Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

«За месяц до Олимпиады у нас отобрали телефоны. Отдали, когда мы вернулись с золотом»

Кажется, что российским гимнасткам-художницам победы на Олимпиадах даются легко. — о том, что стоит за золотом на самом деле.

«За месяц до Олимпиады у нас отобрали телефоны»
Фото: INSTAGRAM.COM/BIRYUKOVA__OFFICIALINSTAGRAM.COM/BIRYUKOVA__OFFICIAL

Российские болельщики на Олимпиадах всегда особенно ждут двух видов спорта — синхронного плавания и художественной гимнастики. И смотреть красиво, и золото почти гарантировано: победы, кажется, даются нашим девушкам так легко и просто!

Видео дня

Олимпийская чемпионка 2016 года в группе, гимнастка Вера Бирюкова рассказала «Чемпионату» о том, что стоит за олимпийским золотом. Как месяц не говорить с родителями, как выстоять под колоссальным давлением ответственности, какой бывает грозная тренер .

А ещё одна из главных красоток Игр-2016 объяснила, почему гимнастки ставят программу под Шнурова и как собрать миллионы подписчиков. Рассказала, что изменила бы в доме и мужской художественной гимнастике. И ответила на вопрос — стоит ли ждать её возвращения в .

«Дину и Арину Авериных я всегда путаю»

– Вера, смотрите ли вы Олимпийские игры в Токио? За какими видами спорта следите, если оставить художественную гимнастику за скобками?

– Конечно же, я смотрю, болею. Я профессиональная спортсменка, поэтому других вариантов просто не может быть. Эту Олимпиаду мы ещё с 2020 года ждали! Болеть — это всегда большой адреналин. По своему опыту скажу, что даже выступать не так волнительно, как переживать за кого-то. Я стараюсь смотреть чуть ли не всю Олимпиаду, самые разные виды спорта. Но в первую очередь, конечно, переживаю за художественную гимнастику, так как я очень тесно связана с этим видом спорта. Ещё я очень рада за своих друзей в спортивной гимнастике, слежу за синхронным плаванием. Очень я переживала и за землячку , завоевавшую два золота.

– На что способны российские гимнастки-художницы? Кто будет среди соперниц?

– Сборная России всегда готова показать лучший результат. Девочки получили дополнительный год из-за переноса Игр, и теперь главное — не перегореть, показать всё, что они приготовили.

Что касается соперниц, то из-за пандемии перед Олимпиадой, кажется, не было соревнований, на которых собирались бы все сильные команды. Всегда перед Олимпиадами были этапы Кубка мира, на которых можно было посмотреть, кто главный соперник. А сейчас очень тяжело судить, непонятно, кто и как готов. Поэтому на Олимпиаде нас ждёт очень увлекательное зрелище.

– Насколько хорошо вы знакомы с и Ариной Авериными?

– Очень хорошо. Я в Новогорск попала чуть раньше, чем они. Дина и Арина стали первыми номерами после 2016 года, и мы всегда тренировались в одном зале.

– Как вы их различали?

– Их я не различаю (улыбается). В моей жизни много близнецов и двойняшек, которых я могу отличить друг от друга. А вот Арину и Дину путаю всегда.

– И что делать? Подходить и спрашивать, мол, ты кто?

– Нет, они просто всегда вместе, поэтому можно говорить «девчонки» (смеётся).

– Тяжело ли будет девушкам выступать в Токио без зрителей?

– Очень печально, что зрителей не будет. Зритель задаёт атмосферу на любых соревнованиях, так что пустые трибуны не могут не огорчать. Сейчас, конечно, включают искусственный гул, шум, но это не передаёт всех эмоций и живой энергетики. Повторюсь, это очень печально.

«Включила телефон, а у меня уведомлений… миллион»

– Из-за ограничений, связанных с коронавирусом, некоторые спортсмены сравнивают пребывание в Олимпийской деревне с тюремным сроком — не погулять толком, не пообщаться. А когда этих ограничений не было, у гимнасток сборной России вообще было время на развлечения? Или на Играх есть только тренировки, восстановление и выступление?

– Второй вариант. В 2016 году, например, у нас забирали телефоны за месяц до Олимпиады. Мы были без связи с родителями, с друзьями, без интернета, без сериалов — ничего этого не было. Да и после наших тренировок думать о каких-то гулянках просто нет возможности. Потренировались, на массаж, на восстановление, потом — спать. Просыпаешься — и опять идёшь в зал.

– То есть даже с родными поговорить по телефону нельзя?

– Нет, сдали и всё. Вернули нам их после того, как мы вернулись в Олимпийскую деревню с золотыми медалями. Мы схватили телефоны — быстрее родителям звонить. Я помню, что включила телефон, а у меня там уведомлений… миллион, наверное. Аж руку затрясло от вибрации на телефоне. Я его просто на кровать бросила — ждала, пока он не затихнет. Потом только позвонила маме и дальше стала отвечать на поздравления.

– То есть, ещё раз, чтобы было понятно, как «легко» российским гимнасткам достаются золотые медали. Вы месяц не могли даже с мамой поговорить?

– Да. Но у меня мама понимающая. Бывают такие родители, которые хотят контролировать своего ребёнка, всегда быть на созвоне. Но моя мама спокойно к этому относится: с первых моих дней в большом спорте, как мне кажется, она поняла, что есть тренер, вторая мама, которая проведёт меня по правильному пути к золотой медали. А после этого можно и маме позвонить.

– С какими эмоциями вы выходили на выступление? Как справиться с давлением и мыслью о том, что любой результат, кроме победы, — это провал?

– У нас вообще всё началось нелегко, потому что после квалификации мы шли на третьем месте. Было тяжело это принять. Как так? Как мы могли допустить ошибку? Ирина Александровна Винер-Усманова с нами на Олимпиаду не ездила, но общалась с нами по видеосвязи. И она была очень спокойна: «Девочки, не переживайте! Мы сейчас с вами доработаем всё. Вы ночь переспите и завтра хорошо выступите». И она это спокойствие смогла передать нам. Мы не дрожали, не переживали. Так что, когда мы выходили, у нас было командное спокойствие. Мы знали, что на тренировках делаем эту программу десять раз из десяти и нам просто нужно сделать ещё один раз. И нам удалось! Мы показали всё, над чем работали, и выиграли золотую медаль.

– А бывало такое, что Ирина Александровна была жёсткой в подобные моменты?

– По-разному бывало. Бывало, что мы действительно виноваты, бывало, что нет. В групповых упражнениях же не так просто собраться всем одновременно. Команду очень долго между собой нужно связывать, чтобы получился единый кулак. А как говорит Ирина Александровна, кулак без одного пальца — это уже не кулак. Если у одной девочки плохое настроение, то можно даже не выходить выступать. Но мы, конечно, учились собираться, делать, что просит тренер. Однако не всегда получалось, поэтому порой и разногласия возникали.

«Это то, к чему я шла всю свою жизнь?»

– Когда к вам пришло осознание, что вы стали олимпийской чемпионкой?

– Многим людям интересно, какие эмоции испытывает человек, завоевавший золотую медаль. А у меня и эмоций-то особо не было. Стояла на пьедестале и думала: «Это всё? Это то, к чему я шла всю свою жизнь?» И только через долгое время, года через два, наверное, я начала осознавать, что произошло в моей жизни. Это действительно очень странно. Но у всех это по-разному.

– Ваша жизнь сильно изменилась после завоевания золотой медали?

– Не могу сказать, что она изменилась, просто потому что я не понимала, что у меня есть эта медаль. Мы месяц отдохнули, вернулись в зал и возобновили тренировки. Нет разницы, олимпийский чемпион ты или нет, — выходишь и тренируешься со всеми на одном уровне. Но, с другой стороны, до Олимпиады я жила в Омске, а после — переехала в Москву. Меня начали приглашать на разные мероприятия, интервью. В этот момент я и начала осознавать победу.

– Вас признали одной из самых красивых спортсменок Олимпиады в Рио-де-Жанейро. Когда вы узнали об этом, учитывая отсутствие телефона? Как отнеслись к этой новости?

– Я увидела эти новости только через несколько дней после Олимпиады. Многие пишут, что я звонила домой с криками: «Мама, я выиграла золото. А ещё я самая красивая девушка Олимпиады!» Я вообще не знаю, откуда у людей такая информация. Я ничего этого не знала. И только потом увидела где-то в «Инстаграме», в статьях каких-то.

– Получается, спокойно отреагировали?

– Ну да (смеётся). Но я не ожидала, конечно. В России, да и в мире очень много красивых спортсменок. И то, что я попала то ли в десятку, то ли в пятёрку… Подумала: ого, ничего себе!

– Сейчас вас нет в сборной России. Стоит ли ждать возвращения?

– Я могу сказать, что у меня пока пауза в большом спорте.

– То есть о завершении карьеры вы не объявляете? Но и о тренировках самого высокого уровня речь не идёт?

– Да, пока так.

– Как вы можете прокомментировать конфликт, который якобы имел место между вами и Ириной Александровной Винер-Усмановой и привёл к тому, что вас вывели из состава сборной?

– Никакого конфликта не было. Просто состав сборной регулярно меняется.

«У девочки спрятали купальник. И ей пришлось сняться»

– Расскажите об отношениях девушек в команде, особенно в группе. С одной стороны, вы одна команда, но претенденток на место больше, чем участниц. Бывают ли конфликты?

- Конечно, бывает по-всякому, особенно у «личниц». Я была «личницей» до 14 лет, поэтому знаю, о чём говорю: на ковре соперничаешь, а в раздевалке вовсю секретничаешь. В групповых упражнениях тоже бывает по-разному. Но там должен быть единый коллектив, и любой конфликт может вывести команду из строя. Мы должны чувствовать плечо друг друга. Понимать по глазам человека, что происходит. Иногда даже во время выступления что-то может пойти не так, но только хорошо организованный коллектив может незаметно устранить ошибку.

Что касается отношений вне ковра, то с кем-то дружишь, с кем-то просто поддерживаешь отношения. Это от характера уже зависит.

– С кем-то из основного состава сборной на Олимпиаде в Токио вы дружите?

– Например, с Настей Близнюк, выступающей на своей третьей Олимпиаде. Мы очень дружим.

– Нечестная конкуренция бывает? Дырочку, например, в купальнике сделать…

– К сожалению, бывает такое. И очень часто. Не так давно был случай: у девочки спрятали купальник. Без него она выйти не могла, поэтому ей пришлось сняться. Купальник нашёлся только после соревнований. Но никто так и не узнал, кто его спрятал.

«О, первый миллион, как это может быть?!»

– В ваших соцсетях — миллионы просмотров и подписчиков. Как вам это удаётся?

– На самом деле, когда я начинала развивать Инстаграм и Тикток, то я не ждала какой-то популярности и миллионных просмотров. Инстаграм я ещё в 2015-м начала вести: уже тогда я, исходя из своего опыта, стала делиться советами для начинающих спортсменов, для их родителей. Подписчики начали сами приходить. Я поняла, что эта тема актуальна, интересна и полезна. Я не беру это из каких-то книг, а просто рассказываю свой личный опыт.

А Тикток… Во время карантина я просто начала снимать дома всякую чепуху. У меня жила лучшая подруга, и мы вместе снимали какие-то танцы. Потом я сняла что-то связанное с гимнастикой, на шпагате, и видео собрало много просмотров. Подумала, что надо снимать на эту тему. Вот и начала делать видео про художественную гимнастику. И у меня ролики начали набирать обороты. И потом – о, первый миллион, как это может быть?! Когда я поняла, что могу набрать подписчиков, то начала всерьёз этим заниматься, но сейчас я не могу сказать, что много времени уделяю Тиктоку. Он немного в стороне. На первом плане – основная деятельность.

– Часто ли вам предлагают что-то рекламировать? Были ли какие-то смешные или странные предложения, которые вы сразу отклоняли?

– Я скажу, что моя первая крупная и очень желанная реклама – это «Адидас». Я с самого начала хотела именно этого сотрудничества, и была очень счастлива, когда поступило такое предложение. Значит, я правильно запустила мысли в космос, и мои мечты осуществились.

А что касается курьёзов… Мне недавно поступило предложение, чтобы я пришла на один известный телеканал и протестировала дезодоранты (улыбается). Это немного не мой уровень. Я рекламирую то, что я на себе попробовала. У меня нет такого, что дайте денег, и я всё сделаю. У меня всегда на первом месте стоят подписчики, с которыми я честна. Я сначала пробую что-то на себе, и только потом могу это предлагать. Просто так – всегда отказываю.

– Вы какое-то время даже были в «Тикток-Хаусе». Как вы туда попали?

