«Людей выносили из дыма — мы заходим, когда огня уже нет». Экс-футболист «Зенита» Дмитриев работает пожарным 

В апреле 2019-го горел Собор Парижской Богоматери. Грандиозное здание, памятник мировой архитектуры, за несколько часов разрушилось почти полностью. На многих жителей земли зрелище полыхающей святыни произвело удручающее впечатление. Конечно, особой болью это событие отозвалось в сердцах пожарных всех стран.
— Там же ремонтные работы собирались делать, реконструкция планировалась, какие-то статуи выносили. Видимо, из-за конструкций и замкнуло, — объяснял мне один из них возможную причину возгорания. — Может, они сваркой занимались, чем-то еще. Искра отлетела — и все. Делов-то… У нас такое тоже часто бывает. Человеческий фактор. Всегда пожар из-за чего-то случается.
— В вашей практике такое было? — спрашиваю.
— Площадь бывала похожая. Склады, конечно, не сравнишь с таким собором. Вертолет там помог бы. Но с вертолета тушить нельзя, потому что стены из такого материала, что могли рухнуть от напора воды. Быстро, в общем, не ликвидируешь. Изнутри работать нельзя — тебя завалит. Да и смысла лезть туда не было, там все выгорело. Ждали обрушения, и все.
— Умысла в этой истории не видите?
— Всякое может быть. Никто не ожидал, что империализм себя так проявит. Может, кто-то и специально. У них же там в Париже чего только нет. Общество разнородное, выходцы из других стран. Может, для реконструкции собора наняли таких же работников, как у нас бывает. «Дешевая рабочая сила»… И вот результат.
…Нет ничего странного в рассуждениях профессионального пожарного по поводу ЧП, если бы этим пожарным не был известный в прошлом игрок «Зенита», форвард . Он уже 12 лет служит в 58-м Пожарно-спасательном отряде Фрунзенского района города на Неве. И не жалеет об этом.
Sport24
Олег Дмитриев, родившийся 31 марта 1974 года, — один из самых талантливых нападающих , который под руководством тренера принял участие в первом чемпионате России по футболу. Он состоялся в 1992 году. По итогам 1991 года сине-бело-голубые вылетели во вторую лигу союзного футбола, в декабре того же года СССР не стало, и «Зенит» в результате реформы вернулся в высший дивизион — только уже российского чемпионата.
Продержался он там один сезон. Осенью вылетел в первую лигу в результате интриг конкурентов и, по правде сказать, слабой игры. Цвета «Зенита» защищала молодежь. Плюс ко всему в клубе не было денег в том количестве, чтобы рассчитывать на благополучную жизнь в футболе той поры.
Сине-бело-голубые под руководством того же Мельникова достойно провели чемпионат 1993 года в первой лиге, до последнего сражались с «Ладой» за выход в элитный дивизион, но справиться с тольяттинским Автозаводом, промышленным гигантом того времени, им было не под силу. «Лада», образно говоря, всегда давала больше. Вообще, тогда было время заводских команд — «Лада», «Интеррос», «Текстильщик», , «Уралец»…
Sport24
Так «Зенит» и «завяз» в болоте первой лиги. Пока не пришел и не вытащил его оттуда при помощи . Потом Садырина сменил в «Зените» , он вывел команду в лидеры чемпионата России, позже она завоевала свой первый трофей в российской истории — выиграла в 1999 году Кубок России под началом .
До этого момента недотянул Олег Дмитриев, все эти годы игравший за «Зенит». Он был даже капитаном команды при Бышовце. Но…
***
Практически все, с кем доводилось обсуждать судьбу Олега, сходились во мнении: не хватило ему амбиций, целеустремленности, характера, чтобы проявить себя в полной мере. Начинал в «Зените» очень ярко — их дуэт с  в атаке был грозой соперников. Мощный, скоростной, техничный, умный Дмитриев мог и разогнать атаку, и пас филигранный отдать, и комбинацию придумать. Сам, правда, забивал не так много — в 224 матчах, что провел за «Зенит» с 1990-го по 1998-й, отличился 25 раз. При этом очень часто попадал в штанги.
Sport24
И весь матч на полную катушку Олег редко мог отработать. Были проблемы со здоровьем. Впоследствие к ним добавились вредные привычки. Может, от нереализованности. А еще от того, что Дмитриев редко кому мог отказать. Такой человек, зависим от мнения других. В результате потерялся в футболе — заканчивал карьеру в «Зените»-2, «Петротресте», любительском клубе «Машиностроитель». Хотя в начале девяностых, когда Дмитриев был на взлете, его звали преуспевающие клубы. , хозяин волгоградского «Ротора», предлагал за форварда 200 тысяч долларов — по тем временам приличные деньги. Сразу давал ключи от машины и квартиры. Партнеры по «Зениту» уговорили остаться. «Олег, да мы пробьемся! Давай вместе…». Он принял «патриотические» решение. Может, зря.
Потерялся Олег потом в жизни. Когда закончил с футболом, не знал, куда себя приткнуть. Пытался устроиться на любую работу. Не везде брали — образования нет. Институт Лесгафта, где учатся спортсмены, Дмитриев бросил. Только позже восстановился и закончил учебу на Кафедре футбола. А тогда, в 2008-м, когда в стране разразился кризис, просился даже в грузчики. Развозил еду. Работал охранником в ночном клубе — распространенная профессия среди бывших футболистов. В личной жизни возникли проблемы. Олег второй раз женился.

Жизнь и смерть разделяют секунды

Мучения закончились, когда кто-то из знакомых посоветовал футболисту предложить свои услуги ПСО № 58 города Санкт-Петербурга. Для Дмитриева это был едва ли не единственный шанс найти работу. И пожарные обрадовались, когда узнали, что к ним придет известный футболист «Зенита» — можно создать самую сильную футбольную команду в городе. Так и произошло. Несколько раз часть Фрунзенского района выиграла титул чемпиона Петербурга. А Дмитриев, похоже, нашел здесь свое призвание.
По крайней мере, обратно в футбол его не тянет. Кем там работать? Он немногословный, замкнутый. Не будет грызть глотки другим ради карьерного продвижения. В нашем футболе порой без этого никак. Так, поигрывает за питерских ветеранов, команду, где играют чемпионы «Зенита» 1984 года. Ему хватает.
Sport24
И про службу свою в Пожарном отряде почти ничего не рассказывает. Как ветераны не любят вспоминать войну. Говорит, все там по расписанию: подъем, сирена, выезд, тушение. Спасение жизней. Тяжело, когда не успевают, опаздывают, когда жизнь и смерть разделяют секунды. А так ничего, работать можно. «Людей из огня доводилось выносить?» — спрашиваю. «Из дыма, — отвечает, — мы заходим, когда огня уже нет». «Сколько выездов за сутки?» «Бывает, по двадцать, а бывает по два-три». «Страшно?» «Страшно, но я привык».
Медалей в этой профессии нет. Пожарные относятся к . Как говорится, без погон. Премии иногда выписывают. Грамоты вручают. Зарплата — 50-60 тысяч рублей в месяц. График: сутки через трое. Нормально. Дома у Олега — жена, ребенок. Сын от первого брака учится в институте.
Впрочем, когда речь зашла о его зарплате, Дмитриев усмехнулся: «Смотря с чем эти деньги сравнивать — если с заработком наших футболистов»…
О футболе он вспоминает. Не так часто, как мог бы. В этом уверены все. «Не реализовал свой талант», — говорят про Дмитриева. Он и сам это понимает. Но что уж теперь…
Глядя на то, во что превратился наш футбол, можно сказать: Олег Дмитриев занимается делом. Нужен людям.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео