Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Бывший игрок «Москвы» и «Сатурна» проиграл выборы. Его поддерживают Газзаев и Слуцкий

Из-за ничьей 0:0 в товарищеском матче с Молдовой в декабре оказалась лишь в третьей корзине при жеребьевке квалификации ЧМ-2022. Тем не менее, результаты самой Молдовы – депрессия. Последняя победа – летом 2019-го над Андоррой (1:0).

Бывший игрок «Москвы» и «Сатурна» проиграл выборы. Его поддерживают Газзаев и Слуцкий
Фото: Спорт день за днемСпорт день за днем

Видео дня

Надежды на перемены к лучшему были связаны с выборами президента Федерации, состоявшимися 22 января. На этот пост баллотировался Раду Ребежа, известный в России по игре за «Сатурн» и «Москву». Однако президентом был со скандалом выбран действующий глава FMF Леонид Олейниченко.

Штаб Ребежи в последний день не допустили до выборов, которые фактически прошли с одним кандидатом.

Ряд других важных подробностей:

– на выборах оказались двое человек из штаба Ребежи, которых не допустили к микрофону;

– в команде Ребежи – Сергей Даду, и Ион Тестемицану, также игравшие в России;

– Раду Ребежу и его команду поддержали , и бывший вратарь сборной Румынии Богдан Стеля;

– для участия в выборах необходимы голоса аффилированных членов (ассоциации, главы ассоциаций, входящих в FMF); из 24 аффилированных членов, которые выдвинули Ребежу, семеро были исключены за месяц до Конгресса;

– неофициальные источники связывают нынешнего главу FMF с открытым уголовным делом за ставки, в том числе на матчи сборной Молдовы.

В интервью «Спорту День за Днем» Ребежа рассказал, почему не может рассчитывать даже на поддержку президента страны, с чьей помощью заручился поддержкой Валерия Газзаева и как оказывают давление на всех, кто выступает против власти.

В Молдове открытые выборы президента футбольной федерации, избирателей шантажировали видеокамерами

– Нас отстранили за день до выборов. Вопросы возникли по подготовленному пакету документов, – рассказывает Ребежа. – Я считаю, что он полностью соответствовал требованиям Устава ФФМ. Комиссия, которая была полностью собрана из людей, работающих в Федерации футбола, решила иначе. Они дали резолюцию, что он не соответствует. Был назначен исполнительный комитет, специально за день до выборов. Чтобы невозможно было предпринять никаких шагов.

– Был ли у вас шанс победить? – По большому счету, вся предвыборная кампания была построена по принципу, чтобы больше никто не смог выдвинуть свою кандидатуру. По уставу, чтобы выдвинуть свою кандидатуру, нужно заручиться поддержкой 20 аффилированных членов, которые имеют право голоса. Нынешний руководитель заранее собрал такое количество выдвижений, которое по большому счету блокировало появление любого другого кандидата. Из 118 он заблаговременно собрал 104 выдвижения.

– А как тогда вы набрали 20? – Меня выдвинули аффилированные члены, которые за месяц до конгресса были исключены исполнительным комитетом из состава Федерации футбола. Но они меня выдвинули заранее, до исключения.

– Их исключили из-за того, что они проголосовали за вас? – Во многом – действительно из-за того, что они не поддерживают нынешнее руководство. Они открыто говорили о поддержке моей кандидатуры. Мы обратимся в судебную инстанцию и будем стараться восстановить их права, потому что они были исключены, скажем так, неправомерно.

– Вы один из самых известных, авторитетных футболистов Молдовы. Как так получилось, что оказались в меньшинстве? – Так построена система функционирования Федерации футбола Молдовы, в которой по большому счету нет никаких демократических норм. Устав настолько менялся в течение многих лет, что сейчас очень сложно мне или кому-нибудь другому втиснуться в эту систему, чтобы разрушить ее.

У нас, наверное, единственная страна в мире, где президент футбольной федерации выбирается открытым голосованием. Вы ведь понимаете, что открытое голосование никогда не может быть названо свободным голосованием. Ты под наблюдением видеокамер. Всем аффилированным членам об этом говорилось на протяжении года: «Мы за вами будем наблюдать, как вы будете голосовать». На каждого аффилированного члена оказывалось такое влияние. У нас Федерация очень многим в течение года или в течение мандата помогает из денег ФИФА и , поэтому сложилась такая ситуация. Очень много аффилированных членов зависят финансово от федерации.

– Вы обещали дойти до президента страны. Майя Санду уже в курсе ситуации? – Мы обратились во многие инстанции, в том числе и к президенту тоже. Наша задача была проинформировать президента и ее окружение о сложившийся ситуации с выборами в федерации футбола. Прекрасно понимаем, что невозможно влиять политическим структурам на выборы в общественной организации. Здесь все-таки большую роль играют судебные инстанции, которым предстоит принять решение.

