Ещё

Наталья Билан: Карпин одержимо готовится к эфирам 

Наталья Билан: Карпин одержимо готовится к эфирам
Фото: SovSport.Ru
1 ноября проекту «Матч ТВ» исполняется год. В преддверии этой даты креативный продюсер телеканала ответила на вопросы обозревателя «Советского спорта».
ЗРИТЕЛЬ ХОЧЕТ БОЯ — Когда договаривались о встрече, вы сказали, что проведете весь понедельник в олимпийском центре подготовки на озере Круглом. Что там делать креативному продюсеру «Матч ТВ»? — Снимаем новый проект «Бой в большом городе». В первый год работы мы пытались понять, какие жанры возможны на спортивном канале. В итоге оказались готовы запустить боксерское реалити-шоу. Отобрали сто боксеров из 12 городов России. Теперь 32 промоутера и наши известные чемпионы должны выявить победителей. 3 декабря, когда будет бой Лебедева, в предварительных поединках выступят два финалиста из нашего шоу.
— Почему на «Матч ТВ» так много бойни? — Не могу назвать это бойней. Единоборства — такой же спорт, как гандбол, футбол или хоккей. Зрелищных турниров по единоборствам достаточно много. ММА, UFC, Bellator, Fightnight, бокс. Почему их не надо показывать?
— Это экономически выгодно? — Футбол, хоккей, бокс, бои, биатлон лидируют по интересу зрительской аудитории. И этот интерес сформировался давно.
— Раньше такое показывалось, в основном, на профильных каналах. — Просто у «России-2» не было контрактов с UFC и Bellator. Они не участвовали, как мы, в подготовке боев с промоутерами, например с . 3 декабря Лебедев, 17-го Поветкин — все это мы делаем вместе. Есть и сугубо телевизионные причины. Смотреть в повторе большинство спортивных событий невозможно, такая специфика. А бокс и бои — можно.
— Иногда футбольные повторы вызывают приятную ностальгию. — Смотря какие. Из свежего мы повторяли «Маккаби» — и все матчи сборной Исландии на Евро-2016, делали специальный исландский день. Это сработало. А ностальгию вызывают старые матчи, возвращающие пережитые когда-то эмоции.
— Вы ведь еще собирались снимать ситком? — И снимаем.
— Про дагестанского борца, как планировалось? — Про другое. Вам понравится. Про что именно, узнаете, полагаю, еще до публичного объявления.
ВАКУУМ ЭМОЦИЙ
— Мы беседуем в ваш день рождения. И вы на работе. Почему? — Никогда не справляю дни рождения. Это праздник моей мамы прежде всего. А я поговорю с вами и поеду в Останкино. С приятным чувством: в день рождения всегда слышу много добрых слов и верю в их искренность.
— Давая интервью год назад, вы сказали: маме нравится смотреть «Матч ТВ», и это для вас одна из главных оценок. Мама по-прежнему хвалит канал? — В моей семье нет людей, которые встречают меня на пороге и говорят восхищенно: «Боже, как вы сегодня рассказали о футболе!». Но мама нас смотрит. Документальные фильмы, например. Олимпиаду, во время которой очень переживала. В целом, конечно, это не ее канал, — много спорта. Хотя мама как раз из того поколения, которое любило спорт больше, чем мое и ваше. И занималось спортом больше.
— К чьим еще отзывам прислушиваетесь? — Есть те, кто много лет занимался спортивным телевидением, коллеги на разных каналах.
— Весной вы говорили, что не удается привлечь женскую аудиторию. Как сейчас? — Женскую аудиторию привлечь значительно трудней, чем мужскую. Она изменчива, любит эмоции, и при этом не признается, что хочет смотреть. Вы человек семейный, должны знать женский характер. Поэтому была идея двинуться не столько в женском, сколько в семейном направлении, показать спортсменов вне трансляций, с человеческой стороны. Не могу сказать, что мы ошиблись. Но приток женской аудитории пока небольшой. Да, женщины смотрели Олимпиаду, Евро, традиционно смотрят биатлон. А вот циклы «Первая леди» или «Мама в игре» сработали не так, как хотелось бы. Такое если смотрят, то в увязке с конкретным спортивным событием. Другое дело — драма. Была программа «Второе дыхание» про сына хоккеиста , Никиту, про его болезнь, которая, слава богу, отступила. Эту мужскую драму женщины смотрели. Как и мужчины, кстати. Но вот здоровый образ жизни, работа над телом или триатлон страну пока не слишком волнуют.
— Будете продолжать борьбу за женщин? — Конечно. Ищем другие формы.
— Жена с упоением смотрит «Великолепный век» на вашем бывшем канале, чего я категорически не понимаю, но говорит: «Переключи немедленно», как только слышит «Матч ТВ». — Забавное наблюдение от социологов: женщина уловками, увертками, да чуть ли не шантажом может заставить мужчину смотреть вместе с ней кино или сериал. Мужчина хочет смотреть спорт один. Это препятствие приходится преодолевать. Но надежда жива: есть в спортсменах качества, которые должны быть интересны женщинам.
— В Бьорндалене точно: норвежский фильм про него жена посмотрела от и до. — Да, женщины любят биатлон. Думаю, это заслуга как  с его одержимостью и максимализмом, так и драматичности самого вида спорта.
— Дело, наверное, и в живых эмоциях, присущих спорту. — Вот! Появление «Матч ТВ» во многом совпало с вакуумом живых эмоций. При этом люди, работающие на «Матч ТВ», любят спорт. Они имеют право высказываться о спорте.
«ВОЛЯ», «НОГА», «УСПЕХ»
— Что считаете главным достижением за этот год — вашим личным и канала? — Главное — мы выполняем обещание по аудиторной доле канала, которое взяли перед акционерами. Это заслуга всей команды. Пришлось научить огромный коллектив разговаривать друг с другом. Ненавижу англицизмы, однако до вас ведь наверняка доходит инсайд: мы до сих пор учимся общаться, обсуждать рабочие темы. Если можно что-то предугадать в части приглашения гостей, спорных моментов, страхов и опасений, стараемся делиться этим до, а не после. Потому что после такое трудно исправить: спортивный мир очень обидчив.
— Сложно поверить, что в коллективе, где амбициозным людям есть что делить, благостная атмосфера. — Атмосфера стабильная. Людям действительно есть, что делить: успех, время в эфире, право на экспертизу. Но такие моменты лучше решать в режиме личной беседы, а не закулисных войн.
— Что еще в списке плюсов? — Нам поверили спортсмены. Перестали бояться приходить, выступать в роли экспертов, сниматься в программах. С нами теперь ведут себя не как с журналистами, а как с единомышленникам
и. Это важно и приятно. Никогда не претендовала на знание спортивной матчасти, да я и не должна ее знать. Спорт это эмоции — и вот их понимаю. Для спортсмена такой подход намного важнее вопроса «какой ногой толкнулись?» или «кому посвящаете свой успех?».
— И все же эти вопросы порой звучат в эфире. — Помню послематчевое интервью Виллаш-Боаша. «Зенит» победил, корреспондент спросил: «Чем вы остались недовольны?». Боаш ответил: «Мы выиграли — как я могу быть недоволен?». Не знаю, может, репортеру захотелось подпустить едкости. Мы вообще привыкли отказывать в эмоциях другим, но не себе. Хотим переживать как болельщики, а тренеров и спортсменов видеть такими, какими мы их себе придумали.
— Что не удалось за год? — Много чего. Странно, если бы за столь короткий срок мы выполнили все намеченное и радостно отрапортовали об этом. Активно ищем людей, способных в кадре говорить о спорте иронично, образно, богатым русским языком. Работаем с ведущими, с ежедневным форматом бесед о спорте. Над этим нужно думать, работы непочатый край. Пока не удалось сделать полемическую программу со столкновением мнений и аргументированны
ми спорами о судьях, тактике, мастерстве без реплик «все тлен» и «никогда не быть чемпионом».
— Продолжите попытки? — Разумеется. Снимаем множество «пилотов» аналитических программ о футболе и обо всем остальном, останавливаться не намерены. Будем бороться и с казенным языком, которым говорим о спорте. Что нелегко. Вот «воля к победе», допустим, — штамп, но придумать что-то другое пока не удается.
ИРОНИЯ И НАГИЕВ
— Кроме иронии, на мой взгляд, «Матч ТВ» не хватает еще и самоиронии. — Ну, самоирония — это мечта, многим ее и в жизни не хватает.
— Порой кажется, что нам не рассказывают что-то, а проповедуют. — У нас на телевидении вообще в ходу несколько педагогичный стиль, от которого неплохо бы отойти. Когда начинался «Матч ТВ», я слушала много западных комментаторов. У всех своя манера, а проповедуют обычно персонажи взрослые, с опытом. Радует, что на «Матч ТВ» есть и ироничные люди. Елагин, например.
— Выведенный за штат. — Он остается на договоре, и ничего плохого в этом нет.
— Ничего плохого, кроме того, что сам Елагин стал меньше зарабатывать. — Нет. Уже посчитали, — не меньше.
— Кто из российских телеведущих с правильной речью и иронией близок к вашим представлениям о человеке в кадре? Не обязательно спортивных. — С профессиональной точки зрения — Малахов, Ургант, Познер. Как зрителю мне нравится Такменев — он рассказчик. Хорош Нагиев — как раз из-за самоиронии. Правда, ее становится все меньше, что связано, наверное, с усталостью.
— Я был на съемках шоу «Голос». Симпатизирую Нагиеву, но процентов 80 его иронии и самоиронии — телесуфлер. Может, и на «Матч ТВ» поставлять ведущим юмор в такой упаковке? — Знаю Нагиева лично и думаю, что суфлер — лишь подспорье, чтобы не перегружать память. Если человек не умеет шутить в жизни, его не спасти суфлером. Нагиев в жизни шутить умеет. И большинство комментаторов «Матч ТВ» — тоже. Вне эфира это очень ироничные и остроумные люди. Прекрасно шутят Губерниев, Моссаковский, Нагучев, Поленов, Журавель. Генич, если захочет, будет шутить. Но в эфире, мне кажется, многие боятся лишний раз вызвать на себя огонь критики.
— Назвать главу комиссии ВАДА Дика Паунда Шалтаем-Болтаем и предположить, что он женщина, — это ирония или остроумие? — Я тогда написала Губерниеву: перебор. Но Дима ведь Паунду может это и в лицо сказать. Важна принципиальность позиции. Использовать эфир, чтоб свести счеты, и потом испугаться собственного мнения, — совсем другое.
КУМИРЫ И КВАДРАТУРА
— Вы участвовали в разработке директивного списка запретных клише и штампов, просочившегося наружу из недр «Матч ТВ»? — Письмо адресовалось продюсерам, работающим с ведущими прямого эфира. Работа комментатора может допускать профессиональный жаргон, хотя словосочетания «валидольный матч», например, все же лучше избегать. С ведущими прямого эфира другая история. Они должны говорить цветисто, образно, но без использования слов «красавчики», «девчонки», «молодчики», «чутка», «крайний» вместо «последнего» — и многого другого, что портит русский язык.
— Заметили какие-то перемены? — В ведущих прямого эфира? Конечно. Слов, не являющихся общепринятыми нормами русского языка, стало меньше. Вот «квадратура глаз» — неправильный русский язык, согласны? Так не надо говорить по-русски.
— Вы цитируете мою заметку. Но что плохого в «квадратуре глаз»? «Квадратные глаза» — штамп, а квадратура — нет, хотя по сути то же. — Квадратура не относится к глазам, она относится к строительству. Понимаю, хочется быть ближе к своему читателю. Наверное, он должен вас за это полюбить. Но упрощать русский язык не очень правильно, на мой взгляд. «Квадратура глаз» и «гавкучие собачки» в одном тексте — перебор. У  нет таких эпитетов, но он пишет на хорошем русском языке. Знаю ваших коллег, которые бьются за русский язык. Два моих кумира: Артем Локалов и Юрий Голышак. Обоим сказала это лично. То, как они пишут, — очень хорошая литература, такой русский язык мне нравится.
Кстати, с пониманием отнеслась и к подтруниванию в соцсетях после того письма: «Стадион ЦСКА в праздничном убранстве…». Наши сотрудники знают, что такое советский штамп. Захотят — будут избегать.
— Почему в вашем списке не было слов «друзья», «блистательно» и «буквально», которые звучат так часто, словно людям доплачивают за каждое? — Там много каких слов не было. И «практически», и «не хочу показаться назойливым»… Вообще письмо во многом повторяет базовый список канала «Евроспорт». Его автор — бывший шеф-редактор Саша Аксенов, который скоро вольется в команду «Матч ТВ», был обрадован тем, что мы тоже считаем все это штампами.
«ВОСЬМЫЕ — ДЕСЯТЫЕ»
— Если представить жизнь канала в виде горки, где сейчас находится «Матч ТВ»? Год назад вы сказали — у подножия. — Медленно идем в гору, точно не откатываемся назад. С математикой у меня плохо, но пусть будет так — в конце первой трети подъема.
— «Главное — не запустить канал, а чтобы его смотрели», — тоже ваши слова годичной давности. Смотрят? — Запуск канала — адреналин. В этот момент запускающих стараются особо не трогать, чтобы не сорвать премьеру. А потом начинается ежедневная работа, в том числе над ошибками. И здесь важна особая поддержка главы , человека с огромным опытом в спорте и жизни. Мы с  видим, понимаем, что править и как доделывать. Важно только не оправдываться и не защищаться. Соблазн велик, но лучше сдержаться. Особенно если показываешь спорт, в котором телевидение не может влиять на поведение команд, игроков, судей, зрителей. Это не легкие жанры, которые транслируются большими каналами в прайм-тайм. Тем приятнее видеть позитив — хорошие показатели трансляций КХЛ, например.
— Вот сентябрьские рейтинг и доля. «Матч ТВ» — семнадцатый. — Не анализируйте работу тематического канала по аудитории «4+». Целевая аудитория «Матч ТВ» — мужчины от 25 до 59 лет. По этой аудитории нас измеряет TNS, на нее ориентирована наша реклама.
— Какие позиции у «Матч ТВ» в обсчетах по этой аудитории? — Восьмые — десятые.
— Вам принадлежат права на показ матчей РФПЛ. Вправе ли Лига влиять на сугубо телевизионные моменты? Например, на непоказ повторов спорных эпизодов в отдельных матчах? — С Лигой мы заклятые друзья и единомышленники. Отношения рабочие, слушать друг друга, к счастью, научились. В вопросе расписания матчей, например. То, о чем сказали вы, абсолютно исключено. Да и как вы представляете это технически? Упущения или череда совпадений случаются. Но не заговоры. Бывает, звонит Тине и эмоционально обсуждает не ту интонацию, не те слова комментатора. Но так же поступают руководители «Зенита», «Ростова», «Локомотива», других клубов. Тина старается вовлекать в процесс больше народа, чтобы это не было закулисьем. Доносим мнение до комментаторов, они спорят. Хотя , продюсеру футбольных программ, не позавидуешь. Он предан футболу, чтит дружбу, — и при этом предан телевидению.
ОГОНЬ НА СЕБЯ
— Обсудим программу «Свисток». — Прекрасная программа.
— Я про единственный выпуск. Точнее, невыпуск. — Все шло своим чередом, когда я вдруг поняла, что мы в центре очередного вселенского скандала из-за якобы снятого с эфира «Свистка» после матча «Зенит» — «Спартак». Позвонила Акулинину. Он сказал, что у Батурина пропал голос, он заболел, отменил гостя и программу, но слишком поздно сообщил об этом, чтобы найти другого ведущего. Из-за этого «слишком поздно» у меня возникли претензии. Больше сказать нечего. Никакого умысла и конспирологии. Но то, что мы рождаем столько слухов и пересудов, мне нравится.
— На «Матч ТВ» стали работать бывшие футболисты. Карпина вынесем в отдельную категорию… — О, да, это кумир.
— Многие другие — не звезды первой величины, не ораторы, не великие аналитики. Зачем? — О ком конкретно речь?
— Булыкин. Сенников. — Но Булыкин и не эксперт. Это человек, который имеет право говорить о футболе, так как он в него играл. С Сенниковым — вопрос темперамента. Среди ваших коллег, пишущих пламенно и ярко, не все холерики, верно? Но мы их не видим, только читаем. А с Сенниковым нужно поработать. И мы работаем. Мне нравится, что говорит Сенников. Но он делает это спокойно.
— «В первом тайме ребята переживали, и мало что получалось. После перерыва подсобрались, и сумели сравнять счет». Это не Сенников, но это звучало в прямом эфире. «Блистательная аналитика!» — подвела итог ведущая. После такого у меня, как у зрителя, подрывается доверие к спортивности спортивного канала. — Уже говорила: эти люди тоже имеют право любить спорт. И если бы ведущая сказала эксперту: «О чем вы говорите, у вас в карьере было полно провальных вторых таймов!», возникла бы полемика. То есть дело не в эксперте — в ведущем. Его задача и обязанность — раскрыть гостя, вывести его из зоны комфорта. Когда сама работала с ведущими, было правило: не важен вопрос — важен ответ. Подставься, вызови огонь на себя!
— Всегда срабатывает? — Почти. Но по-разному. Соня Тартакова нелестно отозвалась о Кафельникове, который критиковал Шарапову во время мельдониевого скандала. Тот обиделся. Спортсмен, мужчина и обиделся, тем более на девушку, — для меня это семантическая неувязка. Потом мы звали его на эфир — не пришел. Но я верю в лучшее. Кафельников «Спартак» простил — может, и нас простит.
— Карпин — дорогой эксперт? — Не дороже многих наших комментаторов. Тренер Карпин получал гораздо больше.
— То есть он «экспертит» из любви к искусству? — Карпин одержимо готовится к эфирам. Ему нужна доска, просмотры перед съемкой, он настаивает на своих повторах, а не на тех, что приготовили комментаторы. Теперь я понимаю, что такое — хороший тренер. Нравится мне и Широков, человек другого темперамента.
Талалаев нравился. Писарев. Великолепен Радимов: человек вставал в кадр и органично вещал вопреки поверхностным представлениям о его речевых талантах. Видимо, в понятии «петербуржец» действительно что-то есть.
МУЖСКИЕ ИЛЛЮЗИИ
— Следующая темка — уход Уткина и Андронова. — Не была лично знакома с Андроновым. А Василий прекрасен, что я еще могу сказать? Считаю, рано или поздно мы все равно встретимся с ним. Точка.
— Стояла ли политика за уходом Андронова? Говорят, было давление от депутатов, Жириновского, Михалкова. — Но Дементьев-то с нами. И даже матчи сборной комментирует на Первом канале. Если объединять их в группу под названием «политика», что-то не стыкуется. Думаю, тут вопрос личного выбора, еще каких-то обстоятельств. Не надо все объяснять слишком простыми причинами.
— У него есть шанс вернуться? — Шанс есть у всех. К нам просится столько народа, словно спорт стал модным направлением в современном медиабизнесе.
— Евро и Олимпиада: что запомнилось больше всего? — На Евро я впервые поняла: со мной работают люди, одержимо преданные футболу. Студия в Париже, съемка, эксперты. И вдруг вижу, что они смотрят эфир, а не ведут. Им интересен этот разбор, эти моменты. Мы справились, работая двумя студиями. Мне нравилась наша графика, импонировал Шнякин, у которого получилось стать неординарным ведущим, не переходя границ. И удивила степень веры в нашу команду. Мне казалось, мужчины не настолько подвержены иллюзиям. Вся аналитика говорила о том, что мы не выйдем из группы. Но даже перед третьим матчем против Уэльса надежда не покидала мужских лиц.
— Рио был радостней? — Самое ценное на Олимпиаде — огромное количество контента, самих соревнований. Мы показывали спорт беспрерывно, вокруг него можно было навертеть, что угодно, и нам почти все удавалось. Но было и нагнетание, противостояние, пресса хваталась за негатив. С удивлением прочла, что когда на церемонии открытия появилась Россия, наступила гробовая тишина. Хотя была там, и тишины не заметила. В целом Олимпиаду мы отработали хорошо. Очень понравилось сотрудничество с каналом «Россия», он передавал нам трансляции, которые не успевал ставить в эфире.
ГРАНИЦА ЕДКОСТИ
— Как «Матч ТВ» пережил растянутую на месяцы тему допинга? Думаю, в выборе слов и акцентов пришлось нелегко. — Очень. Могу сказать, что с репортерской точки зрения мы справились процентов на 85. Включения по скайпу, люди из ВАДА, наши оппоненты — удалось дать слово почти всем, до кого дотянулись. Классно работали репортеры программы «Спортивный интерес» . А вот с российской стороны спикеров почему-то было мало. Удары со всех сторон держал один человек — . Не знаю, как ему это удавалось.
Мы задавали вопросы, иногда неудобные. Мутко остро реагировал. До сих пор Дудя вспоминает, который слегка перешел границу едкости. А по допингу дали высказаться всем спикерам, которых нашли. При этом телевидение не могло занять позицию «Да, мы виноваты» или «Нет, мы не виноваты».
Совместить это в эфирах было интересной и сложной журналисткой работой. Мы добросовестно выдавали в эфир все. Если помните, были единственными, кто успел снять Родченкова и лабораторию еще до его отъезда. Тогда это не казалось чем-то из ряда вон, потом пришлось очень кстати. И я не помню, чтобы по каким-то причинам не были допущены к показу хоть одна программа или сюжет. Вышло интервью даже с бегуньей Степановой и ее мужем. Старались говорить взвешено, но обо всем.
— Кого «Матч ТВ» открыл за год с телевизионной точки зрения? — Тех, в ком чувствуется стержень, характер, кто может говорить о спорте, как о жизни. Серьезный потенциал вижу в Шубенкове, хорошее впечатление произвела Чичерова. Окрепли «вечерние» девочки Орзул и Тартакова, профессионально повзрослела Левченко. Нравится наблюдать, как борются с собой Моссаковский и Шнякин. Причем им тоже нравится. Мы спорим, иногда наша переписка достойна Кафки. Но если спорим — уже хорошо. О слепом повиновении речь не идет.
к вам заходит? — Недавно была встреча с комментаторами по его инициативе.
— Больше слушал или говорил? — То и другое. Как человек интересный в диалоге и монологе, высказывал свои соображения, интересовался мнением комментаторов.
— Даже в голову не приходит, каким мог быть его основной посыл. — Алексей Борисович просил их быть для зрителя людьми, не только отражающими ход игры, но и формирующими представление о спорте. Призывал не забывать о спортсменах, завершивших карьеру, придумать для них появления в эфире, интересные зрителю. В спорте Миллер, несмотря на свою космическую занятость, разбирается великолепно.
— Хоть какие-то из проектов «Матч ТВ» можно назвать рентабельными? — Мы зарабатываем. И план годовой выручки, насколько я знаю, выполняем.
— Несмотря на безумную стоимость парижской студии на Евро? — Она не безумна. Студия была маленькая, мы торговались, потратились, но отказались на время от другого покупного и производимого контента. Сэкономили часть бюджета и позволили себе студию. А в Рио, например, не купили студию на пляже, потому что это было дико дорого.
БЭЙЛ И БОЛЕЛЬЩИКИ «СПАРТАКА»
— Единственный в стране спортивный канал ощущает нехватку конкуренции? — Я не говорила бы о полном отсутствии конкуренции. Из-за разницы в охвате нам непросто, когда спорт транслируется на каналах— «тяжеловесах». Но когда три канала показывали матчи Евро, нас смотрели одинаково, не считая игровых дней сборной России.
— Я не про трансляции. Конкуренция двигает вперед творчество, личное и коллективное. — Согласна. При этом поток желающих устроиться к нам огромен, что тоже конкуренция. Хотя у нас не запредельные зарплаты. Скорее, людьми движет любовь к спорту.
— Планируете возвращать на экраны трансляции футбольного чемпионата Испании? — Интерес аудитории понятен. Вопрос сейчас решается. Детали сообщим сразу, как только решение будет принято.
— Есть спортивные истории, которые вас потрясли? — Емельяненко во время боя с Мальдонадо. Интервью Журавеля с Бердыевым. Я видела исходник — очень сильное впечатление. История жизни Гаррета Бэйла. Болельщики «Спартака».
— Они-то чем удивили? — Всем. Собой. Я бы тоже так билась за свою команду: «Спартак» всегда прав — остальные нет.
— Как реагировать на слухи о скором уходе с «Матч ТВ» вас и Канделаки? — Мне нечего ответить: ничего не знаю о нашем уходе.
Видео дня. Мировые спортсмены перешли на тренировки дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео