дома, приехал без визы, получил все, что нужно, — и быстро. Но применительно к России это бессмысленно». На что мне было сказано: «Нет, мы решили, и мы введем». — «Что значит, вы решили? А вы ходите на футбол?» — «Нет, я не хожу». — «А мы ходим. Я говорю не только за себя, а за 1000 которые ходят на футбол. И без того много ограничений, а вы хотите еще одно. Вы потеряете половину публики». Но им это неважно. Это чисто тоталитарная мера. Говорю: «Давайте соберем болельщиков и спросим их мнение?» — «Да, конечно!»
Вижу, как мы собираемся: нас никто не зовет. и МВД все без нас приняли, а болельщики будут выполнять.
— Почему должна упасть посещаемость? Что отпугнет?
— Есть группа людей, которая ходит постоянно на матчи, кто-то из них сделает Fan ID, кто-то принципиально не сделает: они видят в этом давление со стороны государства, принуждение. Не сделаешь — на футбол ходить не будешь. Это людям не нравится. Мы все-таки еще в демократической стране живем, не хотелось бы ограничения личных свобод. Вторая группа — это те, кто, допустим, раз в жизни приедет на стадион. А ему надо Fan ID получить, скачать приложение, зарегистрироваться… Зачем ему это надо? Пойдет лучше с другом в кафе посидит или на концерт сходит.
— Что делать людям, которые были против этого нововведения?
— Для болельщиков настало время, когда надо объединяться. Все поняли это давление со стороны системы. Надо вести конструктивный диалог с властями с правовой позиции. Нужен профсоюз или подобная организация.
— Новый ВОБ (Всероссийское объединение болельщиков — прим. Sport24)?
— Я думаю, что ВОБ был государственной структурой с бюджетом, и из-за этого бюджета все передрались. Болельщики должны создать независимую организацию, которая бы защищала права болельщика, чтобы мы общались с органами на одном языке. Сейчас мы для органов власти — радикалы и маргиналы, то есть те люди, с которыми не надо считаться.
Видео дня. «Арсенал» проиграл «Вулверхэмптону» в матче АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Видео