Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Маргарита и Иван Гончаровы: главное, что мы есть друг у друга, больше ничего не надо!

Трехкратная паралимпийская чемпионка в легкой атлетике и призер чемпионатов мира по лыжным гонкам и биатлону в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказали о том, как пережили отстранение от Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро и своих планах на будущее.
С Маргаритой Гончаровой, которая, как и ее муж Иван и все остальные российские паралимпийцы 8-9 сентября приняла участие в соревнованиях для отстраненных от Игр спортсменов, мы договорились встретиться сразу по окончании стартов в Новогорске. Но на интервью спортсменка пришла не одна, а с мужем - бывшим саночником, получившим в 2003-м тяжелейшие травмы на трассе, но вернувшимся в спорт спустя несколько лет. Иван принимал участие в Паралимпиадах в Ванкувере и Сочи как лыжник и биатлонист, а в Рио должен был ехать в составе российской группы легкоатлетов-колясочников.
- Какие впечатления оставили соревнования отстраненных от Паралимпиады спортсменов?
Рита: Эмоций никаких нет, все по нулям. Но все делали свою работу. Готовились все-таки четыре года. Я хотела поехать в Рио и всем доказать, и прежде всего самой себе, что те три золотые медали, которые я выиграла в Лондоне, именно мои и ничьи другие.
Иван: Все это время, пока решался вопрос о нашем участии в Играх, мы жили как на пороховой бочке. Ты ждешь, надеешься до последнего. Тебе говорят: "Нет, мы еще боремся!" Ты думаешь: "Да хватит уже. Скажите уже "нет" окончательно". Не знаешь, что делать в этой ситуации на самом деле. Вроде никуда не едешь, но борьба продолжается, а потом тебя опять отшивают. Но я думал, что Ритка более эмоционально отнесется к этой ситуации, потому что она всегда переживает, да еще и накручивает себя как любая женщина. Очень профессионально она это делает! Ситуацию раздует до трагедии такой, что вообще... Но тут нет. Как-то даже игриво - хи-хи, ха-ха. Думаю, неужели у моей жены что-то поменялось? Даже был удивлен. Мы с ней разговаривали. Она сказала: "Мы сделали все, что могли, отобрались, тренировались. А нас не пускают из-за нелепости, и что теперь - расстраиваться?"
Рита: Наше дело тренироваться и показывать хороший результат.
Иван: Мы со своими проблемами ежедневными справляемся, а это очередная мелочь или препятствие, которое мы также должны достойно пройти.
- Говорят, результаты, показанные в Новогорске и на озере Круглом, будут сравнивать с результатами паралимпийцев в Рио, а потом премировать российских спортсменов?
Иван: Просто сначала обещают, что будут награждать точно так же. Сказали "а", а потом уже говорят "будем сравнивать". Видно нежелание поощрять спортсменов. Может, денег жалко стало? Может, их нет, как это обычно у нас бывает? Это на совести наших чиновников. Хотят сравнивать - пусть. Мы-то уж точно в душе беднее не станем.
Всегда в тонусе!
- О том, как Иван пришел в паралимпийский спорт, знают многие. А о Рите известно меньше...
Рита: Просто в моей истории ничего интересного! (смеется) Я родилась в городе Вольске Саратовской области. Поначалу меня мама отвела в художественную школу. Но, видимо, этого было мало, и она отвезла меня еще в детскую спортивную школу специально для инвалидов. Там занимались всеми видами спорта. Я начала туда ходить, мы стали ездить группой в Саратов, выступали на своих соревнованиях, там меня заметила Таисия Семеновна Борисова и пригласила: "Давай бегать!" Мне понравилось, тем более я начала побеждать - хоть и не сразу, конечно.Маргарита Гончарова
Иван: Рита просто умалчивает немаловажный факт из ее жизни. Когда сейчас на нее смотришь, думаешь - красавица какая. А когда она училась в школе, ей было тяжело даже по ступенькам подняться. У нее был сильный ДЦП, она падала часто, спотыкалась. А сейчас за счет того, что стала физически развитой, за счет мышечного корсета она стала лучше контролировать свою болезнь.
Рита: По мне болезнь даже сейчас не видно. Будет видно, когда я очень сильно устану на тренировке.
Иван: Ее же в 2014 году заставили заново проходить классификацию, потому что подали протест, ведь на самом деле не видно, что у нее ДЦП. Классификаторы мучили ее два часа, она выполняла всевозможные упражнения. И только когда она устала, классификаторы сказали: "Да, теперь мы видим!" Когда она устает, начинает хромать на левую сторону. А когда она бодрячком, ничего не заметно.
- Получается, спорт помог справиться с болезнью?
Иван: Мы сейчас не знаем, что будет, когда она закончит со спортом - вернется заболевание или нет? Организм будет слабеть, заболевание будет брать верх.
- Придется всегда заниматься спортом?
Иван: Ну, в тонусе точно себя держать придется! (смеется)
Рита: Если посмотреть на моих соперниц, по ним тоже не заметно, что у них есть проблемы.
Иван: На самом деле, когда спортсмен "сырой" - видно, а потом он начинает крепнуть. Есть, конечно, сильный ДЦП. Но в Риткином классе Т38 тяжело заметить признаки инвалидности.
Рита: У меня легкое заболевание. Поначалу мне было, конечно, тяжело, когда я была маленькая. Я же стеснялась еще, а меня дразнили, обижали. На физкультуре я стояла в строю предпоследняя. Но зато когда бегали, я всегда была как минимум вторая!
"Он меня учит жизни!"
- От вас никогда не услышишь ни одной жалобы на свои проблемы.
Иван: Все люди разные, и среди паралимпийцев есть те, кто любит рассказывать о своих проблемах, "плакаться". Я считаю - для чего это? Кого интересуют мои проблемы? Если хочу поплакать, поплачу дома молча в подушку, чтобы этого никто не видел. Пока есть руки и одна нога, можно попробовать самому заработать деньги, а государство "трясти" уже при выходе на пенсию, когда заняться уже будет нечем - ходить по СОБЕСам, выбивать себе путевки какие-нибудь.
Рита: Нам это не важно. Мы сами заработаем!Спортсмены-паралимпийцы Акжана Абдикаримова, Алексей Быченок, и Иван Гончаров (слева направо)
- Вам повезло - вы есть друг у друга.
Иван: Абсолютно так. Я и Рите об этом всегда говорю. Она начинает переживать, а я ей говорю: "Успокойся! У тебя есть я, у меня есть ты, больше нам ничего не надо!"
Рита: Он меня учит жизни!
- Нотации читает?
Иван: Да, частенько.
Рита: Когда мы только познакомились, я...
Иван: К жизни не была приспособлена абсолютно. Дело даже было не в ее юном возрасте! Просто она же была с детства в семье ребенком-инвалидом, мама за нее все делала. Рита не могла даже пойти в магазин, чтобы купить что-то. Говорила: "Меня никто не поймет!" У нее же дефект речи, слышит она плохо - и у нее был серьезный комплекс из-за этого. Приезжали на заправку, я ей говорю - "Ритуля, иди, скажи: "92-й, полный бак!" - Нет, я не пойду, меня не поймут! - Ну, не поймут - повторишь. Не услышишь - попросишь, чтобы сказали погромче! - Нет, не пойду". И так мы могли сидеть минут 15, я не иду, она тоже не идет. Так и сидели.
- И кто побеждал?
Иван: Рита шла. Поплачет в машине, рыдать будет, но пойдет. На машине ее так же учил водить. Короче, жестко все.
- Диктатор?
Иван: Ну нет. А как иначе? Она приехала в Москву из маленького города, надо на тренировки на метро ездить. Говорит: "Поехали со мной на метро!" Я ездил на метро, когда травму получил, а машины еще не было. Я знаю, что это такое. Люди ничего не видят, а в часы пик тебя в вагон просто заносят. Упадешь - никто тебе даже не поможет, место не уступит. Мы с Ритой ехали как-то, она была просто в шоке: "Ваня, тебе даже место никто не уступил!" Говорю: "Это абсолютно нормально, расслабься!" Вот ты стоишь там в метро, болтаешься как сосиска (смеется). Уступают место разве что обычно люди в возрасте или девчонки молодые. Но ничего страшного, что не уступают.
- Рита в итоге научилась ездить в метро?
Иван: Да, я сказал - вот тебе карта и езжай. Стресс, конечно, был, но ничего - научилась сначала на метро ездить, потом на машине. Справляется. Может даже пойти поругаться с кем-то, если надо.
Видели друг друга только в аэропорту
- Иван теперь и зимой, и летом соревнуется. А Рита не хочет зимой тоже заниматься лыжами или биатлоном?
Рита: Нет! Я соревнуюсь только летом.
Иван: Я пытался ее на лыжи ставить. Очень жалкое зрелище (смеется)
Рита: Это не мое!Маргарита Гончарова
Иван: Это человек, к зиме не приспособленный абсолютно! Стоит замерзшая, глаза вот такие, в шоке, на лыжах!
Рита: Я лучше зимой дома посижу в тепле.
- Но за мужа же надо болеть на стадионе и зимой?
Иван: Да, на чемпионаты России она все время приезжает, помогает - принести, поднести что-то смазчикам. Ее постоянно подключают - она же бегает быстро. С лыжами куда-нибудь смотаться - это нормально!
- А летом вы отдельно друг от друга постоянно?
Рита: Раньше мы вместе тренировались у Ирины Александровны Громовой.
Иван: Потому что одна команда была. А теперь у нас отдельная группа получилась, и мы тренировались по своей программе. Не виделись с Ритой полтора месяца. Я второго сентября прилетел в , а она была в Новогорске. Я приехал к ней часов в восемь вечера на базу, мы посидели в машине, пытались в кафе съездить, но ничего не получилось у нас. Пообщались, посидели. В 22.30 она пошла спать, а я поехал в сторону дома. А перед Паралимпиадой в Сочи мы 300 дней были на сборах. Прилетали, бывало, с соревнований и летим дальше. Четыре часа сидеть в аэропорту, я даже до дома не успею доехать. Рита приезжала в аэропорт, мы с ней сидели, общались и разъезжались, так было несколько раз. А ребята, кто не из Москвы, по полгода родственников не видели. Это тяжело, конечно.
"Косяк в том, что брали слишком много медалей?"
- Я помню, как впервые встретила Риту - по прилету из Лондона, где она выиграла три золота, Рита стояла в аэропорту с огромным плюшевым медведем размером чуть ли не больше нее самой. О медведе мы и заговорили, а потом уже познакомились. Тогда она сказала, что медведя ей подарил муж, который встретил ее в Москве.
Иван: Я просто пораньше прилетел. А так мы с ней в Лондоне были все время вместе вдвоем. Мне эта поездка далась непросто вообще - у меня такое скудное знание английского, а я был в Англии без сопровождения, жил черт знает где. Рита не ходила ни на какие собрания, чествования, мы ходили везде вдвоем, жили отстраненно - никакого нервяка. Гладенько все прошло, и Ритуха спокойно выступала, готовилась. Мы с ней вечером гуляли по Лондону. Классно было.Иван Гончаров (Россия) на трассе гонки на длинной дистанции в классе LW 10-12 (сидя)
- В Рио Рита могла бы повторить как минимум тот свой лондонский успех?
Иван: Ритуха "пахала", выглядела прямо суперски физически, была готова бороться - и психологически, и морально, и физически.
Рита: Жизнь непредсказуема, нельзя сказать, что точно выиграла бы золото.
Иван: Но готовилась серьезно. Мы с пацанами тоже готовились серьезно, "отпахали" месяц последний ударно. Не знаю даже, как я все это пережил (смеется).
- Но вашу-то группу колясочников вроде сделали специально под Игры в Рио?
Иван: Сделали! Знаете, как это сделали? У нас зимний сезон заканчивается в феврале, мы с пацанами и тренерами собрались - мы же летом катаемся на колясках. Говорим: "Может, попробуем в Рио отобраться? Время есть". "Ну да, давайте, ок", - и понеслась! Так группа наша и собралась. Нам же еще надо было нормативы выполнить. Мы к ним близко были, но они были для нас недосягаемыми. А к стартам нам удалось себя грамотно подвести, отобрались в итоге - в этом году в эстафете вторыми в рейтинге после англичан стали. Шикарно!
- На соревнованиях отстраненных от Паралимпиады я слышала несколько точек зрения - кто-то говорит, что по россиянам на Играх никто не скучает, а кто-то считает, что люди жалеют, что российских паралимпийцев в Рио нет.
Иван: Думаю, что больше рады нашему отсутствию. Восемьдесят золотых медалей разойдутся сейчас по миру. Главная Риткина конкурентка на Паралимпиаде с ней бы бодалась, а сейчас она безоговорочный лидер. Плохо? По-моему, совсем нет. Была Ритка трехкратной, а теперь будет другая спортсменка с несколькими медалями. То все медали оседали в России, а теперь разойдутся по миру. Может, в этом и был наш "косяк", что мы все время «выкашивали» все, брали столько медалей?
Сильные духом: герои Паралимпийских игр-2012 в Лондоне >>>
- Но китайцы больше «выкашивали» - в том же Лондоне, к примеру.
Иван: Китайцы не появляются нигде больше кроме Паралимпиады. У них там свои азиатские соревнования проводятся, и им этого достаточно. На чемпионат мира разве что приезжают и уезжают, и их никто не видит.
Живем сегодняшним днем
- Не думали, что будете делать при самом плохом раскладе - если ПКР не восстановят в IPC, и в соревнованиях вы так и не сможете участвовать?
Иван: Мы, наверное, живем сегодняшним днем. У нас сейчас чемпионат мира лыжный "подвисает". До октября надо заявки подавать, но их никто не примет. Так что мы с ребятами, наверное, останемся на спортивных колясках, не будем распыляться, а на следующий год посмотрим. Надеемся, что ПКР предпримет какие-то шаги, чтобы спасти ситуацию.
- Там же еще речь идет о лицензиях на зимнюю Паралимпиаду?
Иван: Да, но заявки должен отправить ПКР, а он отстранен.
- Говорят, некоторые международные федерации россиян не отстранили, и они могут поехать на чемпионаты мира.
Иван: Я тоже об этом слышал. Мы тоже не понимаем, как все обстоит на самом деле. Нам присылают такие отписки. Мне пришел официальный отказ из IPC, когда мы подавали индивидуальные заявки - там в последнем абзаце написано: "Мы не видим смысла, чтобы вы подавали иски в суды или CAS. Разбирайтесь со своим Паралимпийским комитетом. Хватит уже писать, это бесполезно"., , и Маргарита Гончарова
- "Мы вам все равно откажем"?
Иван: Да, прямым текстом. И что мы можем сделать со своим Паралимпийским комитетом? Как нам с ним разбираться? Мы будем тренироваться, потому что пока непонятно, что будет завтра. Будем решать проблемы по мере их поступления.
- А если в парабобслей, который включили в программу Игр, позовут, уйдете из группы Громовой?
Иван: Ирина Александровна сама мне сказала, чтобы я попробовал, если позовут. Попробовать мне, конечно, хочется. Но Ритуха не разрешает. Боится.
Рита: Нет. Я просто в таком случае совсем его видеть не буду.
Иван: Почему не будешь? В скайпе! (хохочет)
Рита: Тут хотя бы Ирина Александровна рядом, она меня брала на сборы, помогала мне немножко, чтобы я была рядом с Ваней. А так мы вообще видеться не будем. И вообще - я не одна такая, сестра Вани тоже против.
Иван: Посмотрим. Я вообще всеяден в том, что касается спорта! Попробовал бы во что-то игровое - в хоккей, к примеру.
Художница и жонглер
- Рита, а у вас какие увлечения кроме спорта?
Рита: Я рисую, я же закончила художественную школу с красным дипломом.
Иван: У нас дома стоит огромная картина сейчас - такая раскраска по номерам, знаете? Она заморачивается ужасно по этому, сидит рисует. Села как-то в четыре часа дня, времени одиннадцать вечера - она сидит рисует. Время - три часа ночи, Риты нет. Выхожу - сидит. Говорит: "Я не могу, пока у меня вдохновение!"
Рита: Я люблю натюрморты рисовать, пейзажи. Сначала я параллельно и рисовала, и занималась спортом, где-то год было так, но потом я решила, что сосредоточусь только на спорте, потому что в нем мне более комфортно и весело. А только сидеть и рисовать - это скучно. Я люблю побеситься, побегать (смеется).Президент IPC Филип Крэйвен (на первом плане) на пляже в Рио-де-Жанейро
Иван: А я в юности занимался в цирковом кружке, был жонглером. Думал поступать уже в цирковое училище, но параллельно занимался санным спортом и даже регби еще - бегал быстро. Утром регби, вечером санный спорт, а в перерывах жонглировал (смеется). Искал себя.
- Может, когда через много лет закончите со спортом, будете художницей и жонглером?
Иван: (смеется) Думаю, что нет. Хотя шарики люблю покидать - три-четыре.
Рита: Пока есть силы, хочется заниматься спортом.
Иван: А заняться мы найдем чем. Я бы попробовал тренировать, на самом деле. Но мне кажется, я такой жесткий тренер буду, ругаться матом на своих учеников буду, может, даже бить их (хохочет).
Рита: Я даже не представляю, как такое могло бы быть, зная его. Он же, наоборот, добрый.
Иван: Был прикол просто. Меня как-то тренер попросил объяснить спортсмену какой-то момент. Один раз разъяснил, он стреляет - допускает ошибку. Я ему еще раз объяснил - снова ошибка. Сказал: "Еще раз так сделаешь, получишь по башке!" Дал ему по башке в итоге. Больше он этой ошибки не допускал! Работает метод!
Рита: Я бы к тебе тренироваться точно не пошла (смеется).
Маргарита Гончарова