Ещё

«Они же у нас все такие». Каким помнят Кокорина в Валуйках 

Корреспондент «ССФ» побывала в городке Валуйки Белгородской области и узнала, что там помнят и думают о земляке — нападающем «Зенита» Александре Кокорине.
Текст: Марина Губина
«ЛАМБОРГИНИ» У ХРУЩЕВКИ
Баба Аня здесь знает всех. У первого подъезда пятиэтажной хрущевки по улице Котовского, 22 уже много лет стоит ее личный стул. Пункт номер один вечерней программы бабы Ани — посиделки на улице. Кто куда идет, кто во что одет, кто от кого и куда ушел…
— Сашка Кокорин тебя интересует? — без тени удивления спрашивает она. — Да, из нашего подъезда он. Я на первом живу, а их квартира — вон та, на четвертом, она одна у нас с кондиционером. Золотой пацан был: не шалил, никогда на него никто не жаловался.
Телевизор баба Аня, конечно, тоже смотрит, последние новости о соседе узнает оттуда:
— Футбол смотрю иногда, переживаю за Сашку. Вот летом они там с кем-то играли, вылетели когда. Мне так жалко его было, я прям плакала у телевизора. А что там про выпивку потом показывали — ну и что? Это мы здесь, у подъезда, развлекаемся сидим, а он теперь может и по-другому — пусть нагуляется парень.
Валуйскую квартиру семья Кокориных не продает. Сюда частенько приезжают мать, отчим и младший брат футболиста. Находится она в районе Соцгородка, или в сокращенном местном варианте просто «городка» (произносится с колоритным южнорусским гэ в начале слова). Со времен детства Александра здесь мало что изменилось. Пятиэтажки с отваливающейся штукатуркой, во дворах много зелени, сушится белье, лениво разгуливают коты, вечером соседи встречаются на лавочках. Дети помладше катаются с обшарпанных горок, постарше — гоняют мяч.
В центре двора — футбольная площадка с настоящими воротами, даже с сеткой, — их поставили год назад. По заданию районной администрации скосили траву, площадку засыпали песком, правда, сейчас большая ее часть вновь поросла бурьяном. Как и лет 15 назад, когда здесь гонял мяч будущий форвард сборной России.
— Ничего особо не поменялось, — вспоминает соседка Кокориных Наташа. — Только Сашка забивал не в эти ворота, а вон в те, что подальше.
«Те», собственно, и не ворота вовсе — каркас, сваренный из труб каким-то умельцем. Но стоят «кокоринские» ворота крепко, почти не покосились.
Самого Александра во дворе родного дома в последний раз видели года 4 назад и приезд запомнили надолго.
— Тут такая тачка гоночная во дворе стояла! — продолжает Наташа (судя по описанию, речь о «Ламборгини»).
— Как он только на ней по нашим колдобинам ездил? Мы даже дышать боялись, когда проходили мимо! Во двор Сашка уже почти не выходил. А вот еще лет 7–8 назад, помню, даже с мальчишками нашими мяч погонял. Пару ударов им показал, те кипятком от счастья писали.
Пятиклассник Кирилл, пинающий мяч здесь же, на пустыре, как когда-то Кокорин, занимается в футбольной секции при местной ДЮСШ. Знаменитого земляка вживую видел пару раз:
— Хотел подойти автограф взять, но постеснялся.
— А за игрой его следишь? — Да, нравится, как он играет. Из российских он у меня любимый игрок.
— Не смущает, что забивает мало? — Смущает. Но они же у нас все такие сейчас…
МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ
Валуйки — 35-тысячный районный центр на юго-востоке Белгородской области, на самой границе с Украиной. Город, основанный в 1593-м при Федоре Иоанновиче как крепость для защиты от кочевников, с начала прошлого века и до последнего времени оставался крупным железнодорожным узлом, через который шел поток пассажирских и грузовых перевозок между Россией и Украиной. Сейчас пути пустуют, даже поезд до Москвы пару лет назад отменили. Средоточие жизни здесь — большой рынок напротив вокзала. В выходные именно «Славянский базар» — место обмена новостями в перерыве между покупками всего необходимого: от зелени с огородов до спортивных костюмов знаменитых марок, но почему-то с торчащими нитками и неровными швами.
В автомобильно-люд ском муравейнике на привокзальной площади как-то не сразу замечаешь бронзовый бюст генерала армии Николая Ватутина. Знаменитый военачальник, Герой Советского Союза родился в этих краях. В Валуйском районе именем Ватутина названы единственный кинотеатр, его родное село и сразу несколько улиц.
В краеведческом музее средней общеобразователь
ной школы № 4 отдельных папок с биографиями удостоились только двое земляков — Ватутин и Кокорин. Именно в эту школу 18 лет назад и пришел на первую линейку 7-летний Саша Карташов (тогда он еще носил фамилию отца).
— Только положительное могу о нем сказать, — вспоминает заместитель директора Елена Щербакова. — Шустрый, трудолюбивый, к учебе ответственно относился и был душой класса.
— Он всегда улыбался, — добавляет Наталья Бутова, заведующая школьным музеем. — Вечно улыбка до ушей, светлый, солнечный мальчик был!
В папке Кокорина хранятся детские фотографии единственного пока валуйского спортсмена, представлявшего страну на чемпионатах мира и Европы, статьи о футболисте, его первые грамоты с турниров, копии школьных журналов с оценками Саши Карташова. По русскому, чтению и литературе — неизменные пятерки.
Ксерокопии журналов опровергают слухи о том, что Кокорин якобы родился не в 1991-м, а на два года раньше. В первый класс пошел в 1998 году, окончить школу должен был в 2008-м. Но в первом полугодии пятого класса уехал на просмотр в школу московского «Локомотива». Там и остался.
— Футболом он бредил, все тетрадки футболистами были изрисованы, — рассказывает классная руководительница Кокорина Валентина Черникова. — Тренировки у него много времени отнимали, хотя учебе это не мешало. Когда мы узнали, что его забирают в московскую спортшколу, это для нас не стало неожиданностью.
С 30 МЕТРОВ — В ХОККЕЙНЫЕ ВОРОТА
Серьезно заниматься футболом Саша Карташов начал с первого класса. В школе тогда работала секция от местной ДЮСШ, ее вел тренер Иван Каверин. В начале 2000-х бывший футболист-любите
ль и физрук школы из села Насоново каким-то неведомым и фантастическим образом стал еще и селекционером московского «Спартака»! Во многом благодаря его настойчивости 10-летнего Сашу сначала просматривали в красно-белом клубе, а потом забрали в «Локомотив».
— Саша с первого класса выделялся на общем фоне, — отмечает Ольга Бесчастная — сейчас заместитель директора, а в ту пору учитель физкультуры. — Я, наверное, больше таких не встречала: он был очень хорошо развит физически. Не то чтобы был сильным или внешне чем-то выделялся, но у него все очень неплохо получалось. Брал, например, баскетбольный мяч — и сразу у него как-то кисти правильно работали, брал волейбольный — и все упражнения тоже лучше остальных выполнял. Мне кажется, если бы его отдали в любой другой вид спорта, у него бы и там все успешно сложилось благодаря природным данным и спортивной злости. Но отчим у него очень футбол любил, таскал везде за собой на матчи, все чемпионаты с ним смотрел. И это свою роль сыграло.
Именно отчим стал вкладывать в футбольные занятия Александра те средства и силы, которых не всегда хватало у матери. Вместе с Кавериным (тренер со временем стал и другом семьи) они возили его за сотни километров от Валуек на турниры, сборы и просмотры.
— Никаких особых связей у тренера и отчима Сашки не было, его взяли в «Локомотив» потому, что он этого заслуживал, — рассказывает друг детства Кокорина Павел Панышко, с которым они вместе играли в «Кожаном мяче». — Мы тогда жутко ему завидовали. Но никто из нас не мог так играть, как Кокорин: он в 9–10 лет чуть ли не с 30 метро
в попадал в хоккейные ворота. А еще помню, когда был финал «Кожаного мяча», по одному игроку из каждой команды соревновались, кто больше набьет мяч. За нас пошел Сашка. И вот пацан из другой команды раз 90 набил, и мы уже уверены были, что проиграем. Но Кокорин просто «убил» всех: он минут 20 ходил вокруг поля и чеканил. Все уже и считать бросили, но раз 700, наверное, набил.
СУПЕРМАРКЕТ ВМЕСТО СТАДИОНА
Первый тренер Александра теперь успешный по местным меркам бизнесмен. В самом центре города, неподалеку от валуйской Красной площади, у него магазин спорттоваров и одежды, оформленный в цветах «Спартака». Цены там большинству здешних жителей кажутся недоступными, но в Валуйках магазин «Мир спорта» долгое время оставался единственным местом, где можно было купить профессиональную спортивную экипировку.
Тренерскую деятельность Иван Каверин давно закончил, пару лет назад перестал и давать интервью. В ответ на смс-просьбу поговорить написал: «Уже все сказано. Я бы мог многое сказать и открыть, но пусть все останется между Сашей, его родителями и мной».
Со своим знаменитым учеником, как рассказывают знающие Каверина люди, Иван Владимирович давно не общается. Причины неизвестны. Впрочем, и школьный тренер по боксу, у которого Кокорин в детстве занимался пару месяцев, теперь тоже вряд ли пожмет футболисту руку, если встретит его на улице:
— У меня как-то появилась мысль сделать уголок перед спортзалом и посвятить его Кокорину, — рассказывает Олег Шутенко. — Встречаю его брата Кирюху и прошу, чтоб он плакатик с автографом для нас у Сани взял. Через время опять встречаемся: «Ну что?» — «Да ничего Саня вам передавать не будет! Вы же давили его, заставляли форму на физру носить». Так обидно было. И в школу Кокорин ни разу не заглянул. А у нас ведь в городе и в футбол поиграть скоро негде будет!
Стадион, где Кокорин когда-то тренировался и играл в «Кожаном мяче», и правда скоро может исчезнуть. Рядом с покосившимися разломанными трибунами — мусорные кучи, то, что когда-то было баскетбольными кольцами, сейчас стало ржавой трухлявой арматурой, из шести разнокалиберных ворот на поле только двое хоть как-то закреплены, остальные можно повалить одной рукой, кирпичные стены, ограждающие стадион, того и гляди рухнут на прохожих. Поговаривают, что в развалины стадион превращается не просто так: на его месте скоро может появиться супермаркет.
«ПРАВДЫ МЫ ВСЕ РАВНО НЕ ЗНАЕМ»
Но назвать Кокорина «не помнящим родства» все же нельзя. Он до сих пор общается со всеми, с кем дружил мальчишкой. Катает по Москве валуйского соседа на знаменитом «гелендвагене», а лет пять назад удивил земляков, собрав почти всех своих одноклассников в одном из самых дорогих ресторанов Белгорода.
— Девочки из моего класса об этой встрече рассказывали, — комментирует Валентина Черникова. — Атмосфера теплая, дружеская была, все довольны остались. У меня как-то не укладывается в голове то, что сейчас о Саше показывают и пишут. Он у нас скромный, отзывчивый был, а это все — как будто о другом человеке.
Мама Александра Светлана старых знакомых тоже не забывает, часто приезжает на родину.
— У нас в городе три года назад мальчика сбила машина, — рассказывает учитель русского и литературы Елена Кандабарова. — Ребенок в очень тяжелом состоянии был, в реанимации лежал, на искусственной вентиляции легких. Света Кокорина и мать этого мальчика были хорошими подругами. Светлана очень помогла: приехала в Валуйки, оплатила лечение, пыталась даже мальчика в Москву перевезти. Но его состояние не позволило этого сделать. Ребенок не выжил. Кокорины же через несколько месяцев после его смерти еще и путевку на море его матери купили.
Впрочем, отношение к знаменитому земляку в Валуйках все равно неоднозначное.
— Мне за него стыдно, — говорит Ольга Бесчастная. — У нас все его помнят, следят за его судьбой, и так хочется, чтоб он наш город достойно представлял. После прошлого чемпионата мира у меня была мысль связаться с ним через общих знакомых, пригласить в школу. Мне казалось, что он столько всего полезного и интересного ребятам может рассказать. Но после того, что я увидела сейчас — все эти его тусовки, непонятные фото, — думаю, нет! Сомнительный пример для подражания.
— Наши поп-артисты ведут себя и похлеще, — высказывает свою точку зрения Елена Щербакова. — Возможно, та среда, в которой он сейчас находится, где все живут напоказ, и повлияла на него негативным образом. Хотя правды ведь мы все равно не знаем! Может, в душе, в кругу семьи и друзей он остался тем же добрым, улыбчивым, светлым мальчиком, каким мы все его помним. А эта история с шампанским, думаю, стала для него хорошим уроком. Его ведь серьезно наказали — и финансово, и морально — в сборную вот не вызвали. Я уверена: Саша сделает правильные выводы, и мы за него еще порадуемся!
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео