Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Камил Гаджиев: бойцы-мусульмане готовы побить за ислам из-за образа жизни

даже после продажи акций Fight Nights Global за 100 миллионов рублей и трансформации её в лигу AMC Fight Nights остался президентом промоушена. И он остался одним из самых интересных людей в мире российских смешанных единоборств. В эксклюзивном интервью NEWS.ru Гаджиев поделился парой инсайдов о ситуации с боями Маги Исмаилова с и , рассказал о недавнем общении с Хабибом Нурмагомедовым и объяснил, почему устроил драку на турнире KSW 58 в Лодзи.

Видео дня

— Шамиль Мусаев два дня назад устроил драку на турнире KSW в Польше. Он объяснил это тем, что задели религию. Даже если это так, почему бойцы-мусульмане так остро на это реагируют?

— Они глубоко находятся в религии, соблюдают обряды, ведут беседы на эту тему. У них есть понимание, что всё, что есть в их жизни — благодаря Всевышнему. Бойцы ММА ведут довольно аскетичный образ жизни, к тому же они всегда находятся в компании ребят, которые их поддерживают в этих религиозных убеждениях, они вместе говорят о религии, вместе делают намаз. Да и вид спорта у них воинствующий. Поэтому всё воспринимается очень остро. Можно вспомнить, какая была реакция, когда задевал религию в перепалке с Хабибом Нурмагомедовыым, это был скандал, даже Дэйне Уайту приходилось оправдываться.

— Правильно ли реагировать кулаками, даже если на самом деле что-то сказали про веру? Это ведь может быть просто универсальным и удобным оправданием для любой драки.

— Я скажу так: это неправильно, но и в моей биографии есть истории, когда я не мог сдержаться и переходил на кулаки. Мы — люди и иногда поддаёмся эмоциям. В любом случае в ММА таких историй происходить не должно, тем более Шамиль выиграл. Победив, он сделал главное. Реагировать на провокации — удел слабых. В следующий раз можно наоборот — протянуть оппоненту руку и предложить поговорить позже.

— Мага Исмаилов — свободный агент или нет?

— Да, свободный. Он уже провёл переговоры с владельцем AMC Fight Nights Амиром Мурадовым.

— Что не даёт ему и вам с Минеевым подписать контракт на бой? Вы говорили, что Маге это невыгодно как бизнесмену и не очень выгодно как бойцу из-за риска поражения, но как дела обстоят за кулисами? Что он вам лично говорит, почему контракт не подписывает?

— Он уже договорился с Мурадовым о бое с Владимиром Минеевым. К деталям, таким как даты перелётов и гостиницы, мы пока не переходили, но есть принципиальная договорённость о поединке, в том числе и финансовая. Мурадову хватило терпения верить в этот бой до последнего и убедить в его необходимости Магу. А я уже создам все условия для его организации.

— Когда ждать официального объявления о бое?

— Думаю, поединок пройдёт в сентябре. Выйдем ли мы на анонс в феврале, не знаю, нужно ещё большую работу провести, прежде чем официально обо всём объявить. Нужно страсти погасить, некоторые другие аспекты проработать. Сейчас напряжение между ними слишком высоко, я не вполне представляю, как они смогут оказаться друг с другом на одной пресс-конференции.

— Там действительно всё серьезно или это игра?

— Нет, там действительно личное, поверь.

— Учитывая, что есть принципиальная договорённость по реваншу Минеев — Исмаилов, кандидатуру Шлеменко вы больше не рассматриваете?

— Мы с Сашей ведём переговоры на май этого года. С ним беседа есть как с потенциальным бойцом AMC Fight Nights, но не как с соперником Исмаилова или Минеева.

— Какая ваша личная роль в обновлённом промоушене AMC Fight Nights?

— Как президент я отвечаю за всё. За любой успех и неуспех, за любые бизнес-кейсы, за качественное судейство, за весь процесс. Плюс теперь, после продажи лиги, у меня есть поддержка Мурадова как её нового владельца, ключевые вещи он берёт на себя, такие как переговоры с Магой Исмаиловым. Каждый получил то, что хотел. Мурадов стал во главе крупной организации, которой есть куда расти, а я по-прежнему занимаюсь своим детищем, которым занимался всегда.

— Хабиб окончательно завершил карьеру? У вас есть инсайд на этот счёт?

— Пока не происходит ничего такого, из-за чего Хабиб мог бы вернуться. Уровень напряжения в индустрии — не тот, чтобы Нурмагомедову было интересно снова драться. Его на данный момент ничего не возбуждает, если можно так выразиться.

— Вы с ним лично когда в последний раз были на связи?

— В Эмиратах виделись неделю назад, общались перед UFC 257.

— Был шанс, что он бы вернулся в случае эффектной победы Конора Макгрегора над Дастином Порье?

— Конечно. Но сейчас это уже неактуально. Для меня его позиция по продолжению или непродолжению карьеры абсолютно понятна, мы с ним это не обсуждали, потому что я не хочу задавать ему вопросов, которые ему журналисты задавали 20 раз.

— Идея позвать его на один бой в Fight Nights вас посещала?

— Да нет, это давно уже невозможно. Зачем на ровном месте выдумывать то, что нереально? Можно сделать себе пиар, но в итоге всё равно ничего не получится. Мы не можем сделать лучшее предложению Хабибу, чем ему может сделать UFC. Там для него созданы все условия, а что мы можем ему предложить уникального?

— Бой в Дагестане, например.

— Нет, я думаю, это невозможно.