Ещё

Артемий Панарин — о золотом МЧМ-2011, празднованиях и высадке с самолёта 

Фото: Rick Stewart/Getty Images
Он старается не пересматривать те матчи, чтобы не плакать.
Это сейчас Артемий Панарин — звезда НХЛ и один из лучших игроков мира. А в 2011 году он был маленьким неказистым пареньком, которого Валерий Брагин взял на молодёжный чемпионат мира, хотя все тренера отговаривали.
Панарин молчал практически весь турнир, чтобы сделать дубль в финале против Канады. Спустя семь лет после исторической победы Артемий вспоминает, как он попал в сборную, как команда шла к золоту Баффало, как праздновала победу, и как хоккеистов выгнали из самолёта.
— У нашей сборной всегда есть хороший шанс на победу, — начинает Артемий. — Но это спорт, всё решается в одном матче. Это не плей-офф с сериями до четырёх побед, и даже у сильной команды может быть плохой день, который может закончиться вылетом в четвертьфинале. Шанс есть всегда, независимо от того, выиграли суперсерию или проиграли.
 — Следите за молодёжкой, результаты матчей узнаёте, обзоры смотрите?
— Конечно, времени не хватает, здесь игры через день. Буду стараться смотреть чемпионат мира, но в основном хайлайты. На просмотр целых матчей времени нет.
 — МЧМ-2011 хорошо помните?
— Всё помню, воспоминания только положительные. Очень круто, на всю жизнь это останется.
— Помните, как будто вчера было?
— Да, время летит очень быстро, эти моменты ещё свежи в голове. Конечно, уже нет таких эмоций, как после чемпионата, тогда они были совершенно другими. Жизнь идёт дальше, намечаются новые цели, вершины. О прошлых заслугах думать некогда.

«Брагин советовался с Тарасенко и Орловым, они за меня похлопотали»

— Когда вы попали в окончательный состав, многие вас считали залётным человеком. Сами переживали — возьмут, не возьмут?
— Очень переживал. Было немало историй, да я и сам как-то смотрел интервью Валерия Николаевича, где он рассказывал, что все ему советовали меня не брать, потому что я очень маленький и не справлюсь. Но он в меня поверил, огромное ему за это спасибо. Брагин сыграл важнейшую роль в моей хоккейной карьере, дал мне какой-то шанс, и после чемпионата я уже был гораздо более уверенным хоккеистом. Это помогло мне. Он мне тоже дорогу проложил в жизнь.
Ещё Володя Тарасенко с Димой Орловым ходили к Брагину, он с ними советовался насчёт состава. Они потом рассказывали, что за меня похлопотали, и Валерий Николаевич взял меня. Я переживал и был очень рад, потому что всё было на грани. Я поехал, но всё равно был там далеко не лидером, играл в третьем-четвёртом звене. Уже в финальной игре, когда начали всё менять, поставили меня с более мастеровитыми ребятами.
Rick Stewart/Getty Images
— Вы Тарасенко и Орлову потом хоть проставились?
— В принципе, да, нас же на самолёт не пустили, так что получается, что проставился. Конечно, посиделки были после этой победы.
 — Не напрягало перед стартом турнира, что все говорили о группе смерти?
— Мне тогда вообще не до этого было. Лидеры, возможно, и обращали на это внимание, а я был в третьем-четвёртом звене, на грани, мне бы вообще в состав поспасть и более или менее не опозориться на льду. Особо в Интернет не заглядывал, ничего не читал.
 — Вы проиграли два матча на старте турнира, и хоть игра и не была безнадёжной, но на вас тогда уже все практически крест поставили.
— Да, но Валерий Николаевич нам говорил, что в том году Чехия на взрослом чемпионате мира тоже начала с поражения, и поэтому мы идём по чемпионскому пути. Подбадривал нас, говорил, что ничего страшного в этом нет и надо играть дальше.
— Ему вас приходилось успокаивать?
— Конечно, он же тренер. Кто нас будет успокаивать, журналисты? Они, в основном, наоборот всё писали. Нам по 18-19 лет, мы ещё не были профессиональными спортсменами, и помощь нам была нужна.

«Стараюсь не смотреть те матчи, чтобы не реветь»

— Я когда пересматриваю эти три матча плей-офф, у меня каждый раз слёзы на глаза наворачиваются…
— У меня такая же история, поэтому я стараюсь их не смотреть, чтобы не реветь (смеётся). Слёзы накатывают.
— Россия заняла третье место в группе и в четвертьфинале встречалась с финнами. Их капитан перед матчем сказал, что у вас нет шансов. Вы это слышали?
— Для нас не имело значения, кто там что говорит. Этот турнир был очень важным для нас, поэтому мы старались не отвлекаться на мелочи.
 — Финны вас возили почти весь матч, но Кузнецов в одиночку вытащил игру на последних минутах. Как это воспринималось, как чудо?
— Кузнецов молодец, помог очень здорово. Это хоккей, тем более, когда игры на вылет. Финны лидировали по игре, но потом пара моментов против них обернулась голами, и они поехали домой.
— Вы после той победы быстро заснули?
— После игр я вообще тяжело засыпаю и особо не сплю.
 — До полуфинала оставалось меньше суток, а шведы были свежими.
— Успели восстановиться. Организмы были ещё совсем молодыми, достаточно было часов 6-7 поспать, и мы уже были готовы. Потом ещё дневной сон после раскатки, успеваешь восстановиться. Сейчас, конечно, когда стал взрослее, иногда устаёшь, тяжело два матча подряд играть. А тогда мы были молодыми и горячими.

«Порвал карман брюк, и на фарт не стал его зашивать»

— Перед шведами была уверенность, что выиграете? О золоте уже думали?
— О золоте не думали ещё, просто выходили на каждый матч, не думая о следующем или прошлом.
 — Вам в полуфинале передачу записали, но вы там особо ничего не делали, шайбу выбросили из зоны.
— (Смеётся). Даже не помню эту передачу, у меня было настолько мало очков, что мне было не до счетоводства. Тем более, если я её не отдавал, то и внимания не обращал.
— Не сидело в голове: «Как так, почему не забиваю?».
— Сидело, конечно. Мы жили в одном номере с Никитой Двуреченским, он меня всегда успокаивал, говорил: «Ничего, всё нормально, ты забьёшь». Помогал мне психологически расслабляться. Конечно, я хотел забить, это же чемпионат мира, все родные и близкие смотрят. Это большая радость. Хорошо, что получилось отличиться в финале.
 — Слово «фартожопые» — экспромт Кузнецова, или у вас оно было в ходу в команде?
— В команде его не было, видимо, он во время интервью так сказал.
 — Он ещё говорил, что на фарт не меняет носки с трусами. У вас была какая-то примета?
— Я порвал карман на брюках, когда мы начали выигрывать, и я решил не зашивать их, оставил на фарт.
 — Эти брюки до сих пор храните?
— Да, они лежат у меня в Коркино.

«Брагин — лучший тренер мира в молодёжном хоккее»

