Как советский хоккеист Фетисов уезжал в Америку. Ему угрожали, обманывали и предлагали бежать через Германию 

Став 14-кратным чемпионом Советского Союза, один из лучших защитников в истории отечественного хоккея уперся в потолок и перестал развиваться. Чемпионат СССР из-за отсутствия конкуренции был ему уже не интересен, а турниры в составе сборной были редки и скоротечны. Откровенно заскучав, Вячеслав Фетисов в конце 80-х годов прошлого века всерьез вознамерился пойти против политики партии и легально покинуть страну, чтобы попробовать свои силы в НХЛ. Тогда-то капитан и национальной сборной понял, что грань между героем своей страны и ее врагом чрезвычайно тонка. Sport24 рассказывает, как проходил тяжелейший переход Фетисова из ЦСКА в «Нью-Джерси».
Впервые против североамериканских хоккеистов Фетисов сыграл на чемпионате мира в 1977 года. Именно тогда 18-летний перспективный защитник увидел игру одного из лучших игроков в истории Фила Эспозито. Возможно, именно в тот момент в сознании будущего семикратного чемпиона мира поселилась мысль о том, что лучший хоккей находится где-то за океаном. И спустя десять с небольшим лет Фетисов решил попробовать его на вкус.
Впервые о возможности отъезда в лучшую лигу мира лучший защитник Советского союза узнал в 1988 году, во время возвращения с зимней Олимпиады в Калгари. Прямо в салоне самолета руководство Спорткомитета СССР рассказало о переговорах, которые велись с генеральным менеджером «Нью-Джерси» по ходу олимпийского турнира.
Однако если на словах все было просто (Фетисову разрешили ехать только при условии победы на Олимпиаде, которой сборная уже добилась), то на деле нашего защитника ждала изнуряющая борьба с советской системой.
Двукратный олимпийский чемпион ничего не знал об НХЛ и даже не подозревал, что весь последний год руководство «Дэвилз» в лице генменеджера активно бомбардировало спортивное руководство СССР письмами о статусе сделки и возможности наконец забрать Фетисова.

«Никакой информации из лиги до игроков в Москве не доходило. Когда мы приезжали играть в Америку, нас от всего изолировали, никому с нами общаться не давали, английского языка мы не знали, а за беседу с эмигрантами могли не взять в следующую поездку. И, конечно, в советской прессе ничего, кроме критики в адрес НХЛ, не могло появляться», — рассказывал Фетисов в своей книге «Овертайм».

Первая сложность, связанная с отъездом советского защитника в НХЛ, напрямую связана с организацией «Совинтерспорт». Строго говоря, эта фирма была агентской компанией, которая занималась контрактами советских звезд с североамериканскими командами и была нацелена только на одно — получение большей части суммы контракта игроков в свои руки и последующее распределение этих денег в государственном бюджете. Представители конторы умело жонглировали законами государства и неизменно забирали до 90% от общей суммы контрактов уезжающих хоккеистов. Фетисова это также коснулось, однако он в итоге сумел договориться, что ему достанется не 10, как это обычно бывало, а 20% от будущего контракта.
В феврале 1988 года Вячеслав написал заявление об увольнении из армии. Легендарный тренер подписал этот рапорт и заявил, что отправит его в вышестоящие инстанции. Впоследствии Фетисов поймет, что Тихонов этого не сделал.
Перед июльским предсезонным сбором защитник пребывал в ожидании изменения своего статуса и параллельно отдыхал с семьей и одноклубниками на курорте в Ялте, когда его с помощью телеграммы вызвали в Кремль на торжественное награждение, где Фетисову вручили орден Ленина. Когда защитник уже было засобирался возвращаться на заслуженный отдых, замминистра обороны, курировавший спорт, отвез хоккеиста в Офицерский клуб, располагавшийся на Ленинградском проспекте. Помимо самого Фетисова и замминистра, там присутствовал Тихонов.

«Я до сих пор не пойму, в курсе ли был Виктор Васильевич, что дальше должно было произойти, или я присутствовал на спектакле. Замминистра протягивает мне бокал: «Ну, давай выпьем». Выпили. Наливает снова: «Ну ладно, Виктор Васильевич, парень поиграл здесь, отдал армейскому спорту достаточно. Теперь, наверное, надо его отпускать?». Тихонов: «Я бы не торопился его отпускать, у нас молодых защитников много, пусть у Фетисова подучатся. Я думаю, он еще годик мог бы поиграть в ЦСКА, а после этого мы с удовольствием его отпустим», — пересказывал Фетисов суть того разговора.

Тогда прославленный защитник понял, что все было решено уже давным-давно и без его малейшего участия. В тот же день он познакомился с Ламорелло, который как раз приехал, чтобы подписать контракт с Фетисовым и даже не подозревал, что сделка в итоге сорвется. Через пять минут после знакомства советского хоккеиста увели от заокеанского функционера, посадили в машину и отправили в Ялту. Вячеслав вернулся на отдых с ярким послевкусием предательства и разочарования.
Наступил сентябрь. Фетисов попытался устроить забастовку и отказался от тренировок, требуя своего увольнения. Однако со временем, осознав, что для игры в НХЛ ему в любом случае нужно тренироваться, он все-таки примкнул к тренировочному процессу команды Тихонова. В то же время Ламорелло не оставлял надежд подписать звезду сборной СССР и ежедневно звонил Фетисову, справляясь у него о состоянии текущих дел, касающихся отъезда за океан. Оборонцу ничего не оставалось, кроме как обещать, что в скором времени этот вопрос решится.
ЦСКА предстояла поездка на игры в Германию. Фетисов, наотрез отказывавшийся ехать вместе с командой, дал свое согласие только после известия о том, что генеральный менеджер «дьяволов» будет присутствовать на тех матчах и им удастся пообщаться тет-а-тет. В личной беседе Ламорелло предлагал Фетисову сбежать прямо в США прямо из Германии. Однако советский хоккеист ответил отказом. Он не хотел таким образом покидать родную страну и до последнего пытался получить официальное разрешение на отъезд за океан.
По возвращении из Германии ситуация осталась точно такой, какой была до этого. Руководство дало обещание Фетисову о том, что после новогоднего турне по Канаде и США он останется там и будет заканчивать сезон в форме «Нью-Джерси». Слово опять не сдержали.
Поняв, что войны не избежать, Фетисов решил действовать в публичной плоскости, пытаясь обратить внимание общества на его ситуацию. Уже бывший капитан ЦСКА и сборной СССР написал третий по счету рапорт об увольнении и дал резонансное интервью «Московскому комсомольцу», в котором заявил, что не хочет играть за команду Тихонова.
Самому Фетисову и его жене Ладе регулярно поступали угрозы, в том числе о ссылке на север СССР, но супруга, как и ее муж, были настроены идти до конца. Вячеслав вместе с тройкой Крутов — Ларионов — Макаров даже побывал в программе «Взгляд», после которой о проблеме советского защитника узнала вся страна.
Спустя полтора года войны с советской системой, множества случаев унижений и притеснений, Фетисов все-таки добился своего. 13 августа 1989 рейсом  — Нью Йорк главный революционер в истории отечественного хоккея отправился за своей мечтой. Которая позже ему подарит три Кубка Стэнли: два Вячеслав завоюет в качестве игрока, а еще один — в качестве тренера клуба НХЛ.
Комментарии 7
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео