Войти в почту

Валерий Ничушкин дисквалифицирован НХЛ, что будет дальше с Ничушкиным

В современной истории лиги крайне сложно найти истории, которые были бы похожи на дисквалификацию Валерия.

Валерий Ничушкин дисквалифицирован НХЛ, что будет дальше с Ничушкиным
© Чемпионат.com

В ситуации Валерия Ничушкина уже не так важно, как корректно перевести американское drug на русский язык и в каком контексте оно вообще использовалось. Неважно, было ли это снотворное, которое форвард использовал после рождения первенца, или что-то нелегальное. Есть только факт полугодовой дисквалификации: с одной стороны, бо́льшая её часть наложится на межсезонье, с другой стороны, шесть месяцев — это вообще-то минимальный срок, в худшем варианте возможно более длительное наказание.

Прежде чем рассуждать об отъезде в КХЛ, надо сказать, что прецедентов у «дела Ничушкина» почти нет. Современная Программа помощи игрокам НХЛ появилась в 1996-м, когда руководство лиги решило больше не закрывать глаза на проблемы своих игроков с наркотиками и алкоголем: после этого туда добавилось ещё и решение ментальных проблем. Спиртное тогда было гораздо более распространено, даром что в лиге тогда в основном играли канадцы довольно неотёсанного происхождения, однако некоторые истории выходили криминальными. Например, в 1989-м у тафгая «Детройта» Боба Проберта обнаружили 14 граммов кокаина: после этого Проберт три месяца провёл в тюрьме и был дисквалифицирован на год.

Первым игроком, который публично (были и те, кто делали это скрытно) объявил о своём участии в программе помощи, был легендарный защитник «Нью-Джерси» Кен Данейко. Он признавался, что начал пить в 15, а спиртное было чуть ли не единственной вещью, которая могла сплотить их юниорскую команду. «У меня было два любимых напитка — пиво и любой другой напиток, который выставил бы на стойку бармен. Моя жизнь состояла из двух частей: хоккея и алкоголя, я пил и платил за это цену». Данейко пропустил 45 игр, успешно вернулся в хоккей: в 2000-м он выиграл «Мастертон Трофи» и играл в НХЛ до 38 лет.

Однако не всем программа помогала. Первым (и, кажется, последним до сегодняшнего случая) игроком НХЛ, который попал на третий этап программы помощи, нарушив условия второго этапа, стал защитник «Лос-Анджелеса» Йере Каралахти. Как и в нашем случае, Каралахти получил от лиги дисквалификацию на полгода. После этого габаритный финн покинул НХЛ и вернулся в родную финскую лигу, пропустив весь сезон-2002/2003: Йере даже не смог сыграть на Кубке мира – 2004, который организовывала сама НХЛ.

Правда, Каралахти сложно назвать обычным хоккеистом. Биография Йере больше подошла бы НБА 80-х годов: в ней есть дисквалификация за героин, арест за провоз четырёх кило амфетамина и рассказы о том, как Йере нюхал кокаин прямо на ЧМ-2004. Каралахти после той дисквалификации больше в НХЛ не возвращался, но его статус на момент отстранения даже близко не был звёздным — защитник третьей пары середняков НХЛ. Кроме того, в ту пору коллективное соглашение лиги было совсем иным, контракт было расторгнуть легче, потолка зарплат не существовало.

В том же 2002-м лига отстранила от игр Тео Флёри. Могучий Мышонок вскоре после своей победы на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити присоединился к программе помощи игрокам и пропустил последние 20 игр сезона. Однако Флёри нарушил условия программы, когда начался новый сезон, и получил дисквалификацию, которая завершилась в декабре. Тео забил три гола в первых четырёх матчах после возвращения, однако в январе умудрился до крови подраться в стриптиз-клубе. После этого «Чикаго» выставил Флёри на драфт отказов, а весной 2003-го он провёл последний матч в своей энхаэловской карьере.

В современной истории лиги подобных прецедентов не было вообще. Да, лига выписывала 20-матчевые дисквалификации за нарушение антидопинговой программы (в числе попавшихся были известные игроки типа Шона Хоркоффа и Нейта Шмидта), однако это совсем другая история. В октябре 2015-го игравший в «Монреале» Зак Кассиан был помещён на второй этап программы помощи и пропустил 31 игру. Скандальным стало расторжение контракта с Майком Ричардсом, который был пойман в аэропорту с наркотиками, но эти случаи сравнивать вообще нельзя.

Статус Ничушкина коренным образом отличается как от Каралахти, так даже и от Флёри на поздних стадиях карьеры. Это элитный силовой форвард в расцвете сил, который относительно недавно начал главный контракт своей жизни и в своём здоровом состоянии может быть одним из самых доминирующих игроков в лиге. Сравните это с его бывшими партнёрами по второму звену чемпионского «Колорадо»: Бураковски в «Сиэтле» больше лечился, чем играл, Кадри в «Калгари» выдал сильный второй сезон, но первый провалил вчистую.

Проблема в том, что второй год подряд Ничушкин попадает в непонятную ситуацию в самое важное время года. Говорить с уверенностью о том, что Ничушкин вот сейчас-то поедет в КХЛ, не стоит — для этого должно случиться ЧП уровня дела Вячеслава Войнова. И здесь уже важно то, о чём говорилось в начале текста: мы понятия не имеем, за какое именно нарушение дисквалифицировали форварда.

Теперь менеджеры «Колорадо» не могут доверять ему — как и другие менеджеры команд лиги, которые могут захотеть поставить на талантливого игрока. Это же может касаться и как нынешних, так и потенциальных партнёров по команде: максимально сухой комментарий Джека Джонсона стал хорошей иллюстрацией этого. И это на данный момент может стать куда более серьёзной угрозой карьере, чем дальнейшие жёсткие решения от НХЛ. Они, впрочем, вряд ли последуют после этой дисквалификации, если не откроются новые обстоятельства.