— Брагин весь турнир казался спокойным. Так и было?
— Мы были молодыми, по психологии не разбирались в тренерах. Мы делали первые шаги в хоккее и не думали, нервничает Брагин или нет. Он старался нас завести, мы его слушали, выходили и играли.
 — Перед Канадой лично вам казалось, что всё по плечу, или нет?
— Да какое! Мы же еле обыграли шведов и финнов. Если бы мы всех обыгрывали по 8:2, был бы другой разговор. Но у нас все матчи были тяжёлыми.
 — В финале у канадских болельщиков были довольно неприятные плакаты, вроде «Раздавите этих русских».
— Во-первых, когда выходишь на игру, не смотришь по трибунам, у кого что написано на плакатах. Во-вторых, я и сейчас по-английски ни черта не понимаю, а тогда тем более.
 — Помните свои слова о том, что проснулись перед финалом и поняли, что забьёте?
— Было такое. То ли сон приснился, то ли ощущение было. Хорошо, что это чувство не подвело.
— У вас перед важными матчами есть предчувствие, выиграете или проиграете?
— Какое-то чувство есть, но оно не всегда совпадает с реальностью. Тогда всё совпало.
 — Когда счёт стал 0:3, о чём думали?
— Были в шоке! Настраивались совсем на другую игру, поэтому было непросто. Но руки не опускали, Валерий Николаевич нас подбадривал.
— Сейчас можете рассказать, что в раздевалке творилось? Про планшетку все знают, а мусорный бак летал?
— Этого я не помню. А планшеткой он ни в кого не кидал, просто пнул, и она воткнулась в потолок.
 — Это вас завело? Брагин — специалист по нестандартным ходам для поднятия духа команды.
— Конечно, это подбадривало. Его заслуга в этом большая.
 — Как часто Брагин разносил команду?
— Как и все тренеры, ничего особенного не было. После первых двух поражений он нас успокаивал, потом мы начали выигрывать, и уже нечего было нас ругать.
 — Брагин — лучший тренер мира в молодёжном хоккее?
— Безусловно!
 — Когда забивали победную шайбу, вам канадцы то ли что-то показывали, то ли кричали.
— Это уже на эмоциях было. Конечно, показывали всякие неприличные жесты, но мне было плевать уже. Я им забил гол, всё было на льду показано.
 — Злорадство потом испытывали?
— Когда выиграли, нам вообще было не до них. Уже потом на видео смотрели, что они сидели и чуть не плакали. Да и потом злорадства не было, выиграли и выиграли, нам тогда не до них было. Я в тот момент о канадцах вообще не думал, в НХЛ в то время не собирался.

«Перед самолётом кто-то вообще идти не мог»

— Когда поверили, что станете чемпионами? Когда финальная сирена зазвучала, или когда сами забили, или когда Двуреченский пятую шайбу забросил?
— Наверное, только когда зазвучала финальная сирена. И даже тогда было до конца не понятно. Наверное, не верили.
 — Когда поверили?
— Когда в Россию приехали, все начали поздравлять, началась шумиха, что мы чемпионы.
 — Почему всё-таки выиграли? Что было ключевым — русский характер, фантастическое везение, или вы были самой сильной командой?
— Думаю, всё вместе. И характер, и везение, и команда.
 — Что было круче — отыграться с ЦСКА с 0-3, или то золото?
— Сложно сказать. Это два очень крутых момента в моей жизни.
 — Понятно, что вы отмечали перед самолётом, но насколько хорошо отмечали?
— (Смеётся). Люди разные, поэтому кто-то хорошо отмечал, кто-то средне, а кто-то вообще слабо. Были разные экземпляры.
— Вы на ЗОЖе были или тоже водку пили?
— Я на водке был, по-нашему!
 — В каком состоянии в самолёт зашли, на самом деле буянили, или всё было тихо-спокойно?
— Никто не буянил, просто были выпившие ребята. Мы вылетали через несколько часов после победы, были на эмоциях после игры, ещё и выпили. Устали, и когда уже ехали в автобусе, было не до буйностей. Кто-то вообще идти не мог, кому-то помогали. А когда сели в самолёт, хотелось просто лечь спать, а нас выгнали.
— Думаете, это специально подстроили, или американцы были в шоке от того, как празднуют русские?
— Возможно, они обалдели. Я не знаю всех ситуаций, за всех сказать не могу. Лично я лёг спать, а потом меня выгнали. Я ничего не делал, может, кто-то навеселе кого-то куда-то послал, а они обозлились и выгнали всех.
— Что можете пожелать ребятам, которые сейчас на МЧМ?
— Не читайте прессу, просто играйте в хоккей. Понятное дело, что пожелание у всех одно — только золото. Я понимаю, насколько это тяжело, поэтому желаю ребятам удачи.
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео