Ещё

Александр Голинтовский: нет желания смотреть на результаты в Рио-де-Жанейро 

Российский пловец-паралимпиец Александр Голинтовский в интервью корреспонденту «Р-Спорт» Тарасу Барабашу рассказал о своих эмоциях от стартов на базе «Озеро Круглое», которые заменили российским спортсменам Паралимпийские игры в Рио-де-Жанейро.
— Александр, расскажите, как вы оказались в паралимпийском спорте?
— Я выступаю в классе S13 по плаванию — это спортсмены с нарушениями зрения. Есть три класса в плавании с нарушениями по зрению: S11 — это тотально слепые, S12 — с небольшими остатками зрения, S13 — слабовидящие. Это люди, которые могут без помощи ориентироваться на местности, но при этом зрение не превышает 10% от единицы. У меня с детства миопия высокой степени. Инвалидность я получил только в 14 (!) лет, когда зрение уже совсем упало с развитием организма. Я учился в школе для слепых и слабовидящих имени К. К. Грота, с 7 лет я в кругу людей с нарушением зрения.
— Как плавание пришло в вашу жизнь?
— В плавание меня отдала бабушка. Это было исключительно как оздоровительный вид спорта, который мог в щадящем режиме развивать тело так, чтобы при этом мое зрение не пострадало. Плавание я полюбил с самого начала: начал ходить в секцию еще в пятом классе. Тогда познакомился со своим первым тренером Кустовым Владиславом Васильевичем. С тех пор я занимался оздоровительным плаванием. В старших классах школы начал принимать участие в первых соревнованиях в паралимпийском движении, но мой уровень в то время не говорил, что я буду выступать в сборной. Оздоровительное плавание — это все-таки физкультура.
Массовое наказание российских паралимпийцев ставит серьезные этические вопросы >>>
— Тяжело было добираться до бассейна в детстве?
— Моя школа — интернат для слепых и слабовидящих. Учился я рядом с домом, в пятнадцати минутах ходьбы. Какое-то время меня мама провожала каждое утро в школу. Но бассейн находился далеко. Мы не могли отказаться от тех часов в бассейне, которые нам предлагали, брали то, что давали. На дорогу приходилось тратить по полтора часа в одну сторону, меня возила бабушка класса до восьмого, пока я не стал более-менее самостоятельным. В мое развитие вложили огромный вклад мои родители и первый тренер, который всю жизнь проработал с людьми с нарушениями зрения. То, что попал в сборную России — заслуга опеки моего тренера и бабушки.
— Где вы плавали в Санкт-Петербурге, что за бассейн?
— Я, наверное, изведал и опробовал все бассейны в моем городе. С 2007 года, когда открылся большой центр плавания на станции метро Площадь Мужества, на улице Хлопина, занимался там. Там шикарный бассейн, нам выделили воду, и мы плавали с 7 до 8 утра, а потом ехали с ребятами в школу. До сих пор я там и плаваю.
Ибрагимов: сочувствовать надо не паралимпийцам, а людям, которые принимали решение >>>
— Расскажите о моменте преодоления себя, когда вы были готовы бросить плавание…
— Был такой момент. После окончания школы я поступал в университет и думал, что закончу со спортом. Как я уже сказал, нам воду выделяли в определенное время, и я не мог совмещать плавание с учебой в университете. Но я познакомился со вторым моим тренером — Мироновым Александром Петровичем, у него была возможность заниматься со мной в любое время. Он помог мне очень сильно. Это был момент, когда я заново начал работать и вышел на новую качественную ступень тренировок.
— Какие были мысли, когда вы узнали, что после бронзовых медалей на Паралимпиаде в Лондоне и четырех лет подготовки все срывается?
Александр Голинтовский— Первые эмоции — недоумение. Даже не поверил сперва. 7 августа была первая новость о том, что Международный паралимпийский комитет не допускает нас. Я не поверил и подумал: «Ладно, это еще не конец, ведь нашу олимпийскую сборную в итоге допустили». Прошли два дня, и я начал понимать всю серьезность ситуации. После 7 августа я слабо верил в положительный исход и в то, что нас допустят. Была апатия первое время и нежелание работать. Я продолжал ходить плавать и поддерживал форму. Ждал окончательного решения, месяц был в подвешенном состоянии, я не понимал, что ждет впереди. Не знал, работать ли дальше. Было обидно за всю подготовку. Ведь в предолимпийском сезоне я рискнул, попытался сделать то, чего не делал никогда — начал тренироваться со здоровыми спортсменами, с представителями олимпийских сборных. Тренировался с ребятами из олимпийских сборных Бельгии, Эстонии, Украины, Великобритании, Казахстана, России. Мы все верили в то, что будем выступать. Было очень обидно после проделанной работы попасть в ситуацию, что ты не в Рио, а твои коллеги там.
Стать чемпионом никогда не поздно: путь Раисы Чебаники >>>
— Но потом вместо Паралимпиады были выступления на базе «Озеро Круглое». Вы там показали результат 54,96 на стометровке.
— На самом деле для меня это время, которое я показывал еще в начале сезона, когда был не подготовлен. Считаю, что абсолютно завалил эти соревнования. Не было азарта и настроя проводить соревнования в том же бассейне, в котором тренируешься. У меня не было ощущения, что это какой-то серьезный старт, не было эмоций. Просто проплыл свою дистанцию и ушел. Это далеко не лучший мой результат. В этом классе этот результат не будет котироваться никоим образом. В нашем классе бронза была на чемпионате мира со временем 53,00 секунды. То есть мой результат абсолютно никуда не годится, относиться к нему серьезно я не могу. Считаю, что не реализовал подготовку, в том числе и эмоционально. Перегорел.
— В Рио был бы другой результат, другой настрой?
Флаги в Олимпийской деревне в преддверии XV летних Паралимпийских игр 2016 в городе Рио-де-Жанейро— Конечно! Безусловно. Там соревнования длятся не два дня, а 10 дней, у тебя там максимум одна дистанция в день. Рядом с тобой находится соперник примерно одного уровня, ты бьешься с ним, выгрызаешь каждую секунду, готов показать себя. Есть азарт, боевой настрой. На «Озере Круглом» этого не было. Секунды в Рио точно были бы лучше.
— Кто сказал самые теплые слова после отстранения от Игр?
— Самые теплые слова сказал мой психолог Геннадий Дмитриевич Горбунов, с которым работаем уже 6 лет. Он сказал мне: «Саша, получай удовольствие от того, что ты делаешь, не расстраивайся, все впереди. Нужно только начать смотреть на все позитивно».
— Что дальше? Игры в Токио будут…
— Дальше, чем на три дня, ничего не планирую. В данный момент есть желание отдохнуть. Нет даже желания смотреть на результаты в Рио, не хочу смотреть, как закончатся Игры в Бразилии. Не хочется лишний раз расстраиваться. Пройдет время, ближе к ноябрю можно будет подвести итоги и найти в себе силы, чтобы двигаться дальше. Возможно, даже начать что-то новое, что-то новое для себя открыть.
Александр Голинтовский
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео