Трагическая история российского хоккеиста Карпова. Он забивал Канаде на ЧМ, а умер после падения с лестницы 

Важнейшую роль в выборе дела всей жизни для Карпова сыграл отец. Он был вратарем заводской команды и большим фанатом хоккея, так что альтернативы у сына фактически не было.

«Он с малых лет целенаправленно готовил из сына хоккеиста. В пять лет записал в секцию фигурного катания, чтобы как Балдерис овладел мастерством катания на коньках, а потом в семь лет на  записал уже в хоккейную секцию. Более того, когда я приезжал с тренировок домой, то мы с отцом шли на стадион, который находился рядом с нашим местом жительства, и там я еще занимался дополнительно. Помню, бывало, что даже при выключенном свете, в полной темноте наматывали круги по стадиону», — рассказывал .

Вся эта работа со временем окупилась сполна: уже в семнадцатилетнем возрасте перспективный хоккеист дебютировал за команду мастеров . Под руководством Валерия Белоусова форвард прогрессировал в сумасшедшем темпе и вскоре стал лидером клуба. В 1992 году Карпов отправился на стажировку в , чтобы набраться опыта, тренируясь бок о бок с лучшими игроками страны. Новичок успел провести девять матчей в тройке с Вячеславом Буцаевым и  до того, как все лидеры команды покинули армейский клуб.

«Я приехал в ЦСКА, и за предсезонку там разъехались абсолютно все системообразующие игроки. В 21 год я оказался третьим по возрасту в команде. Я приехал туда учиться, а оказалось наоборот. Мне пришлось передавать свой «опыт». В итоге я вернулся в «Трактор», — говорил разочарованный форвард.

После возвращения Валерия в Челябинск команда дважды добиралась до полуфинала, но оба раза натыкалось на .

«К сожалению, дважды подряд мы выходили на московское «Динамо», где на тот момент была талантливая молодая команда, укомплектованная игроками, собранными со всей страны. Яшин, Каспарайтис, , тот же Назаров — сами понимаете, насколько мощный коллектив у них тогда был, но даже несмотря на все это, у нас были реальные шансы на победу, особенно в первый раз, в сезоне 1992/93», — вспоминал Карпов.

Так и не став чемпионом в родной стране, но выиграв золото первенства планеты (ниже — крутейший гол Канаде в полуфинале), форвард решил попробовать свои силы в Северной Америке. После Олимпиады в Лиллехаммере Валерий уехал в ранее задрафтовавший его «Анахайм».

«После одного из матчей на чемпионате мира мы сидели на трибуне с Игорем Варицким, и ко мне неожиданно по-русски обратились: «Вы ?». После моего утвердительного ответа я был представлен генеральному менеджеру «Анахайма», который поинтересовался: «Не хотите ли вы играть в Калифорнии?». Я ответил, что, конечно, мне это интересно, и на драфте 1993 года «Анахайм Майти Дакс» выбрал меня под общим 56-м номером», — говорил Валерий.

Но карьера за океаном у российского нападающего не сложилась. За три года в НХЛ он провел всего 76 матчей и набрал 29 (14+15) очков.

«Слишком много было травм. Молодой, горячий, уровень хороший, но там, как правило, не трогают людей с именем. Таких великих как Грецки, Лемье просто объезжали. А Валере приходилось доказывать. Его признавали лучшим игроком недели за красивый гол. Он по льду летал словно ракета. Его даже сравнивали с . Ему не повезло там. Несколько сотрясений! Однажды получил серьезную травму: переехали коньком лицо, когда он упал в результате столкновения на лед. Представляешь, какая это боль? Ему сделали такую великолепную пластику, что шрама почти не видно было. Это же надо — проехать коньком по всему лицу! Думаю, если бы у нас «слепили», Гуинплен просто отдыхал бы!», — делился своим мнением о заокеанской карьере Карпова его лучший друг Вадим Кохельников.

После неудачного вояжа в Северную Америку Карпову предстоял непростой выбор: вернуться в родной, но переживавший серьезный финансовый и идеологический кризис «Трактор», или поехать в Магнитогорск, где хотели построить чемпионскую команду. Валерий захотел стать одним из кирпичиков клуба-чемпиона и, выбрав , не прогадал. В 1999 году «Магнитка» взяла золото, а Карпов блистал рядом со своими звездными партнерами, которые помогли ему стать лучшим бомбардиром победного плей-офф.

«Поехали на Банное, на горнолыжку в Абзаково. Но Валера не катался, он любил горные лыжи, но по контракту было запрещено. В НХЛ любая травма во время игры была застрахована, но если игрок получал травму, катаясь на лыжах, то это уже был не страховой случай. Поэтому кататься было нельзя. И здесь, в Магнитогорске, он этого правила придерживался», — рассказывал Кохельников.

Перед сезоном-2000/01 Карпов оказался в списке игроков, с которыми руководство команды хотело расстаться, чтобы освежить коллектив. Далее в карьере форварда были тольяттинская «Лада» и московское «Динамо», но ни в одном из этих клубов ему не удалось демонстрировать ту игру, которую показывал в «Магнитке». Тогда хоккеист, после разговора с Белоусовым, вернулся в Магнитогорск и провел лучший сезон в карьере. В чемпионате-2003/04 он набрал 39 очков и установил личный рекорд результативности. Однако плей-офф капитан команды провалил: ни одного балла в одиннадцати встречах и нереализованный буллит в пятом матче финала против . Именно тогда карьера нападающего пошла на спад.
Через год Карпов окончательно покинул Магнитогорск и провел прекрасный год в родном «Тракторе», который на тот момент выступал в Высшей лиге. Далее был вариант с «Салаватом Юлаевым», но из-за полученной на предсезонке в Уфе мини-травмы форвард не успел заслужить доверие Михалева, и решил окончательно закончить свою игровую карьеру. Отдыхал от хоккея Карпов недолго: уже через несколько лет он стал генеральным менеджером «Автомобилиста». Но на этой должности продержался всего год — до августа 2009 года. А затем руководство клуба приняло решение об его увольнении.

«Мне скрывать нечего. Все случилось в Финляндии на сборах. Главный тренер «Автомобилиста» придерживался системы: полдня тренировка, полдня — отдых. У меня был день рождения. Пробежал с ребятами кросс, поработал на льду. В городе выпили с тренерами по паре кружек пива. На вечер взял бутылочку вина. После отбоя никто меня не видел. Тем более на сборах я был самым большим начальником — кому мог «попасться на глаза»? Жили в финской деревне, туда и не доберешься. Но оказалась в команде какая-то крыса — меня сдала», — рассказывал Карпов.

В следующий раз хоккейные болельщики услышали о Валерии только через пять лет. В 2014 году ему предложили поработать помощником в «Челмете», и местный воспитанник с удовольствием принял предложение. Но через десять дней Карпов оказался в коме при весьма загадочных обстоятельствах. Существует несколько версий случившегося.
Версия первая. Хоккеист в бытовой ссоре получил удар по голове бутылкой и упал с лестницы в собственном подъезде. Полиция Челябинска не нашла в этом происшествии состава преступления, однако родители Карпова настаивали на дополнительном расследовании.
Версия вторая. Со слов , жены хоккеиста, ее муж упал с лестницы, когда пьяным вышел из лифта. Ни сама Анна, ни водитель семьи не сумели спасти его от падения.

«Он последним заходил в лифт, соответственно, первым из него выходил. Он схватился за перила, и его прямо развернуло, и он полетел головой вниз. Это произошло мгновенно, мы даже не успели его схватить. Просто секунды. Сережа бросил пакеты и произнес: Убился!», — рассказывала журналистам вдова.

Анна вместе с водителем сразу повезли Карпова в больницу, куда, по слухам, она поместила его под чужой фамилией и велела врачам не пускать к нему родственников.

«Когда мы на следующее утро сунулись в реанимацию, нам сказали, что нас нельзя допускать. Всю информацию можно получить только через Анну и ее шофера. Я сказала, что я мать, показала паспорт, и тогда нас врач пропустил, но только в само отделение реанимации, где к нам вышел врач, сказал, что его прооперировали. А к Валере мы так и не попали», — говорила мать хоккеиста Людмила Карпова.