Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Россия — Дания, 21 июня 2021: анонс матча Евро-2020, как должен сыграть Черчесов для победы России

После матча датчан с бельгийцами у Черчесова вылезла ещё одна сложность.

Россия — Дания, 21 июня 2021: анонс матча Евро-2020, как должен сыграть Черчесов для победы России
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com

Уже многое сказано про высокий общий уровень датской команды, про индивидуальное мастерство лидеров, выступающих в топ-лигах, но после предыдущего тура у нашего тренерского штаба вылезла дополнительная головная боль при подготовке: соперник не такой уж предсказуемый, как могло показаться на первый взгляд.

Видео дня

Дания показала, что может быть гибкой в плане системы. Черчесову нужен универсальный план

Базовая схема сборной Дании – 4-3-3 с одним нижним опорником и двумя «восьмёрками». В редких случаях команда может перестраиваться на 4-2-3-1 с более выраженной «десяткой». И совсем в исключительных матчах вдруг используется 3-4-3. До чемпионата Европы Каспер Юльманн использовал модель с тремя центральными защитниками лишь раз – в ноябре 2020 года в игре Лиги наций с исландцами (тогда были 3-4-1-2). И вот против Бельгии история повторилась. Почему это произошло? Есть два возможных фактора. Первый – попытка «отзеркаливания» бельгийской схемы 3-4-3, что позволило датчанам организовать высокий прессинг чуть ли не «один в один» на чужой половине поля, при этом лучше сохранять контроль чужой тройки форвардов сзади. Второй – реакция на отсутствие Эриксена и переход к альтернативной атаке. 4-3-3 всё ещё остаётся основной системой датчан, вероятность, что именно она будет использоваться в матче с соперником ниже уровнем, очень высока. Но 3-4-3 тоже приходится держать в уме. Во-первых, игра по этой схеме у Дании очень неплохо получилась. Бельгия в первом тайме не понимала, что ей делать, и лишь после перестроений после перерыва она взяла матч под контроль. Во-вторых, тренер Юльманн часто использовал 3-4-3 в «Норшелланне» наравне с 4-3-3. В уме приходится держать оба варианта. И потребуется более универсальный, гибкий план, который легче корректировать в зависимости от ситуации. А опираться стоит не столько на схему, сколько на игровые принципы.

Ключевая особенность датчан: прессинг, который адаптируется под соперника

Пожалуй, самый важный нюанс в предстоящем матче: как мы планируем выходить из-под чужого давления. Датчане использовали прессинг в обоих матчах, это не только их метод обороны, но ещё и способ создания опасных моментов. Собственно, с Бельгией гол как раз пришёл после прессинга. В этом матче Дания выстраивала структуру следующим образом: тройка форвардов растягивалась и контролировала чужую тройку центральных защитников. Но один из нападающих всё же чуть заужал позицию, чтобы также контролировать ближнего к себе опорника. Ближний к мячу опорник датчан поднимался, дальний – тоже, но занимал полупозицию, чтобы успеть и выдвинуться в прессинг по передаче, и отскочить назад для страховки опорной зоны.

То есть это не совсем прессинг «один в один» (позиции дальнего нападающего и опорника – гибкие), но он массированный. Уровень агрессии высокий, важно чётко продумать, как из-под него выходить.

Бельгия в первом тайме не справилась, зато во втором перестроилась на 3-4-1-2 с Де Брёйне в роли «ложной девятки» — и датчанам стало не хватать игрока в середине. Прессинг затруднился, а потом и совсем пропал, поскольку пришлось выпускать полузащитника и перестраиваться на 5-3-2 для контроля Де Брёйне. Тройка в передней линии исчезла.

Против Финляндии датчане тоже прессинговали фактически один в один вверху. Отличие лишь в том, что нижний опорник Хёйбьерг обеспечивал более выраженную страховку и располагался ближе к центральным защитникам. Зато верхняя пятёрка (три форварда и две «восьмёрки») поднималась для давления исправно.

Два нюанса, которыми мы можем пользоваться: габариты Дзюбы и преимущество в инсайдной зоне

Говорим прямо: мы – не бельгийцы, мы не настолько качественно разыгрываем мяч под давлением через середину, в опорной зоне у нас играют Зобнин и Оздоев, которые так себе распасовщики. И Де Брёйне, который выйдет и разрушит чужую структуру, у нас тоже нет. Важно не рисковать и не пихать мяч в середину, а отталкиваться от своих козырей. Первое (и самое банальное) – габариты Дзюбы. Одним из алгоритмов выхода в атаку под прессингом могут стать адресные длинные передачи на Артёма. Команда должна предварительно выманить соперника к своей штрафной, находиться в раскрытом, а не закрытом виде (то есть не сужать позиции, а сохранять широкие), а под сбросы должен прибегать не один Головин, как против Бельгии, а хотя бы ещё один дополнительный партнёр. Кьер здорово справился с Лукаку, но его мало проверяли верховыми передачами. А в среднем по сезону статистика единоборств вверху у Кьера 61,4% — допустимый, но не такой уж выдающийся показатель. К примеру, против Бельгии было ноль из четырёх, против Финляндии – одно из трёх. Дзюба способен цеплять мячи в борьбе с ним – важно, как мы будем пользоваться последующими скидками. Второе – использование инсайдных буферных зон. Лично мне показалось, что компактность датчан при прессинге не такая уж идеальная. И в игре с Бельгией возникали такие ситуации: Кьер перестраховывался и брал зазор (боялся рывков Лукаку за спину), защитная линия не выжималась максимально к центру поля. По бельгийским инсайдам добегали внешние центральные защитники – Кристенсен и Вестергор.

Так как опорники при прессинге уходили очень высоко, то внешним центральным защитникам приходилось постоянно покидать линию и реагировать на открывания Мертенса и Карраско в недодачу. Иногда – одновременно.

Если инсайд Бельгии уходил очень высоко, то центральный защитник прибегал за ним к чужой штрафной.

В матче с Финляндией эпизодически так же возникали проблемы с компактностью – не только при пропущенном голе, но и в первом тайме.

То есть датчане много прессингуют, но при этом их линию можно затащить назад (высоким расположением Дзюбы). Тогда освободится буферная зона между линиями. И здесь нам потребуется два быстроногих и техничных инсайда, которые будут иметь преимущество при разворотах. Мой прогноз: Головин и Миранчук. Хотя вместо Миранчука можно и Ионова.

Остальные нюансы зависят уже от схемы Дании. Например, против Бельгии она слишком легко открывала диагональные коридоры для передачи на центрфорварда: два фланговых игрока бельгийцев утаскивали флангового и внешнего центрального защитника к флангу, а опорники не успевали опускаться. Таких эпизодов в первом тайме было минимум три.

Как подстроить оптимальный прессинг под Данию? «Ромб» уже может не подойти

Будет ли наша команда вообще прессинговать вверху? Ситуация усложняется отсутствием определённости: Черчесов точно не знает, по какой схеме сыграет соперник. Сразу вспоминается осенний матч Лиги наций с Сербией, когда наш штаб не ожидал перестроения соперника с 4-2-3-1 на 3-4-2-1 и фактически весь первый тайм пробегал с разорванным и неработающим прессингом: это было печальное зрелище, чудом не завершившееся обилием пропущенных голов.

На мой взгляд, самая оптимальная история – использовать уже не «ромб», а линейную схему 5-2-3 (как в спарринге с Болгарией). У неё есть преимущества:

1) относительно безболезненные переключения при прессинге вверху. Если ты играешь против 3-4-3, то зеркалишь схему точно так же, как сделали датчане против бельгийцев. Если встречаешься с 4-3-3, то тебе нужно создать в передней линии пару прессингующих. Два твоих крайних форварда будут добегать до центральных защитников, твой центральный нападающий будет действовать по чужому нижнему опорнику. Правда, у нас впереди в центре Дзюба, ему добегать до опорника может быть тяжело; 2) если прессинг совсем не идёт, то всегда можно откатиться на зонную оборону 5-4-1, которая позволит закрыть и центр, и ширину поля. Это самая компактная структура, которая только существует. «Ромб» при 5-1-2-1-1 даёт гибкий прессинг с подстраховками, но в нём не только персональные ориентировки, но ещё и выдвижения вперёд/заужения позиций, зависящие от направления атаки. На примере второго тайма матча с финнами мы увидели, как тяжело могут даваться эти задания вышедшим на замену игрокам – тогда Жемалетдинов и Караваев вдруг перестали заужать позиции, из-за чего у нас возникали дыры в опорной зоне. А здесь план может рухнуть в случае смены схемы у соперника: ты можешь проработать оба варианта, но в голове в футболистов будет каша.

Если же мы выстроимся 5-2-3, то здесь будут более персональные ориентировки в любом случае. И это воспримется российскими игроками проще. Датчане на самом деле здорово выходят из-под давления, используют постоянную смену позиций игроков группы атаки, много передач идёт в недодачу. И важно не допускать путаницы.

А точно ли вообще нужно играть по схеме с тремя центральными защитниками?

Я считаю, что да. Во-первых, на сегодня эта схема лучше наработана. Во-вторых, она позволит лучше контролировать ширину. А датчане умеют атаковать широко. Одна из любимых типовых атак: забросы в штрафную к дальней штанге, во время которых три или четыре футболиста открываются в разных вертикальных каналах, а один – (крайний форвард или латераль) – обязательно за спину фланговому защитнику.

То же самое часто случалось и в матче с финнами. Нам вообще часто придётся контролировать ширину – она качественно создаётся как в 4-3-3, так и в 3-4-3 за счёт латералей.

Резюме

Ключевые задачи сборной Ртимальный выход из-под прессинга и быстрое отрезание от мяча группы прессингующих датских футболистов, последующее убыстрение атаки; 2) собственный прессинг не должен приводить к путанице в середине и разрывам. Поэтому лучше выбрать аритмию и прессинг по определённым сигналам (например, по передаче на фланг). А где-то стоит просто садиться (но имея контратакующие аргументы – а не так, как против Бельгии). Исходя из всего перечисленного, наиболее оптимальным считаю линейную схему 5-2-3, где Зобнин и Оздоев будут парой опорников, Головин и Миранчук (Ионов) – инсайдами, а Дзюба – центральным нападающим. Ещё больше аналитики по чемпионату Европы и не только – в авторском телеграм-канале Михаила Г проанализируем это».