Войти в почту

Лига чемпионов, Реал – Наполи, 29 ноября 2023: как матч этих команд привёл к созданию турнира, проект Сильвио Берлускони

Давление на УЕФА после поражения команды Марадоны в 1987-м стало катализатором изменений в европейском футболе. Сейчас история повторяется.

«Мы съедим их заживо». Как после матч «Реала» и «Наполи» создали Лигу чемпионов
© Чемпионат.com

На днях президент «Реала» Флорентино Перес вновь поднял тему запуска Европейской Суперлиги. По утверждению издания Defensa Central, патрон мадридцев готов реализовывать проект независимо от результатов переговоров с английскими клубами о готовности их вступления в Суперлигу. Тема становится всё горячее в связи с приближением 21 декабря – даты, когда Суд Европейского союза должен объявить решение по разбирательству между УЕФА и Суперлигой. В случае если клубам предоставят возможность создать турнир не под эгидой Союза европейских футбольных ассоциаций, Перес готов к радикальным действиям.

29 ноября «Реал» в рамках группового этапа Лиги чемпионов встретится с «Наполи», президент которого Аурелио Де Лаурентис выступает против Суперлиги, но при этом убеждён, что УЕФА прикарманивает слишком много денег. «Нам нужна реформа еврокубков, в частности Лиги чемпионов. Неправильно позволять УЕФА собирать за сезон с турниров € 800 млн – непонятно, куда потом эти деньги деваются», – возмущается дон Аурелио.

В споре, как известно, рождается истина, а история имеет свойство повторяться. Рассказываем, как на стыке 1980-х и 1990-х схожая полемика после противостояния «Реала» и «Наполи» привела к учреждению Лиги чемпионов.

Дисквалификация игрока на пять лет, обещание Марадоны съесть «Реал» живьём

Предшественник Переса на посту главы «Реала» Рамон Мендоса тоже не был фанатом УЕФА. Осенью 1987 года он раскритиковал руководящий орган за «безумное решение» запретить болельщикам посещать «Сантьяго Бернабеу» в матче первого раунда Кубка европейских чемпионов – тогда команды играли на выбывание, и каждый фактор увеличивал цену ошибки. На жёсткий бан от УЕФА «сливочные» нарвались после матча с «Баварией» в рамках КЕЧ-1986/1987. Игра проходила в Мюнхене, и в порыве гнева, пытаясь заступиться за партнёра по команде Чендо, харизматичный игрок «Реала» Хуанито наступил на лицо упавшему Лотару Маттеусу. Мадридца дисквалифицировали на пять лет, плюс один матч для «Реала» без зрителей.

Поединок с «Наполи» в Мадриде оказался таким же жестоким, с обилием конфликтов и провокаций. Нападающий неаполитанцев Сальваторе Баньи утверждал, что игроки «Мадрида» обзывали его и одноклубников «мафиози». Диего Марадону опекали сразу трое оппонентов и нещадно лупили по ногам. В итоге в конце проигранного неаполитанцами со счётом 0:2 матча запасной вратарь гостей Лучано Кастеллини потерял хладнокровие и швырнул в тренера мадридцев Лео Бенхаккера пакет со льдом – промахнулся и попал в фотографа.

«Мы съедим их заживо», – грозил перед ответным матчем Марадона. Неудивительно, что автобус «Реала» закидали тухлыми яйцами, а отель, в котором расположились мадридцы, охраняли 50 вооружённых карабинёров. На следующий день «Наполи» при полном аншлаге на стадионе открыл счёт уже на девятой минуте. Реализуй в первом тайме два верных момента Карека и Марадона, гостям вряд ли бы удалось отыграться, но вместо этого они зевнули контратаку на 43-й минуте. Эмилио Бутрагеньо забил выездной мяч, и судьба противостояния была решена. После матча больше всего возмущался владелец «Милана» Сильвио Берлускони, назвавший формат Кубка чемпионов на выбывание «историческим анахронизмом». «Это ужасно, что одна из лучших команд мира и лучший игрок Марадона покинули европейское соревнование на столь ранней стадии. Это значительно уменьшило привлекательность турнира», – сокрушался телемагнат. Спустя месяц он пережил похожие чувства, только уже по отношению к своей команде – «Милан» в Кубке УЕФА «сгорел» в двухматчевом противостоянии с «Эспаньолом». «Европейский футбол нуждается в реформах. Мы должны учредить континентальную лигу с гарантиями для клубов с точки зрения управления и доходов. Матчи на выбывание в самом начале сезона точно этому не способствуют».

Президент «Милана» провёл турнир, ставший прообразом клубного чемпионата мира

Берлускони настаивал на том, что клубы высокого уровня, которые собирают большие группы болельщиков и имеют солидные доходы, должны конкурировать друг с другом – риторика, очень схожая с сегодняшними лозунгами Переса. Босс «Милана» первым начал работать с форматами: в 1981 году он учредил в Милане и провёл на «Сан-Сиро» клубный турнир Мундиалито с участием «Милана», «Интера», «Ювентуса» и уругвайского «Пеньяроля». В дальнейшем турнир проводился каждые два года вплоть до 1987-го. В разные годы в нём также принимали участие «ПСЖ», «Марсель», «Порту», «Барселона» и киевское «Динамо».

Эта попытка нарушить правила была подготовкой к упразднению монополии итальянской государственной телекомпании RAI на показ спортивных трансляций в прямом эфире. Медиамагнат Берлускони совершил революцию в платном телевидении, позволив Серии А на долгое время значительно опередить другие европейские лиги и стать самым привлекательным национальным клубным турниром вплоть до середины 2000-х.

В конце 1980-х «Милан» Берлускони два раза подряд выиграл Кубок чемпионов (1988/1989 и 1989/1990), но Сильвио было мало только трофеев – он хотел видеть зрелище ещё более высокого качества, которое бы напрямую влияло на прибыль. В начале 1990-х глава «Милана» встретился с Мендосой и обсудил глобальный турнир будущего. Ему дали рабочее название – Европейская телевизионная лига. К проекту привлекли рекламное агентство Saatchi & Saatchi, и, когда об этом стало известно, в УЕФА осознали необходимость перемен. Звучит знакомо, не правда ли?

«Лига чемпионов в 1992-1993 годах стала следствием работы, проведённой Берлускони и другими большими игроками, – констатирует технический директор «Милана» тех лет Умберто Гандини. – Была введена концепция группового этапа, турнир расширился, большее количество игр означало, что с телевещательных компаний можно было потребовать больше денег. Кроме того, заметно возросла конкуренция в национальных чемпионатах – этому способствовала сумасшедшая борьба за попадание в четвёрку лучших».

Отчасти благодаря рубке «Наполи» – «Реал» в 1987 году, а затем наблюдая, как его собственная команда досрочно выбывает из беспощадных соревнований с прямым плей-офф, Берлускони представлял себе игру такой, какая она есть сегодня. Не говоря уже о её месте в средствах массовой информации, спорте и развлечениях, о способности приносить заоблачную прибыль.

Галлиани считает, что Суперлига уже существует – это АПЛ

Как и в начале 1990-х, угроза Суперлиги два с половиной года назад спровоцировала самое радикальное изменение формата Лиги чемпионов за последние три десятилетия. Со следующего сезона на групповом этапе будут соревноваться 36 команд вместо нынешних 32 в восьми группах. Но точно так же, как реформа 1992 года не остановила другие проекты Суперлиги в краткосрочной перспективе, это вряд ли поставит точку в инициативах самых богатых клубов зарабатывать, ни с кем не делясь.

В ожидании вердикта Европейского суда Переса и других крупных игроков сильно напрягает увеличение разрыва между английской Премьер-лигой и остальным европейским футболом, что может однажды подорвать конкурентный баланс Лиги чемпионов. Английские клубы зарабатывают гораздо больше, чем их коллеги на континенте, поэтому Адриано Галлиани, давний соратник покойного ныне Берлускони, считает, что сегодня АПЛ, по своей сути, уже является Суперлигой.

«Клубы Премьер-лиги зарабатывают в четыре раза больше, чем в Серии А. К примеру, наша «Монца» за выход в высший дивизион получила € 33 млн, а повысившаяся в классе до уровня АПЛ английская команда – € 160 млн. Как мы можем остановить эту тенденцию мировой экономики? В 2021 году английские клубы отказались вступать в Суперлигу вовсе не из-за протестов фанатов – они побоялись потерять доход в £ 4,5 млрд, который за последние два года вырос до £ 6 млрд. Вывод можно сделать лишь один – в европейском футболе тоже должен быть Брексит, клубный чемпионат Европы, но без англичан», – видит такой выход Галлиани.

В попытках защитить право на Суперлигу Перес и Галлиани обвиняют УЕФА в том, что Союз стал монополистом в футболе, тогда как в Европе, состоящей из 27 государств-членов ЕС, основой является конкуренция. Если суд встанет на сторону топовых клубов, то в мировом футболе следует ждать настоящую революцию. Такую же мощную, как после дела Марка Босмана в декабре 1995-го. Тогда суд признал незаконным запрет Европейского союза на ограничение права футболистов на свободу перемещения по окончании действия контракта. Ждём.