Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Почему после совместной работы в «Анжи» Ткаченко и Гаджиев перестали общаться

Обозреватель «СЭ» к 10-летию покупки «Анжи» подготовил большой материал, восстанавливающий картину тех событий. Из интервью с  и  стало понятно, почему после совместной работы они не общаются.

Видео дня

29 сентября 2011-го после домашней ничьей 2:2 с «Тереком» в отставку отправили Гаджи Гаджиева.

Гаджиев убежден, что дело в их отношениях с Ткаченко.

— Он был против меня.

— Почему в Самаре — за, а в Махачкале — против?

— Не знаю, не копался в его интересах. Но он участвовал во всех этих интригах. В книге («Простая сложная игра», — Прим. И.Р.) я об этом говорю жестко, но, мне кажется, объективно. О том, например, что он, безусловно, талантливый человек. Мозги у него хорошо работают, это нельзя отрицать. Как там я охарактеризовал его — гениальный царедворец?

— Да. По вашим словам из книги, вы с Ткаченко жестко поговорили, когда привезли защитника в «Анжи» не через его компанию, а с помощью своего бывшего вратаря Лазо Липоски.

— Такой эпизод был. На его заявление, что все сделки должны осуществляться только через его агентство, ответил ему: «Ты еще успеешь заработать». Мне кажется, тогда надо было сразу сесть и обсудить, что клуб — это не его вотчина. Но я ни в каких бизнес-процессах нигде не участвовал, ни разу. Ни с одним агентом. А договоренность по кандидатуре Жоао Карлоса у нас была еще до прихода Германа. Качественный игрок за небольшие деньги.

— С того момента у вас и началось противостояние?

— Нет-нет. В этом плане он умный человек. Нельзя сказать, что после этого Герман кого-либо приглашал, не согласовав это со мной. По одному игроку были разногласия, но это несущественно. Ласина Траоре мы тогда могли взять за гораздо более низкую цену, но тогда предпочли , а Траоре взяли из «Кубани» через год уже подороже.

Ткаченко смотрит на ситуацию совершенно иначе:

— Убежден, что в Гаджиеве играет обида. К его увольнению я не имею никакого отношения. Более того, никогда не забуду и всегда буду ему благодарен за ту роль, которую он сыграл в моей жизни, особенно в «Крыльях». Ведь именно с этим тренером я добился как менеджер самого большого своего спортивного успеха. Даже несмотря на грязные и несправедливые слова в книге, после которых мы перестали общаться. Если бы столкнулись, было б непросто — но я бы протянул ему руку.

После матча с «Тереком» я прилетел из Махачкалы в Москву и сразу поехал к Сулейману. И был однозначно за то, что Гаджиева нельзя увольнять. Говорил ему это, бился за него до четырех утра — можете у Чистякова спросить. Но собственник был настроен однозначно. И сказал мне: «Иди его увольняй».

А Гаджи показалось, что все это придумано, чтобы Хиддинка привести. Муслимыч в тот момент справлялся нормально, у него не было никаких конфликтов внутри коллектива, он в целом управлял командой. Просто она была новой, не сбалансированной. Через это надо было пройти. А ожидания и напор были больше, чем текущий результат.

— Почему Керимов решил его увольнять?

— К тому моменту у них не сложились отношения, он Гаджи уже не терпел. Потом, правда, Сулейман его вернул. Никто этого не знает, но, несмотря на то, что мы с Гаджиевым уже не общались, я в этом тоже поучаствовал. В декабре 2013 года Муслимыч сломал ногу в Турции. Говорю Керимову: «Если ты позвонишь, ему будет приятно». После этого звонка у них вернулись отношения, он часто с ним советовался, а потом и пригласил назад в «Анжи».

— Он убежден, например, что скандирования фанатов: «Гаджиев, уходи!» — это в том числе ваша интрига.

— Если Муслимыч так считает, то он вообще не понимает ситуацию! Я всегда был громоотводом для всех. Посмотрите пост Чистякова в форуме болельщиков «Анжи» после одного из матчей. Герман ругался: «Как вам не стыдно, почему вы его не поддерживаете?»

Гаджи гипертрофировал совершенно безобидные вещи, и такое его отношение в какой-то момент начало Керимова раздражать. Интриги не было точно! Но если собственник уже не может терпеть, то что делать? Мы с Гаджиевым были одной командой. Я всегда тренера поддерживаю. Он же работал со мной в «Крыльях» и может делать выводы. Ничего в этом плане не изменилось.

Думаю, он обиделся, что я не ушел вместе с ним — ведь он меня рекомендовал Керимову. Но договаривался о работе я не с Муслимычем, а с Сулейманом. Это самое тяжелое в работе менеджера — увольнять тренера. Давление на него было сильное, и справляться с ним было тяжело. Когда стоит большая задача, энергетика проекта очень велика. А в Махачкале к тому же друг другу так относятся, как в балете. Может, поэтому его и здоровье подводило.

Во всей этой истории с «Анжи» у меня есть только благодарность, что довелось прикоснуться к очень серьезному, масштабному, глубокому футбольному процессу. Но я потерял друга. Так сложилось, так он все это воспринял...

(Игорь Рабинер)