Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Финкельштейн о состоянии M-1 Global, договоре с UFC и бое Емельяненко с Леснаром

ММА-промоушен M-1 Global временно приостановил свою деятельность в связи с ограничениями из-за пандемии коронавируса. Об этом в интервью RT заявил владелец организации . Также функционер рассказал, при каких условиях M-1 Global вновь начнёт активно проводить турниры, выразил сомнение, что российские звёзды Bellator смогут привлечь к себе внимание со стороны UFC и вспомнил, почему в 2012 году не удалось организовать бой между и Броком Леснаром.
— Многих болельщиков интересует, что именно сейчас происходит с M-1 Global. Расписания ближайших турниров на сайте нет, а в социальных сетях публикуются лишь сообщения о бывших бойцах организации
— Скажу честно, мы немного приостановили деятельность. Прекратилось сотрудничество с группой компаний «Новый поток», которая являлась нашим партнёром, да ещё и пандемия внесла свои коррективы.
Мы делали несколько турниров из серии M-1 Online, но это было скорее для разогрева. На самом деле, сейчас достаточно хлопот с «Тинькофф Ареной» ввиду запрета на проведение массовых мероприятий, поэтому выбрасывать деньги на ветер не хочется. Если делать, то серьёзно: подписывать классных спортсменов, а не брать кого попало. Мы привыкли работать качественно, а сейчас это невозможно.
— Что должно произойти, чтобы M-1 Global снова вернулся к активной деятельности?
— Во-первых, должны быть сняты все ограничения, чтобы мы могли привезти хороших бойцов в Россию. Во-вторых, нам необходимо найти инвестора. Чтобы стабильно работать, нужна чёткая схема действий. Например, запланировать 12 турниров на год и провести их в срок, а не постоянно откладывать. В подобных условиях невозможно построить эффективную бизнес-модель.
Сейчас спорт становится высококоммерческим. Трансляции матчей по тем же футболу и хоккею осуществляются преимущественно по платной подписке. И единоборства не должны быть исключением в этом плане. ММА находится на пятом месте по популярности, а его аудитория в мире составляет около 450 млн человек. Сейчас любой болельщик может посмотреть на выступление любимого бойца, заплатив за это условные $5—10. В связи с этим мы продолжаем развивать собственную платформу M-1 Online, но для этого нам требуется поддержка.
— В прошлом году в подобном направлении двигался ACA, турниры которого были доступны к просмотру только по платной системе (PPV). Однако многих болельщиков не устроила стоимость. На ваш взгляд, какова оптимальная цена месячной подписки на онлайн-сервис для российского ММА-промоушена?
— Думаю, в России цена подписки должна составлять не более 199 рублей. Посмотрите на тот же UFC. Он проводит около 40 турниров в год — практически каждую неделю. Поэтому болельщику не жалко платить за возможность пользоваться сервисом. Он знает, что будет регулярно получать новый контент. Хотя я считаю, что промоушену не стоит проводить мероприятия с подобной частотой.
— На ваш взгляд, какое количество турниров в год является оптимальным?
— Думаю, 20—24 шоу. Тогда людям будет интересно смотреть это, не будет эффекта пресыщения. Но необходимо понимать, что нельзя в одночасье запустить сервис и ждать, что люди побегут пользоваться им. Это длительный процесс, а постоянная аудитория подписчиков будет формироваться и расти постепенно.
Нельзя в один момент начать показывать свои турниры по платной системе и ждать, что это окупится. Так не работает. Вспомните, в 2008 году мы проводили совместные турниры с Affliction. Тогда мы собрали самых лучших бойцов. В карде были Фёдор Емельяненко, ТиДж другие. Но нам удалось достичь отметки лишь в 50 тыс. проданных трансляций. Для сравнения, показатели UFC на тот момент составляли минимум 300 тыс. И всё это потому, что чемпионат целенаправленно работал в данном направлении. Собрать звёздный состав и надеяться, что ваше шоу посмотрят более 100 тыс. зрителей, — опрометчиво.
— Разве что если устроить поединок с участием Хали Ко
— Это зависит от того, кто именно выступит организатором. Даже если M-1 Global или Fight Nights договорится с Конором, то всё равно не соберёт столько же, сколько UFC. Подчеркну, здесь важна стабильность. Нельзя провести несколько турниров, а потом прерваться на пару месяцев и надеяться, что показатели останутся на том же уровне. В этом случае всё придётся начинать с нуля. Причём это касается даже Абсолютного бойцовского чемпионата. Остановится на полгода, и его капитализация уже не будет составлять $7 млрд.
— В 2020 году M-1 Global провёл три турнира — один в США и два в России. Что ещё было в планах?
— Мы должны были устроить шоу M-1 Challenge в Южной Корее, но из-за пандемии его пришлось отменить. При этом бойцы и организаторы уже стояли в аэропорту и были готовы вылетать. Поэтому сейчас мы сидим и ждём, когда всё это закончится. Брать последние деньги и делать абы что — не хочется. В определённом смысле и так пытаюсь выжить.
— Что вы имеете ввиду?
— Построил социально значимый объект в городе, но никакой помощи нет. Не можем воспользоваться ни одной льготой, налог на недвижимость с нас не списали. Разговоров было много, но ни под какие критерии мы не подошли. С одной стороны, мы считаемся малым бизнесом, ведь оборот у нас небольшой. А с другой — крупным, потому что «Тинькофф Арена» совсем новая, а её стоимость составляет 1,2 млрд рублей. Поэтому нам якобы не надо помогать.
Таким образом, я должен платить налог на недвижимость, которую при этом не могу использовать. Арена стояла пустой практически год. За этот период мы организовали несколько мероприятий, в числе которых юношеский турнир по дзюдо. Сначала нас закрыли с марта по сентябрь, потом на некоторое время сняли ограничения, а со второй волной вновь вернули их. При этом необходимо понимать, что концерты и прочие мероприятия не организуются за один день — на это требуется несколько месяцев.
— Сейчас вопрос с поддержкой подобного бизнеса не обсуждается?
— Совсем недавно был конференц-кол с комитетом по культуре Санкт-Петербурга. Говорят, что хотят выделить какие-то субсидии, но пока всё остаётся на уровне разговоров. И это при том, что наша индустрия пострадала больше всего. Те же торговые центры были вынуждены ограничить свою деятельность, но продолжали функционировать, а гостиничному бизнесу оказали серьёзную поддержку.
— Возвращаясь к ММА, в настоящий момент у M-1 Global действует контракт с UFC. Это соглашение не предусматривает финансовую поддержку со стороны Абсолютного бойцовского чемпионата?
— Нет, наше сотрудничество ограничивается тем, что наши чемпионы могут получить шанс попробовать себя в UFC. При этом у меня есть опция, согласно которой перешедшие из M-1 Global бойцы могут проводить у меня до двух поединков в год. Из-за пандемии я лишён этой возможности, но когда она появится, обязательно буду пользоваться.
Говоря о соглашении с UFC, в этом вопросе всё уходит корнями в 2012 год. Тогда я организовал Всемирную ассоциацию ММА (WMMAA), а в тот же год в Швеции была образована Международная федерация ММА (IMMAF). Спустя пять лет мы могли подать заявку на признание вида спорта в ГАИСФ (Всемирное объединение международных спортивных федераций) и сделали это, заблокировав друг друга.
— В смысле?
— В ГАИСФ пришли две равноценные заявки. Обоим организациям по пять лет, специализируются на ММА, включают в себя около 60 федераций и имеют опыт проведения международных соревнований. Тогда мы сели за стол переговоров с IMMAF и UFC, договорившись об образовании одной единой любительской федерации. Тогда и произошло сближение с Абсолютным бойцовским чемпионатом. А уже на фоне этого мы договорились о переходе чемпионов M-1 Global в американский промоушен.
— Вы сказали, что перешедшие из M-1 Global в UFC чемпионы могут проводить до двух боёв под эгидой вашего промоушена. Разве у них есть стимул возвращаться?
— Бойцы выступают ради денег. В UFC им не так часто предоставляют возможность биться. Там они проводят максимум два-три боя в год. Поверьте мне, большинство из них с радостью подерётся ещё раз.
— Не считаете, что это соглашение оказывает негативное влияние на лигу, ведь фактически M-1 Global является донором UFC?
— UFC — промоушен 1 в мире, в котором собраны лучшие бойцы. Если многие организации гордятся тем, что подобрали уволенных оттуда спортсменов, то мы можем привлекать к выступлениям действующих звёзд чемпионата.
— Сами бойцы не против?
— Конечно, нет. Лично общался со многими. Они говорили, что готовы выступить в M-1 Global. Если я захочу провести схватку условного Дамиробращусь в UFC и уточню, планируют ли они использовать его в данный промежуток времени. Если он будет доступен, то мы устроим ему поединок.
— На сколько рассчитано соглашение с UFC?
— Оно бессрочное.
— Насколько известно, в скором времени своего рода путёвки в UFC может начать выдавать и Eagle Fighting Championship. Не думаете, что, выбирая между M-1 Global и EFC, молодые бойцы будут отдавать предпочтение второму промоушену только потому, что им владеет Хабиб Нурмагомедов?
— Мои договорённости с UFC задокументированы и исправно выполняются. Что касается Нурмагомедова, то не знаю, есть ли у него соглашение с чемпионатом. Однако многие бойцы EFC наверняка смогут пробиться в американский промоушен.
— Приходилось слышать мнение, что UFC продолжает не очень пристально следить за российским рынком и работа по нему ведётся по остаточному принципу. Согласны?
— Нет. Абсолютный бойцовский чемпионат никуда не спешит и планомерно ведёт работу в данном направлении. У UFC постепенно растут подписчики, всё в порядке. Понятно, что сейчас промоушен не может проводить турниры в России, но отечественные бойцы регулярно выступают под эгидой организации и имеют в ней солидное представительство.
— На протяжении последних лет главным конкурентом UFC считался Bellator. Тем не менее в 2021 году он пока не провёл ни одного турнира и лишь в феврале опубликовал расписание. На ваш взгляд, промоушен Скоттаежнему остаётся вторым самым крупным на планете?
— Сложно судить. У Bellator своя специфика. Кокер всегда делал ставку на возрастных бойцов, которые уже вышли в тираж. При этом именно они помогают поднимать телевизионные рейтинги. Тот же Тито Оьшое имя в мире ММА, — который по-прежнему способен привлекать болельщиков к экранам. Не знаю, как в мире, но в США это по-прежнему промоушен 2.
— PFL?
— На мой взгляд, это не очень серьёзно. В Bellator всё же побольше имена.
— А если мы говорим о ONE FC?
— На мой взгляд, это чисто азиатская тема. Там нет ни имён, ни бойцов.
— Bellator анонсировал проведение Гран-при в полутяжёлом весе. Не думаете, что в 2021 году слишком рискованно делать подобное — бойцы могут получать травму или сдать положительный тест на коронавирус, из-за чего турнир может растянуться на пару лет.
— На мой взгляд, история с коронавирусом скоро закончится. Большинство уже переболели, а остальные сделали прививки. Лично я сам перенёс COVID-19, как и большинство моих родственников. Что касается Гран-при, то Кокеру нравится подобное. Это привлекает людей. Зрителя надо чем-то заинтересовать. Один поединок — здорово, но когда он проходит в рамках подобного первенства, ажиотаж растёт.
— Из-за того что Bellator не так часто проводил турниры в 2020 году, пострадали российские бойцы. Вадим Немин одраться лишь однажды, а Фёдор Емельяненко и Анатолий Токов вообще ни разу не появлялись в октагоне. Не думаете, что это побудит некоторых из них задуматься о переходе в тот же UFC?
— А вы уверены, что UFC заинтересованы в этих бойцах? Не помню, чтобы Дана Уайтия гонялись за представителями Bellator. У них достаточно своих ребят, которых они раскручивают, и нет смысла брать чемпиона из другого промоушена. Да, есть пример Майкла Чеединичный случай.
Необходимо понимать, что существует два типа бойцов: одни приносят деньги, а другие — нет. И не всегда понятно, в чём именно причина. Возможно, человек не может привлечь к себе внимание, раскрутить себя. Не всем быть как Фёдор, который всегда молчал, но его все любили. Существуют такие, как тот же Мусаси, — очень успешно выступают, но не являются коммерчески успешными. Вспомните, когда у Гегарда закончился контракт и он потребовал от UFC солидную прибавку, ему ответили отказом.
— Судя по словам Кокера, прощальное турне Емельяненко отложено до тех пор, пока фанаты не смогут вернуться на трибуны. Логичное решение?
— Фёдор — не дешёвый боец. У него большое имя, он стоит определённых денег, а Bellator не ориентирован на онлайн-трансляции: у них нет такого раскрученного сервиса, как UFC Fight Pass. Кроме того, в США продажа билетов приносит неплохие деньги. В своё время за одно мероприятие Bellator зарабатывал около $1,2 млн. В России даже самые крупные шоу могут собирать в разы меньше.
— На протяжении полугода Кокер зондирует возможный поединок между Емельяненко и Броком Леснаром. Возможен ли он в 2021 году?
— В 2012 году я был очень близок к тому, чтобы организовать эту схватку. В тот год Емельяненко объявил о завершении карьеры. UFC был готов устроить этот поединок, в связи с чем я лично летал в Нью-Йорк на встречу с Лоренцо Фертиттой (бывшим владельцем UFC). Да, президентом был Уайт, но главные решения принимал не он.
— Как к этому относился Емельяненко?
— Изначально Фёдор был не против. Если бы он не дал мне добро, то я бы не полетел в США. Тогда мы достигли договорённости с Лоренцо, да и Леснар был согласен, но Емельяненко передумал. Сказал, что раз объявил об уходе из спорта, то сдержит слово.
На мой взгляд, этот поединок мог стать историческим. Леснар тогда был безумно популярен, а UFC 100 с его участием занимал первое место по продажам платных трансляций среди турниров по ММА. При этом я считаю, что Емельяненко тогда порвал бы его. Но Фёдор решил пойти работать советником министра. Сейчас этот бой не так интересен, как мог быть почти десять лет назад.