Войти в почту

«Это моё горе и боль». Тренер, осуждённый за смерть ребёнка, записал видеообращение

Детский тренер Вячеслав Курочкин, на чьей тренировке 18 марта 2016 году погиб ребёнок 2007 года рождения, который получил два года колонии по статье 238 ч. 2 УК РФ, записал видеообращение перед приговором.

«В 2016 году на моей тренировке произошла трагедия, перевернувшая всю мою жизнь. На льду погиб мой воспитанник. В конце тренировки после моего свистка и команды стали собирать шайбы. Один из мальчишек решил бросить в пустые ворота и по роковой случайности попал в Савелия, собиравшего шайбы. Попал в область шеи ниже шлема. Потом, как выяснилось, у Савы в головном мозге была врожденная амболизиарная артерия, которая разорвалась. Это было несовместимо с жизнью, он умер у меня на глазах. Скорая, конечно, приехала быстро, но лишь констатировала смерть. В тот момент моя жизнь разделилась на «до» и «после». Практически пять лет я живу с этой болью и опустошением внутри. Всю свою жизнь я посвятил хоккею — сначала как игрок, потом как тренер. Воспитал много талантливых игроков, которыми можно гордиться. Большинство ребят до сих пор общаются со мной, спрашивают у меня совета, я хожу на их матчи. Меня сложно назвать сентиментальным, я по-спортивному строг, очень требователен. Но ребята становились для меня родными, это чувствовали они и их родители. То, что случилось, — моя трагедия и боль. Я не умею красиво говорить, это невозможно описать словами. Как и невозможно представить, что пришлось пережить близким Савелия. Никому и никогда не пожелаю такого. Все эти годы я провёл в мучительных попытках понять, как можно было этого не допустить. Если бы аневризма была раньше диагностирована врачами, то его просто не допустили бы тренировок. Или тот мальчишка, бросивший шайбу, опоздал на тренировку или не попал по Саве. Но случилось именно так, и ничего не вернуть. И в тот момент сделать ничего было нельзя. Это, конечно, не рассуждение на тему того, кто виноват. Это моё горе и боль. Каждый день мысленно прокручиваю момент. Я разделяю боль и скорбь родителей. Если они видят в трагедии мою вину, то я прошу их простить меня», — сказал Курочкин.