Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Олимпиада-2020

Молдавский: Хабиб пусть решает с Кадыровым, а мы все — проект Фёдора

25 июня на турнире Bellator 261 ученик сразится с американцем за титул временного чемпиона в тяжёлом весе. На пути к этому бою он одержал пять побед подряд в одной из сильнейших организаций мира, а сейчас продолжает подготовку к главному пока бою в своей карьере. В эксклюзивном интервью NEWS.ru боец рассказал о своём сопернике, секундировании , словах о и стремлении заканчивать бои досрочно.

Видео дня

«Я бы лишил Бейдера титула»

— Как проходит ваша подготовка к бою, с учётом того, что это первый в вашей карьере пятираундовый поединок? — Все наши тренировки направлены на развитие функциональной выносливости, чтобы я спокойно мог пройти дистанцию всего боя.

— Тимоти Джонсон — базовый борец, но при этом обладает хорошим ударом. В чём его наибольшая опасность? — Это очень серьёзный соперник, который в последние годы стал намного лучше, чем был до этого. Готовлюсь под него серьёзно, делаю определённые наработки под левшу.

и его побеждали. Не обсуждали с ними его слабые стороны? — Нет. Конечно, я смотрел его бои, в том числе и с Волковым и Минаковым, но они побеждали его по-своему, а я буду драться по-своему. То, что они применяли против него, не факт, что я смогу применить. Но я сделал определённые выводы из боёв Джонсона и буду искать свой путь к победе над ним.

— Ещё в прошлом году вы говорили, что хотите подраться за титул, но пояс всё-таки временный. Что для вас он значит? — Пока это не совсем то, что я хотел, но на данный момент моя цель — этот временный пояс, а дальше, надеюсь, подерусь за полноценный титул.

— Вы хотите подраться именно с Райаном Бейдером или считаете, что его можно было вообще лишить титула за долгое отсутствие в дивизионе?

— Если честно, я считаю, что его давно уже следовало лишить титула. Он ходит туда-сюда и тормозит весь дивизион. Это неуместно, поэтому считаю, что мы должны были разыграть уже полноценный титул, но руководство решило по-другому. Желания побиться именно с ним у меня нет. Я хочу завоевать титул чемпиона, и не важно, кто будет стоять на моём пути. Если у него будет полноценный титул, то, конечно, я буду биться с ним.

— Вы следили за первым раундом Гран-при в тяжёлом весе? Что можете сказать о боях Вадима Немкова и Бейдера? — Бейдер ожидаемо прошёл в полуфинал. Я так и думал, что он за счёт борьбы будет доминировать над Лиото Мачидой, а бой Вадима Немкова я наблюдал возле клетки, поскольку его секундировал. Хорошо, что он справился.

— Вы были его секундантом вместе с Фёдором Емельяненко. Как распределяли роли угловых? — Распределения не было. Мы просто оба подсказывали ему.

— Что Фёдор вам говорил о предстоящем поединке? На что советовал обратить внимание? — Он и сейчас постоянно работает со мной, помогает. Делаем акцент на его особенностях, которые надо будет учитывать во время боя.

«Может, у меня уже появился нокаутирующий удар»

— Тренер сказал, что вы пришли в команду состоявшимся бойцом, но ради вашей пользы приходилось ломать технику. Что он имел в виду, и насколько вам это помогло?

— В основном это касалось ударной техники. Меня учили быть незажатым, корректировали движение на ногах, чтобы я начинал двигаться в челноке. Раньше я этого вообще не делал. Мне добавили важных навыков, чтобы я стал более универсальным как боец.

— В последних боях вы действительно прибавили в ударной технике, но в боях в RIZIN и Bellator у вас всего одна досрочная победа. Не думали о том, чтобы действовать более агрессивно, ведь фанатам и промоутерам нравятся бойцы, завершающие поединки досрочно?

— Конечно, лучше выигрывать досрочно, но это не всегда получается в бою. Хотелось бы чаще побеждать самбишенами или нокаутами, чтобы всё заканчивалось быстрее, но пока есть к чему стремиться.

— Но пока разового нокаутирующего удара нет в вашем арсенале? — Посмотрим в этом и последующем боях. Может, он уже у меня есть.

— Уже неделю мир ММА обсуждает слова Рамзана Кадырова, назвавшего Хабиба Нурмагомедова «проектом UFC». Вы согласны с такой формулировкой или эта фраза обидна?

— Пусть Хабиб этот вопрос решает с Кадыровым, я не особо слежу за этими новостями. Конечно, я что-то слышал, но для меня это совершенно непонятная ситуация. Хабиб что-то ответил?

— Нет, он молчит.

— Ну если он не отвечает, притом что ему направлено это сообщение, то мне это тем более неинтересно.

— А если бы вас назвали проектом Bellator или проектом Фёдора, как бы вы отреагировали?

— По сути, вся наша команда Fedor team — это проект Фёдора. Что такое проект? Это то, что кто-то создал. Нашу команду создал Фёдор, он нас готовит, поэтому мы можем считаться его проектом, а проектом Bellator — вряд ли. Конечно, если кто-то такое скажет, я отвечать не буду. Люди могут говорить всё что угодно, но это не значит, что надо перед каждым оправдываться.

— Как себя чувствуете в тяжёлом дивизионе? Можно сказать, что вы окончательно в нём закрепились или ещё готовы рассмотреть возможность подраться в полутяжах?

— Я уже большую часть карьеры дрался в тяжёлом весе, потому уходить ниже не собираюсь. Чувствую, что соперники крупнее по антропометрии, кроме последних двух боёв, и всегда намного тяжелее. С ними и бороться тяжелее и пропущенные от них удары ощутимее. Одно попадание в тяжёлом весе может всё решить. Здесь есть свои сложности, но и свои преимущества.

— Фёдор в своё время и с вашим весом справлялся с более тяжёлыми парнями. Сейчас времена поменялись или небольшой тяж по-прежнему способен бить любых 120-килограммовых парней?

— Возьмитеа, который в недавних боях весил в районе 105–106 кг и успешно дрался в UFC на протяжении многих лет.

— Вчера тяжеловес UFCс нокаутировал и задержал преступника, который пытался взломать его автомобиль. У вас были ситуации, когда приходилось применять свои навыки для предотвращения преступления?

— Когда я стал профессиональным бойцом, слава богу, применять силу не приходилось, а в подростковом возрасте бывали разные ситуации.