– Вы вообще принимаете эту ситуацию? Будете бороться за новые выборы? – Безусловно, я и моя команда воспринимаем эти выборы как несвободные, с нарушением уставных норм. Все это будет атаковано в судебных инстанциях, и мы надеемся на перевыборы. Это не простая процедура, но мы будем обращаться во все инстанции.

Федерацию обвиняют в распределении премиальных от ФИФА и УЕФА – похоже, они идут не туда

– Вас поддержали Леонид Слуцкий, Валерий Газзаев. Они ограничились теплыми словами или, может, обещали какое-то содействие? – Они поддержали не только меня, но и членов моей команды. По большому счету, это люди извне страны, они не могут, и никто их не просил вмешиваться. Это были теплые слова поддержки и доверия нам как людям, которые много сделали для развития молдавского футбола.

– Вы ведь с Газзаевым никогда не работали. Как удалось обратить на себя его внимание? – Мы напрямую не работали, но я много играл, когда Валерий Георгиевич тренировал . Мы заочно знакомы. Плюс Газзаев тренировал Сергея Даду, который входит в мою команду. У нас много общих знакомых. Вообще слово каждого, кто высказался в нашу поддержку, было дорого. Было очень приятно, что нас поддерживают именно футбольные личности, футбольные люди.

Деян Ловрен: мог бы стать в АПЛ крепким середняком, если выполнить одно условие

– Федерацию обвиняют в нецелевых расходах: на почетного президента, на пляжный футбол, на премии игрокам сборной после поражений. Как бы вы перераспределили все эти финансовые потоки? – Прежде всего, я очень надеюсь, что удастся восстановить порядок и правовые нормы в Федерации футбола. Мы уверены, что финансовые потоки федерации – это деньги, которые приходят от ФИФА и УЕФА, они расходуются неправильно. Мы в своей программе говорили, что деньги необходимо направить на развитие детско-юношеского футбола, на развитие футбола в регионах. У нас здесь огромные упущения, и пока не будет порядка, невозможно ждать каких-то результатов от национальной сборной и клубов.

– Ваше главное расхождение именно в этом? – У нас много расхождений. Сейчас футболом в Молдове управляют люди, которые не имеют отношения к футболу. Они, возможно, хорошие менеджеры, но имеют дело не с какой-то бизнес-компанией. Они работают в футбольной ассоциации, но не знают футбол. По доброй или не доброй воле они развивают футбол в том направлении, с которым мы не согласны.

– Болельщикам же в принципе все равно, кто руководит – лишь бы сборная и клубы хорошо выступали. – Все правильно, я согласен. Поэтому нас и возмущает, что наша сборная сейчас находится на 177-м месте. По большому счету сегодня управляют те же люди, что и 20 лет назад. В составе руководителей меняется один – двое, но остается тот же самый костяк. И они за эти десятилетия в принципе показали, на что «способны». Нам, бывшим игрокам, специалистам и болельщикам, очень неприятно это видеть – победам нашей сборной мы не радовались уже на протяжении долгих лет.

«Не переживаю по поводу возможного давления на меня»

– У вас в команде Сергей Даду, Андриан Сосновский. Чем они занимались и чем будут заниматься теперь? – По большому счету они продолжат заниматься тем, чем и занимались. Кто-то из них работает тренером, кто-то – в управлении различных клубов или школ. Никто не ставил себе задачу управлять футболом. Нашей главной целью и задачей были изменения в футболе.

– Не считаете, что имело смысл включить в свою команду маркетологов, пиарщиков, а не только бывших футболистов? – У нас не только бывшие футболисты в команде. У нас есть менеджеры, которые работали на протяжении долгих лет в Федерации футбола, есть руководители клубов и детско-юношеских школ. Так что я не ставил акцент только на своих бывших коллегах. Но у нас была задача создать команду из футбольных специалистов, руководителей, которые имели дело с менеджментом в футболе. Необязательно только футболистов.

– Нет опасения, что станете персоной нон грата, что на вас компромат будут копать? – Я не могу сказать, что я в жесткой оппозиции. Я за изменения в футболе. Нет результата – значит, нужны перемены. Я абсолютно не переживаю. У меня есть моя футбольная школа, планы ее развития. Не переживаю за давление на меня, мне нечего опасаться. Я всю жизнь жил и буду жить по правилам. Соблюдать и человеческие нормы, и юридические, и финансовые, и все остальные.

Читайте также:

«До ЧМ-2018 интенсивность РПЛ была хуже»: интервью о работе с данными и Sport Science

]]>