– Во время карантина мы объединились с друзьями, которые тоже снимали, вот и образовался наш дом.

– А как другие участники «Тикток-Хауса» относились к тому, что с ними рядом олимпийская чемпионка?

– Мне кажется, им вообще без разницы (улыбается). Каждый тиктокер живёт своей жизнью. Если честно, я не понимаю многое из того, что они говорят. А они смотрят на меня и думают: «Что она вообще несёт?» Мне было некомфортно в этом круге, отчасти поэтому я почти сразу оттуда и ушла. Всё-таки моя жизнь в спорте. В какую спортивную компанию я ни приду, чувствую себя на своём месте, а на тиктокерских мероприятиях я всегда как будто не в своей тарелке.

Но в целом пребывание в доме дало крутые возможности. Я познакомилась со знаменитостями. Например, мы ездили в гости к Григорию Лепсу, он проводил нам экскурсию по дому, показывал свою студию.

– Вы бы хотели себе такой дом, как у Лепса?

– Хотела бы, но чтобы у меня вместо студии на первом этаже был большой спортзал (улыбается).

«Надеюсь, что кого-то вдохновит моя книга»

– Не так давно вы написали книгу. Что вас побудило на этот шаг?

– Эта идея целиком и полностью родилась благодаря моим подписчикам в Инстаграме. Они мне писали: «Вера, ты даёшь такие полезные советы в своих постах, у тебя такие крутые мысли, тебе бы всё это в одну книгу объединить». Сначала я отнеслась очень скептически, думала: «Да вы что, какая из меня писательница». Но подписчики настаивали, и я решила, что в принципе это реально.

Помимо постов у меня есть тетрадочка, куда я записываю свои мысли, какие-то истории. Это помогло мне собрать все записи и написать книгу. Ну и, конечно, эта книга появилась во многом благодаря спорту, тому, что я достигла к своим 23 годам. Благодаря моим тренерам и, конечно, Ирине Александровне, которая утвердила меня в состав сборной России в 2016 году.

– Книга называется «Вера – твой пропуск к пьедесталу. 33 спортивные истории от Я до А». А как появилась идея расположить главы в обратном алфавитном порядке?

– Все идеи, которые есть в книге, рождались спонтанно. Я попала в творческий поток и мне просто хорошо писалось, идеи сами приходили. И до сих пор приходят (улыбается). Не могу сказать, что уже готовлю вторую книгу, но разные мысли в этом направлении есть.

– Вы всё писали сами, или кто-то помогал?

– Я всё написала сама, а потом показала рукопись издательству, и тогда уже ею стал заниматься профессиональный редактор. Процесс получился небыстрым, но главное, что книга уже вышла и её можно приобрести. Я хотела передать свой опыт не только юным спортсменам, но и их родителям. Очень надеюсь, что кому-то это поможет не допустить ошибки, а кого-то вдохновит.

«Под музыку Шнурова было очень легко выступать»

– Вернёмся к Лепсу. Расскажите о своих музыкальных предпочтениях. Какая музыка вас заряжает?

– Вообще я человек настроения. Бывает хочется слушать Чайковского, бывает Лепса, а могу и просто поп-чарты включить. Иногда вообще хочется побыть в тишине. Так что не могу назвать какое-то любимое направление. Всё зависит от настроения в данный момент. В машине просто слушаю радио.

– А какая у вас машина, если не секрет?

– Та, которую подарили за победу на Олимпиаде (BMW X6, – прим. «Чемпионат»). У меня даже не было мысли её продать, потому что это очень крутой подарок. Даже когда придёт время менять машину, хочу, чтобы эта осталась на память, детям показать (смеётся).

– Если вернуться к музыке, есть ли какие-то треки, которые никогда не будут звучать во время выступления гимнасток?

– Мне кажется, сейчас можно брать абсолютно любую музыку, на любой вкус. Главное, наверное, чтобы не было нецензурной лексики. На Универсиаде 2017 года мы, например, выступали под песню . Вот его музыку, я кстати, тоже обожаю, она заряжает энергией. Я с такой радостью приходила на тренировки, потому что его музыка прямо поднимает, под неё было очень легко выступать.

– А под Моргенштерна возможно сделать программу в художественной гимнастике?

– Ну, нет, под него ты не сделаешь гимнастические движения. У Шнурова всё равно есть ритм, это танцевальная музыка. К Моргенштерну я нейтрально отношусь. Понятно, что слова – это полный бред, но если в них не вдумываться, то тебя качает под неё. Но это наше поколение, а вот тренеры, судьи такую музыку не понимают и вряд ли оценят.

«Парни выступают в купальниках. Не могу сказать, что мне нравится»

– В последнее время актуальна тема гендерного равенства в спорте. На ваш взгляд, мужская художественная гимнастика имеет право на существование?

– Насколько я знаю, в других странах этот вид уже довольно давно развивается. Например, в Испании выступают уже взрослые парни, причём в купальниках, почти как у женщин. Не могу сказать, что мне нравится на это смотреть. А если говорить о России, то у нас планируется развивать другое направление, где мужчины будут выступать в комбинезонах, как у спортивных гимнастов, со своим реквизитом. Вот это уже нормально выглядит. Слышала, что пытались создавать смешанные пары, но пока таких выступлений не видела. При этом я не исключаю, что в ближайшем будущем эти дисциплины будут развиваться и появляться на соревнованиях.

– А как вы считаете, нужно вообще стремиться к равенству полов в художественной гимнастике, или этот вид спорт должен оставаться женским?

– Лично я считаю, что у девочек должны быть свои виды спорта: красивые, пластичные. А у мужчин есть хоккей, бокс, баскетбол. Виды, где надо проявлять силу, скорость, другие качества. Но если над художественной гимнастикой из-за отсутствия мужчин нависнет угроза исключения из олимпийской программы, то я не против развития мужского направления. Правда, хотелось бы, чтобы мужчины всё равно выглядели мужественно.

– Одним из самых громких событий Олимпиады в Токио стало участие трансгендера из Новой Зеландии Лорел Хаббард. Это бывший мужчина, который сменил пол и теперь соревнуется с женщинами. У вас нет опасений, что подобные истории приобретут массовый характер?

– На мой взгляд, это неправильно. Наверное, у неё в любом случае остались мужские качества. Если он сменил пол только ради побед в спорте, то это выглядит не очень правильно и честно.

«Художественную гимнастику у нас редко обсуждают»

– Сейчас в России бум фигурного катания. У вас нет зависти к сумасшедшей популярности фигуристок, учитывая, что ваши виды спорта имеют много общего?

– Я бы хотела сказать в принципе, без сравнения с фигурным катанием. Художественную гимнастику у нас вообще очень редко обсуждают. Увидеть гимнасток на телевидении или в каких-то проектах можно очень редко. Мне кажется, тут мы уступаем не только фигурному катанию, но и многим другим видам спорта. Почему так происходит? Мне и самой интересно (улыбается). Не могу сказать, что гимнастки ведут закрытый образ жизни. Все мои подруги, все, с кем я общаюсь из сборной, – очень открытые, общительные девушки.

– Может, исправить ситуацию помогло бы какое-то шоу про художественную гимнастику, например, на Первом канале? Как «Ледниковый период» у фигуристов.

– Да, я тоже думала на эту тему. В фигурном катании есть масштабные постановки, я сама каждый год хожу на шоу . В спортивной гимнастике есть шоу Немова. Я тоже задавалась вопросом, почему не собрать чемпионов мира, Олимпийских игр и сделать что-то реально крутое. К сожалению, у меня не хватит сил, чтобы организовать это самой, но я очень хотела бы, чтобы такой проект состоялся. Это было бы очень важное событие для всей художественной гимнастики. Чтобы было интересно не только людям из мира гимнастики, но и обычным зрителям.

– Напоследок расскажите, пожалуйста, чему вы посвящаете большую часть времени в данный момент? Поделитесь своими планами и целями.

– Сейчас моя основная деятельность связана с развитием собственного бренда одежды V2SD. Я открыла его в 2019 году, но, к сожалению, из-за карантина работа была парализована, потому что прекратилась поставка итальянских тканей. Сейчас я возобновила эту деятельность и очень рада, потому что мне нравится этим заниматься, нравится создавать одежду для художественной гимнастики. Я помогаю девочкам выглядеть красиво. Многие тренеры запрещают гимнасткам надевать на тренировки не чёрную одежду, но я считаю, что это неправильно, потому что каждая спортсменка – это личность, которой хочется хотя бы в чём-то проявлять индивидуальность.