Чакветадзе: жду, что Шарапова выиграет ещё несколько «шлемов»

Экс-пятая ракетка мира побывала в редакции «Чемпионата». Анна ответила на вопросы журналистов и читателей, подвела итоги теннисного сезона, составила портреты идеального теннисиста и теннисистки, рассказала о шахматисте , борце Давите Чакветадзе, боксёрском матче Лебедев – Гассиев, опыте комментирования с , своей теннисной школе, новых проектах и о многом другом.
Чакветадзе: жду, что Шарапова выиграет ещё несколько «шлемов»
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
>>> Фоторепортаж. Анна Чакветадзе в гостях у «Чемпионата»
«Обыгрываю в шахматы пятилетнего Карлсена»
— Анна, cейчас горячая тема — матч Сергея Карякина с Магнусом Карлсеном за шахматную корону (беседа проходила в четверг. – Прим. «Чемпионата»). Известно, что вы выступали консультантом и помогали россиянину готовиться. Расскажите об этом подробнее.
— Сегодня весь день рассказываю, как помогала Сергею готовиться к матчу (улыбается). На самом деле, мы с Сергеем познакомились несколько лет назад. Дело в том, что мой супруг увлекается шахматами. Он меня с ним и познакомил. Я дружу не только с Сергеем, но и его супругой — Галиёй. Знаю , общаюсь с Пашей Эльяновым — в общем, ввели меня в шахматную тусовку, можно сказать. И в этом году мы ездили в Баку на шахматную Олимпиаду и болели за сборную России. Для меня это был первый опыт, конечно, теннисные матчи я посещала, недавно ещё на бокс стала ходить, но мне понравилось. С одной стороны, шахматы – это спорт, с другой — кажется, они ничего не делают, не бегают и не соревнуются. Когда зашла в зал в Баку, сразу почувствовала напряжение и накал страстей, мне кажется, такое только в спорте можно испытывать. Там Сергей попросил меня проконсультировать его по поводу физической подготовки перед игрой с Магнусом. Специально для Сергея я разработала комплекс упражнений, мы даже несколько раз с ним сыграли в теннис. У нас было не так много времени для подготовки, ведь Сергей должен был лететь в Майами на трёхнедельный сбор. Надеюсь, в Америке он делал то, что я ему прописала, хотя ему уже больше нужно было готовиться в плане шахмат. Смотря на его поединок, могу сказать, что он был хорошо готов в физическом плане, ведь он боролся до последнего.
— Был вопрос от читателя – зачем в шахматах физическая подготовка, если они просто сидят за столом.
— Действительно, они просто сидят за столом, но испытывают колоссальное напряжение. Партия может длиться 6-8 часов, и нужно держать концентрацию и внимание, а для этого требуется мышечный тонус и выносливость. Как и в любом спорте, если мы видим, что спортсмен устаёт, он теряет концентрацию, появляются мелкие ошибки, соответственно, этим может воспользоваться соперник. Вообще, как оказалось, шахматисты теряют два-три килограмма за партию. Кажется, ничего не делают, а на самом деле постоянно находятся в стрессе, им нужно считать ходы и анализировать ситуацию, что достаточно сложно и энергозатратно.
— А вы придумали специальное задание для него: например, 20 отжиманий — ходишь конём или 10 приседаний — ходишь ладьёй?
— (Смеётся). Нет, у нас были упражнения на разработку мышц, мышечный тонус и дыхание — ничего особенного. Да ему и не нужно было в зале заниматься с тяжёлым весом, требовалось другое. Мы играли с ним в теннис, чтобы он был более выносливым.
— А Сергей вас чему-то научил?
— В шахматы я, в принципе, играть умею. Даже загрузила приложение Магнуса Карлсена и обыгрывала его в возрасте пяти лет (смеётся). На следующем уровне пока возникают проблемы, но ничего, я только учусь. Супруг очень этим увлекается, у нас дома много шахматной литературы, шахматы из разных пород дерева. В общем, шахматы присутствуют в моей жизни уже довольно давно.
— Если бы стоял выбор, то белые или чёрные фигуры?
— Ну смотрите, в теннисе я больше играла на контратаке, но в шахматах, мне кажется, я бы всё-таки белые фигуры выбрала.
— Следили за матчем, всё-таки всё происходило в Америке, разница во времени...
— Да, мы конечно же следили. И, помимо того что слушали комментаторов, мне ещё было интересно, что супруг скажет, потому что он какие-то вещи более понятным языком объяснял, а комментаторы порой в дебри шахматной терминологии уходили. И матч был захватывающий, до конца не было понятно, кто же всё-таки выиграет. Понятно, что «тёмной лошадкой» был Сергей. Знаю, многие специалисты говорили, что первые четыре партии будет ничья, затем у Магнуса появится существенное преимущество, но этого не случилось. Поэтому, конечно, было волнительно и нервозно. Валидольный вышел матч, хотя результат немножко разочаровал, потому что ещё бы чуть-чуть
— Не немножко, а сильно разочаровал болельщиков...
— Вы знаете, если бы нам сказали вначале, что Сергей будет бороться до конца, мы бы не поверили, потому что явно фаворитом был . А сейчас, конечно, исходя из ситуации, мы думали, что ещё немножко нужно «дожать», но не случилось Всё-таки у Магнуса больше опыта, он уже выигрывал и опять же тай-брейк — это элемент везения как в теннисе, так и в шахматах. Буквально одна-две ошибки решают исход всего матча.
— А дальше вы будете сотрудничать с Сергеем?
— Не знаю, он ещё не прилетел из Нью-Йорка, знаю, что билет на сегодня, надеюсь, он его не поменял и рвётся на Родину.
«UFC – классная идея, но мне хотелось бы поменьше крови»
— Известно, что вы ходите на вечера бокса, которые организовываются в России. Буквально в субботу пройдёт матч . Понятно, вы, возможно, не знаете способности Гассиева, но чисто интуитивно, какой ваш прогноз?
— Ой, такой сложный вопрос, я не подготовлена. Мне нужно прочитать про Лебедева, потом про Гассиева и тогда сформировать свою точку зрения. А сейчас я знаю только Лебедева, потому что я наблюдала за его поединками, но, к сожалению, про Гассиева вообще ничего не знаю, но мне будет интересно почитать. Быть может, даже в субботу я приду на бокс и буду наблюдать за этой встречей.
— Такая метаморфоза произошла: сначала Лебедев был явным фаворитом на букмекерской линии, коэффициент 1,3, но теперь он «андердог» — 2,2. Здесь проще подкинуть монету, хотелось бы с вашей лёгкой женской теннисной руки это сделать...
— Нет. Как я даю теннисные прогнозы? Мне нужно проанализировать, кто игрок, на каком покрытии он играет, как он играет против этого соперника, какие у него сильные и слабые стороны, в какой форме он находится. А сейчас я как слепой котёнок, вы мне говорите: «Выберете и всё!». Я видела Лебедева и знаю, что он классный спортсмен, выберу, конечно, его, но опять же это нечестно!
— Вас захватывает бокс как вид спорта?
— Вы знаете, очень! Мы с ходили на бокс и обсуждали, как преподносят этот вид спорта. Нам бы хотелось, чтобы и в теннисе была такая классная подсветка и музыка, чувствуется это напряжение, ажиотаж. Мне кажется, теннису можно даже поучиться у организаторов бокса и, возможно, придумать что-то новое и оригинальное.
приобрела долю в UFC. Это смешанные единоборства. Смотрите ли вы единоборства, нет ли желания в будущем вложиться в российский промоушн.
— Я последнее время борьбу смотрю из-за Давита Чакветадзе, потому что он после Олимпиады продолжал ещё что-то выигрывать и вообще большой молодец. UFC я тоже смотрела, но там всё-таки достаточно жёстко для меня. Я пока ещё с неподготовленной психикой человек, возможно, мне стоит начать с таких видов спорта, как дзюдо, борьба, бокс, а потом идти дальше. Не люблю наскоком. Многие, действительно, вложились в UFC, это крутой вид спорта. Знаю, как они продвигали свою идею, я читала, что изначально они преподносили инвесторам это как серьёзный вопрос: кто же сильнее – боксёр или борец. И с этого всё начиналось. Это классная идея, но мне хотелось бы поменьше крови, потому что жаль борцов. Жаль спортсменов, ведь можно очень сильно травмироваться. Многие мои друзья борцы и дзюдоисты смеялись и спрашивали, что у вас в теннисе вообще можно травмировать, это же бесконтактный вид спорта. Как-то я упала на корте, ко мне подбежал доктор сборной, стал пальчик мотать, а у меня была всего лишь царапина. И ребята сидели на трибуне из серии «ха-ха», что тебе там делают, мы со сломанными руками медали выигрываем (смеётся). Поэтому всё познаётся в сравнении. UFC — это круто, буду смотреть, но надо психику ещё немного подготовить.
— Вы упомянули Давита Чакветадзе. Можете рассказать о знакомстве с ним, о родственных связях и поддерживаете ли контакты с ним?
— С Давитом мы просто чуть ли не лучшими друзьями стали. На самом деле, мы пока не знаем, родственники мы или нет. Не всё так просто, как кажется. Вроде бы однофамильцы и просим родственников узнать об этом, но пока точной информации нет. В любом случае, я всегда буду к нему относиться, вне зависимости от того, родственник он мне по крови или нет, как к младшему брату и по возможности помогать, чем смогу.
— Расскажите, как вы с Давитом познакомились, ведь совсем недавно вас стали поздравлять с его олимпийским золотом в Рио-де-Жанейро?
— Да, на самом деле интересно вышло. Я была в Швейцарии, интернет то пропадал, то появлялся. Как-то зашла в соцсеть, а там море поздравлений: «Мы поздравляем, твой брат выиграл», моей маме позвонили и вообще сказали: «Твой сынок выиграл», а она не в курсе. У меня просто младший брат есть, ему 18 лет, и он далеко не борец. Но было, конечно, очень приятно, что Чакветадзе — олимпийский чемпион. Ещё и парнем хорошим оказался, очень скромным. Рассказал свою историю, как тяжело приходилось, как три часа ездил на тренировки, что было негде жить, а он всё это преодолевал. На самом деле, очень интересная судьба, увлекательная история, надеюсь, что на этой Олимпиаде его успехи не закончились. Знаю, что он ещё хочет и чемпионат мира выиграть, и чемпионат Европы, и следующая Олимпиада тоже входит в список задач. В общем, классный, талантливый, скромный парень.
— Какое вообще у вас впечатление осталось от Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро с учётом того, что и в вашем профильном виде спорта тоже были успехи?
— Да, девушки наши порадовали. Немножко меня поразила одиночная составляющая тенниса, потому что выиграла . За наших девушек я рада, конечно, у них были серьёзные соперницы – и Серена, и Винус [Уильямс]. Хорошо, что они были не в самых лучших кондициях и девушки наши воспользовались этим. Я знаю, насколько и Лена [] всегда хотела выиграть золото, и Катя [Макарова]. Несмотря на то, что одиночный сезон шёл не так хорошо, она в паре вновь стала выступать с Леной. Отличное решение. Надеюсь, что в следующем году она и одиночку подтянет.
>>> Веснина: как же это удобно — выигрывать золотые медали!
«Нужно создавать условия, в которых спортсмен может расти»
— У нас недавно Елена Веснина была в гостях, мы её попросили составить портрет идеального теннисиста и теннисистки за 2016 год. Составьте, пожалуйста, ваши варианты.
— Бэкхенд — это мой любимый, одноручный и красивый. Обожаю этот удар слева по линии, я и сама как-то пыталась пробивать, но у Стэна он просто конфетка. Удар справа я бы взяла у Хуана-Мартина Дель Потро. Он просто невероятный человек, который совершил «камбэк» и очень мне запомнился матч против Марина Чилича в финале Кубка Дэвиса. Удар с лёта — это, конечно же, , потому что он умеет из каких-то необыкновенных ситуаций доставать мячи у сетки и в прыжке играть. Подача — пусть будет. Приём — Энди Маррей, конечно же, хотя можно было бы и Кея Нисикори. Передвижение по корту — как раз Кей Нисикори, потому что очень быстро двигается, за счёт этого и играет. У него феноменальный подход к мячу.
— А где же ?
— Вы же сказали за 2016 год (улыбается).
— Теперь девочек...
— Подача — , удар слева — , удар справа — Мэдисон Кис, в подаче она немного уступает Серене, но этот компонент тоже ничего. Игра с лёта — , конечно же, хоть и мягковато, всё же очень грамотно она распоряжается своими ударами. Передвижение по корту — . Приём у нас хороший у многих, но лучший — у Каролины Возняцки.
— Недавно произошло событие в теннисе, с одной стороны, уже довольно обыденное, но в то же время все всегда переживают на этот счёт: , парень из Гатчины, прогрессировал в последнее время, хорошо выступил на Кубке Кремля и вдруг перешёл под флаг Казахстана. Как вы к этому отнеслись?
— Я думаю, что это было не «раз» — и он перешёл. Наверное, он готовил это давно. Думаю, что он всё-таки взвешивал все нюансы и выбрал то, что лучше для него на данном этапе развития. Конечно, мы уже привыкли к подобному, статистика печальная: и , и , и , и , да, может быть, это теннисисты не из первой двадцатки, но всё равно терять их очень болезненно. Думаю, что федерация тенниса должна задуматься о том, что нужно делать для игроков, чтобы они не меняли флаг.
— А что нужно делать?
— Я в федерации не работаю, поэтому это будет взгляд со стороны. Наверное, нужно создавать условия, в которых спортсмен может расти.
— Это материально-техническая база?
— На самом деле, если так посмотреть, кажется, что теннисистам многого не нужно — корты, тренер и немного денег на поездки. Но опять же, если копнуть глубже – откуда теннисист, какие корты (в Москве, например, корты дорогие), есть ли у федерации база. Сейчас она появилась, но, видимо, другие страны предлагают более интересные условия. И я прекрасно понимаю спортсменов, которые сейчас находятся на том этапе, когда они по финансовой составляющей всё ещё не выходят в плюс, то есть им нужна финансовая поддержка. Даже несмотря на то, что они показывают достойные результаты, видно, что они могут «выстрелить» и стать теннисистами из топа, но для того, чтобы этого достичь, нужно очень много работать, расти, приглашать специалистов, которые могут тебя вывести на новый уровень. Та же Виктория Азаренко работала с разными наставниками, для того, чтобы они смогли повысить уровень её игры и с точки зрения физической подготовки, и с точки зрения тенниса. Нужны или спонсоры, или чтобы федерация помогала. Не срастается, видимо, у нас.
— Какой совет дадите болельщику, который постепенно только узнал игрока, начал к нему привыкать, решил за него болеть, а тот вдруг перешёл под другой флаг?
— Вы знаете, это как истинная любовь. Она должна на расстоянии проверяться. Если это истинная любовь, значит, вы будете вместе. То же самое и здесь. Или вам нравится конкретный игрок, его стиль игры, или вы просто болеете за своего – это немножко разные вещи. У нас много достойных игроков, за которых можно болеть.
«Проблемы влияют на мотивацию, на настроение»
— Вы говорили про шоу, но ведь на Кубке Кремля уже около трёх лет делают театральный свет
— Да, там делают театральный свет, но всё равно это не так, как в боксе. Мне, на самом деле, театральный свет не нравится, потому что ты не видишь зрителей, которые присутствуют на трибунах. Хочется их, всё-таки, наблюдать. Да, в этом есть своя фишечка, но на боксе это сделано профессиональнее и, правда, радует глаз. И музыка там такая воинственная, мне кажется, она настраивает и зрителей тоже на то, что сейчас будет какая-то суперсерьёзная схватка, а не то, что крутят на теннисе (смеётся). Спорт – это эмоции. Иногда эмоции можно создавать дополнительно, придав антураж светом или музыкой. Почему бы и нет?
— Если говорить об эмоциях, насколько важна для теннисистов роль психотерапевтов, которые смогут настроить в сложные моменты? Распространена ли эта практика среди игроков?
— Я бы не только теннис здесь выделила. Наверное, для любого спортсмена очень важна психологическая подготовка. Даже, допустим, посмотреть на примере Новака Джоковича. Дома не всё хорошо – результатов нет. Он теряет мотивацию, он, вроде бы, хочет быть первой ракеткой мира, но в то же время Когда домой приходишь, а там какие-то ссоры, скандалы, какой-то негатив, — это всё потом сказывается на работе. То же самое у спортсменов. Они пытаются иногда абстрагироваться от реальной жизни, но не всегда это получается. Всё равно проблемы влияют на мотивацию, на настроение. И вот у Новака Джоковича так и получилось.
— Вы сами пользовались услугами психотерапевтов?
— Я знаю, что многие пользуются, лично я не пользовалась, но, быть может, мне это было нужно. Это я уже сейчас понимаю. Но когда я играла, нет, я не пользовалась. Мне кажется, это было видно, нет? (Смеётся.)
— А что сейчас нехорошо у Джоковича, и что вдруг резко стало хорошо у Маррея?
— Я слышала про семейные проблемы у Джоковича. Семья, всё-таки, достаточно много для него значит. Вот у Маррея как-то всё сложилось действительно. Я думаю, что, конечно, здесь можно всё по крупицам собирать. Понятно, что если у тебя всё идеально в личной жизни, это не значит, что ты будешь суперкрутым спортсменом. Там ещё, я думаю, фактор Лендла повлиял. И всё как-то так совпало идеально для Маррея, он очень долго к этому шёл. Плюс характер. Он настолько, с одной стороны, уверенный в своих силах игрок, а с другой – он очень вязкий и очень упорный. Сколько лет он был в топ-4, но никак не мог стать первым. Но он очень долго работал, ждал, и вот, наконец, дождался своего часа, когда Новак Джокович немножко просел. Я думаю, что он вполне заслуженно стал первой ракеткой мира, но с точки зрения мужского тура мне очень понравилось, что дель Потро вновь вернулся в профессиональный теннис. Он настолько яркий теннисист, настолько он может удивлять своими ударами, что мне кажется, это классное приобретение для ATP-тура.
— Не секрет, что Джокович нанял в свою команду гуру медитации Пепе Имаза. Как вы относитесь к таким нетрадиционным методам подготовки к матчам?
— Я отношусь к этому хорошо. Мне кажется, при достижении цели все средства хороши. Новак пытается найти вновь тот настрой, который помогал ему выигрывать все турниры. Я знаю, что он давно занимается йогой. На самом деле, здесь кажется, что со стороны, наверное, виднее, почему он подготовку провёл не так, как обычно. На самом деле, что мне нравится в таких теннисистах, как Новак Джокович – он всегда придумывает что-то новое. Он вроде бы и с Марьяном Вайдой хорошо играл, но вдруг решил сотрудничать с . Казалось бы, зачем – ты и так классный теннисист. Но он постоянно ищет какие-то небольшие нюансы. Понятно, что Борис Беккер не сможет его научить заново играть, не сможет кардинально технику поменять. Но сложились маленькие детали, которые помогли Новаку стать первой ракеткой мира, он действительно стал лучше. Йога ему помогла. Сейчас он действительно делает ментальные упражнения, и я надеюсь, что это ему поможет. А даже если нет, всё равно приятно видеть, что он ищет выход из непростой для себя ситуации.
«Маррей на данном этапе самый стабильный»
— Не было ли ошибкой Маррея, когда он расстался с Лендлом после первого сотрудничества? Может быть, тогда бы он быстрее добрался до звания первой ракетки мира?
— Мне кажется, что история не терпит сослагательного наклонения. Энди пригласил Моресмо, они долго работали, и нельзя сказать, что очень неудачно он играл с Амели. Конечно, теперь это можно сравнить с удачей от работы с Лендлом, он выиграл ТБШ, стал первым и так далее. Но я думаю, что всё должно быть вовремя. Некоторые упускают свой шанс, и вроде бы есть возможность стать первым или выдвинуться вперёд, но не у всех получается. Маррей, опять же, за счёт своего упорства Я вообще знаю его с 14 лет и Новака тоже. Абсолютно разные характеры, оба уникальны, но я приятно удивлена, наверное, тоже, потому что мне было интересно – воспользуется в этом сезоне Маррей этими подарками, которые даёт ему Джокович, или нет? И всё-таки он сделал то, что, быть может, его болельщики ждали всю его карьеру.
— Как думаете, долго Энди ещё продержится на вершине?
— Хороший вопрос. Честно говоря, я думаю, что у Новака Джоковича будет сложный следующий сезон. Я вижу, что дель Потро точно будет идти дальше и улучшать свою игру и рейтинг. Что касается Маррея, я думаю, что он будет очень сильно стараться не отдавать первое место в рейтинге. Не стоит забывать, что и Роджер вернётся. Но, честно говоря, швейцарца на первой строчке я не вижу из-за возраста, из-за того, что, наверное, в физическом плане он уже не настолько готов сражаться, особенно из пяти сетов, с лучшими теннисистами планеты. Стэн Вавринка всегда неожиданный, если он хорошо играет, он может всех обыграть, если плохо – любому проиграть. Мне кажется, что Маррей на данном этапе самый стабильный. И если он эту стабильность сохранит в следующем году, то он может остаться первым.
— Надаль тоже готовится к возвращению. Что ждёте вы от него?
— Боюсь, что на первую строчку Надалю будет очень тяжело вновь прорваться, потому конкуренция возросла. И было видно, что травма очень сильно помешала Рафаэлю, что он уже не тот. Для него самое главное – грунтовый сезон. Если на грунте он сможет несколько даже средних или маленьких турниров выиграть, он может набраться уверенности и хорошо сыграть на самом любимом его «Шлеме» — «». На траве и других быстрых покрытиях, боюсь, шансов очень мало. Его стали просто больше прессовать, он ещё дальше отбегает назад. Вроде бы потом он пытался поменять игру, больше атаковать, но это абсолютно не его теннис. Я думаю, что так он может совсем потеряться.
— Мы перечисляли теннисистов, которым всем под или за 30 лет. Есть ли за ними кто-то? Потому что есть ощущение, что они стоят стеной.
— Из тех, кто помоложе, мне очень нравится . Думаю, что он будет в пятёрке. Теннисист яркий, здорово технически оснащён, мотивирован. Вообще, многие называют плеяду помоложе – Нисикори-Чилич-Кирьос. Мне в принципе нравится игра Кирьоса, он, мне кажется, очень талантливый. Он в какой-то степени напоминает мне одного российского талантливого теннисиста, который может с мячом делать всё, что он захочет. Но, как мы уже не раз с вами наблюдали, талантливым спортсменам не хватает упорства, а где-то даже рассудительности, какого-то здравого смысла. Они этим талантом захлёстывают все остальные факторы. Я думаю, что Кирьос сможет стать первой ракеткой мира, но боюсь, что долго он там не удержится. Это не в следующем сезоне, это так, в целом.
— Вы не назвали Раонича, а он закончил год третьим. За счёт чего он побеждает?
— За счёт подачи, за счёт сильных ударов, за счёт выходов к сетке. У него мяч летит быстрее. Его можно, наверное, сравнить с Иснером, но Раонич постабильнее, он лучше двигается, лучше играет на задней линии. У него, вроде, мяч летит так же быстро, как у Иснера, но есть ещё некоторое преимущества, и за счёт них он держится в десятке. А ведь у него ещё были травмы в этом сезоне. Несомненно, талантливый теннисист, но я не могу сказать, что я его фанат.
— Его тренером был Карлос Мойя, который исповедовал совсем другой стиль, и видимо из-за этого они не сошлись – тандем не так давно распался. Почему так быстро меняются эти альянсы, почему так быстро всё происходит?
— Спортсмены хотят результат, и иногда хотят очень быстрый результат. Только тренер пришёл – сразу надо что-то выиграть, а вообще выигрывать на протяжении всей карьеры, и тогда будет всем счастье. Но такого не бывает, к сожалению. Как говорится, выигрывает игрок, проигрывает тренер. Наверное, контракт с Карлосом истёк. Действительно, он игрок совсем другого стиля, больше любил играть на грунте. Но Милоша ещё консультировал Джон Макинрой. Но он, почему-то, во время комментирования матча на Уимблдоне стал рассказывать какие-то секреты подготовки, что не понравилось Раоничу и его команде, поэтому сотрудничество было решено прикрыть. А сотрудничество, как казалось, было неплохим, потому что Джон как раз часто выходил к сетке и здорово играл на траве. И был такой импульсивный. А Милошу, как иногда кажется, не хватает эмоций, хочется, чтобы где-то он был агрессивнее. Но у него своё видение, он тоже ищет, как будет лучше, пытается найти выход из ситуации и улучшить свою игру.
«Без Маши что-то не то»
— Продолжаете ли вы получать удовольствие от комментирования матчей, и есть ли для вас какой-то образец для подражания именно на комментаторской позиции?
— Мне очень понравилось комментировать с Василием Уткиным. Это другой уровень, мне кажется. Он очень талантливый, яркий комментатор. Причём мы комментировали вместе раза два, но я просто поняла, насколько это разные истории. Да, Вася Уткин, конечно, очень крутой.
— А образцы? Именно теннисные, может быть, зарубежные. Вот вы Джона Макинроя назвали.
— Я слежу, конечно, всех слушаю. Но мне кажется, это настолько индивидуально Зачем стараться быть на кого-то похожим, если у каждого должен быть свой стиль, и каждый должен быть индивидуален? Я никогда не стремилась быть похожей на кого-то.
— Про мужской сезон мы поговорили довольно подробно. Давайте про женский поговорим, в котором тоже было много любопытных событий. Смена первой ракетки мира – закономерность это, или нет?
— Я думаю, что никто не ожидал Нет, может быть, конечно, ожидали фанаты других теннисисток, что Серена не сможет удержать первую строчку, потому что она из-за болезни будет пропускать турниры, или не играть, или что-то ещё. Но то, что её Кербер будет обыгрывать в финалах турниров «Большого шлема», я думаю, никто не ожидал. Я помню Кербер, когда она была 80-й ракеткой мира. И то, что она совершит такой скачок Понятно, что это было постепенно, но, опять же, к вопросу об упорстве. Она очень долго работала, она очень хотела выигрывать такие крупные турниры. И я считаю, что она заслуженно стала первой, но, в то же время, мне кажется, что в следующем сезоне первую строчку она не удержит.
— Кто её обгонит?
— Кто – это вопрос такой, сложный (улыбается). С одной стороны, будет любопытно посмотреть, насколько Серена мотивирована. Потому что в этом сезоне у неё были проблемы с мотивацией. Вроде бы ей хотелось выиграть каждый следующий турнир «Большого шлема», чтобы сравняться по титулам со Штеффи Граф, но вроде и не всё получалось. Конечно, идеальное состояние для спортсмена, — это когда ты просыпаешься, идёшь на корт, идеально чувствуешь мяч, всех обыгрываешь и особенных усилий, вроде, не нужно прикладывать. Но, к сожалению, такое бывает не всегда. Даже у таких великих, не побоюсь этого слова, спортсменов, как Серена Уильямс. Я затрудняюсь ответить, станет ли она первой в следующем году, но я думаю, что один турнир «Большого шлема» она выиграет точно.
— А кого бы вам хотелось видеть первой ракеткой мира? Кто должен повести за собой женский теннис?
— Вика Азаренко. Мне кажется, она достойна. Но сейчас у неё немножко другие планы (улыбается).
— Вы знаете о её планах после рождения ребёнка?
— Да, она будет возвращаться.
— И как скоро?
— Этого пока никто не знает, я думаю, что даже сама Виктория. Но я знаю, что она даже сейчас тренируется, делает специальные упражнения настолько, насколько это возможно. И как только ей здоровье позволит, она, думаю, будет возвращаться, будет целенаправленно тренироваться для того, чтобы вновь заиграть на высоком уровне.
— Что вы ждёте от возвращения Марии Шараповой?
— Я жду, что она выиграет ещё несколько турниров «Большого шлема». Я думаю, что за её возвращением будет очень интересно смотреть и всем российским болельщикам, и вообще, знаю, что по всему миру у Маши много фанатов, которых расстроила новость о том, что она дисквалифицирована. И действительно, она очень яркая теннисистка, спортсменка. Вот мы говорили о том, что дель Потро – это глоток свежего воздуха. Вот и без Маши что-то не то. Особенно для России важно, что такая теннисистка представляет нашу страну на международной арене.
— В этом году был очень яркий сезон в исполнении . Чем вы это объясняете и что вы ждёте от неё в следующем году?
— Главная задача для – это играть свободно на турнирах «Большого шлема». Она настолько где-то пережимается, что никак мы не увидим её, например, в полуфинале. Хотя, опять же, если взять рейтинг, она стоит высоко. Если взять турниры, она обыгрывает этих игроков на других соревнованиях, но не на «Больших шлемах». И вот это затишье, когда вроде бы мы привыкли, вот когда я играла, что Света выиграла US Open, Света в пятёрке, Света всех обыгрывает, когда захочет. Да, она может на одном турнире проиграть 35-й ракетке мира, но она потом приедет на «Ролан Гаррос» и его выиграет. То есть, это человек для меня непредсказуемый, это человек-загадка. Но она феноменально талантлива. С точки зрения технического оснащения, она может выполнить любые удары. Она должна быть в пятёрке по своему потенциалу, по своей игре, и сейчас приятно видеть, что она мотивирована, вновь у неё пошла игра. Очень сложно, знаете ли, постоянно быть мотивированным, когда ты проигрываешь, или когда у тебя что-то не получается. И вроде бы ты работаешь, но никак не можешь переломить этот неприятный момент. Сейчас, наконец-то, всё пошло в гору, и главная задача на следующий сезон – всё-таки дожать эти «Большие шлемы». Четвертьфинал, полуфинал будет уже хорошо. Даже если она сыграет в следующем сезоне так же, как в этом, плюс вот эти очки, она будет уже в пятёрке.
— Насколько большую роль в успехе Кузнецовой играет её тандем с Карлосом Мартинесом?
— С Карлосом она работает уже очень долго, он её прекрасно знает. И это важный момент, потому что мы видим, что многие теннисисты часто меняют тренеров, могут сделать это три раза в течение только одного сезона. Света, так же, как и , так же, как и Вика Азаренко, предпочитает работать с одним тренером на протяжении достаточно долгого времени. И это их где-то, может быть, даже отличает от других. Тренер привыкает, тренер знает, как может повести себя игрок, что ему нужно сказать. Он ведь тоже учится, невозможно проснуться и с чистого листа сразу давать правильные советы разным игрокам. Потому что люди все разные, у них разные распорядки дня, кто-то больше тренируется, кто-то меньше. Тренер учится вместе со своим игроком. Тандем хороший, результаты пошли – и это самое главное. В спорте в принципе достаточно легко определить успешность. Результаты есть – хорошо, результатов нет – плохо. Ты должен быть достаточно терпелив для того, чтобы пройти путь от плохо до хорошо в течение, допустим, трёх лет. Не у всех хватает терпения.
«Не плачь, доченька»
– Как вы относитесь к выходам тренера на корт во время матча?
— К выходу на корт я отношусь, как комментатор, очень хорошо, потому что, всё-таки, интересно послушать, что же тренеры советуют, на какие аспекты они обращают внимание. Кто-то вообще ничего не говорит. Иногда мама выходит, пытается просто пожалеть. Дочка плачет, она ей: «Не плачь, доченька». Мне кажется, для телетрансляции это суперинтересно.
— Не выдают ли тренеры какие-то секреты при этом? Иногда они довольно откровенные вещи говорят.
— Я думаю, что это ни для кого не секрет, просто есть очевидные вещи. Да, в какой-то степени можно послушать про себя что-то новое и интересное, но я думаю, что все прекрасно знают свои слабые места. На самом деле не все тренеры видят слабые места соперника и не все могут подсказать, куда нужно играть. Во-вторых, не всегда игрок может исполнить то, что говорит тренер. Например, он говорит ей сыграть резаным, а она выполнила резаный за пределы корта. И дальше она уже перестает это делать. У неё игра рушится из-за того, что она неправильно выполняет удары технически. То есть здесь достаточно тонкий момент, но опять же я за то, чтобы привлекать больше зрителей к теннису, чтобы трансляция были интересными. Мне кажется, что всем любителям тенниса любопытно послушать – что же подсказывают тренеры на корте.
— Ещё одна обсуждаемая тема — это возможное сокращение теннисных матчей. Вы с одной стороны теннисный человек, с другой стороны – телевизионный человек. Как вы к этому относитесь? Имеется в виду спроецировать правила парного тенниса на одиночный. То есть при счёте «ровно» сразу играть решающее очко.
— В детстве мы так играли, а ещё знаете, как мы играли? Если, допустим, я подаю, и мяч касается сетки, это тоже засчитывается. По-моему мы до 12 лет так играли. Не очень справедливое правило, скажу я вам, и мне кажется, что очень сложно будет в конечном итоге сделать новые правила для тенниса, потому что мы знаем, что все спортсмены — консервативные люди. И даже когда ты играешь на грунте, но он синего цвета, у любителей грунтового покрытия возникает такая проблема, почему корт синего цвета, хотя на самом деле определённые нюансы там есть. Поэтому будет очень сложно это правило воплотить в реальность.
— Ещё одной такое громкое обсуждение, которое было в этом году – это необходимость равных призовых в мужском и женском туре. Было бурное обсуждение. Что вы думаете по этому поводу?
— Мужчины больше времени проводят на корте, они играют из пяти сетов на турнирах «Большого шлема». Они заслуживают больше призовых, просто потому, что у них объём работы больше. Им нужно восстановиться после пяти сетов, у них всего лишь один день, затем они могут опять играть пять сетов. Девушки за 45 минут могут закончить матч. Если бы они играли из пяти сетов, то, наверно, должны были быть призовые равными, но мне кажется, что для женского организма это будет очень тяжело.
— А что если мужские матчи проводить из трёх сетов?
— Я за. Потому что на самом деле, мне кажется, что пять сетов – это очень затяжной теннис. Конечно, есть особенные болельщики определённых теннисистов, теннисные фанаты, которые все пять сетов смотрят, не отрываясь, но мне кажется, что здесь немножко экшн теряется.
— Как тогда быть с недавним матчем Чилич – Дель Потро? Такое сражение было.
— А вот Кубок Дэвиса можно оставить из 5 сетов (смеётся).
— Вернёмся к теме Марии. Есть вопрос от читателя: помогло ли отстранение Шараповой проявить себя другим российским теннисисткам, или успехи Весниной, Макаровой, Касаткиной, Кузнецовой никак от этого не зависят?
— Может быть, повлияло таким образом, что сетка немного открылась. Хотя я не думаю, что это как-то повлияло на выступление на Уимблдоне той же Елены Весниной, потому что мне кажется, что она вполне заслуженно вышла в полуфинал, обыграла Катю Макарову. И Света Кузнецова наконец-то нашла, нащупала этот правильный настрой. В принципе игра у неё всегда была хорошей. Нужно было себя немножко психологически собрать, всё это получилось. Отвечая на ваш вопрос — не думаю.
«Некоторые из-за комментариев карьеру закончили»
— Раз уж подняли тему финала Кубка Дэвиса. У вас, наверное, одно из самых ярких воспоминаний в карьере – это матч с Израилем в Кубке Федерации. Так получилось, что в этом году и финал Кубка Дэвиса, и финал Кубка Федерации выиграли гости, причём буквально в заключительном, пятом поединке. Как давление трибун сдерживать, не отвлекаться на это, насколько это вообще мешает теннисисту?
— Все по-разному реагируют: кому-то мешает, кого-то это просто выбивает из колеи. Мне кажется, что таких игроков, которых это заводит, достаточно много. Хотя не всегда приятно, когда против тебя болеют. Некоторые пытаются представить, что все эти люди болеют не против тебя, а наоборот за тебя. У всех есть разные методики. Некоторые действительно расстраиваются, ракетки ломают, проигрывают, плачут. По-разному бывает, но лично мне нравилось, когда против меня болели. Иногда я чуть не засыпала на корте, но когда кто-то против, это так будоражило: надо просыпаться и выигрывать. В Израиле именно так произошло.
— Как раз про методику спрашивали. Есть ли у вас методика – как себя вести, как комментировать очень скучные матчи?
— Мне повезло, я с Владасом всегда комментирую. У него очень много в запасе интересных историй, которые он может рассказать. На самом деле это очень хороший вопрос. Если я спала на корте, то понятно, что и в комментаторской кабинке, особенно когда ты какой-нибудь Australian Open или US Open комментируешь в 5 утра, можно заснуть. Есть кофе. Некоторые даже поддерживающие препараты принимают, не буду говорить, кто, но я – нет. Я даже кофе не пью. Только чёрный чай.
>>> IPTL-2016. Без Шараповой, но с Федерером и новыми правилами
— Стартовала лига IPTL. Как вы относитесь к таким выставочным турнирам и играли ли вы в подобных сами?
— Я играла в показательных матчах, но в IPTL формат немного другой. Я знаю, что самые яркие звёзды на сей раз не приедут. То есть первый сезон лиги был отличным по составу, но потом многие поняли, что вот этот промежуток между двумя сезонами, который называется межсезоньем, нужно использовать с умом. Это важный отрезок, когда необходимо уже закладывать базу на следующий сезон. Мы знаем, что многие игроки получили травмы во время IPTL и не могли нормально выступить на Australian Open. Поэтому надо выбирать. Вроде бы хочется сыграть и получить какие-то призовые, но с другой стороны ты понимаешь, что вообще-то я целый год играл и надо бы немного передохнуть. Если посмотреть на весь сезон и на соцсети теннисистов, то становится понятно, что они отдыхают неделю, максимум две. Это очень мало. По-моему такого нет ни в каком другом виде спорта. Две недели полный отдых после окончания сезона, затем уже надо закладывать физическую базу, неделя-две идёт активная физическая подготовка, затем идут занятия теннисом. Все по-разному готовятся, но из того, что я слышала, максимальный отдых составлял три недели в год. Представляете? Это очень мало. Переезды, физические нагрузки, стрессы И в эти пару недель ещё ехать играть IPTL, когда ты находишься не в лучшей форме, вряд ли разумно. А если ты топ-теннисист, то ты хочешь продумать всё на пару шагов вперёд. Если ты не заложишь базу, то успешно сыграть на «Шлемах» не получится.
— Вы сказали о соцсетях. Как вы считаете, как можно бороться с угрозами в адрес теннисистов?
— Никак. Интернет создан для того, чтобы люди высказывали своё мнение. Вот они и высказывают. Люди увлекаются ставками, некоторые проигрывают, очень расстраиваются и на эмоциях пишут не самые добрые сообщения, мягко говоря. Я знаю, что некоторые игроки из-за таких сообщений карьеру закончили. Например, была канадская теннисистка , играла очень неплохо, входила даже в топ-40. Но ей писали сообщения в социальных сетях, были угрозы, девушка оказалась хрупкой. На неё это так сильно повлияло, что она решила закончить карьеру. Наверное, были и ещё какие-то причины, но эти сообщения стали последней каплей. Фактически она «сломалась» из-за злых комментариев.
— Вам часто пишут какой-то негатив?
— Да, часто, но я уже не играю, поэтому этих сумасшедших «ставочников» уже нет. Есть какой-то негатив, есть здравая критика. К этому нужно относиться так: прочитал, не понравилось, забыл. Если зацепило, то надо подумать, может быть есть здравый смысл в этих комментариях. Редко, но иногда бывает.
«Проводить уникальные мероприятия по всему миру»
— Недавно вы опубликовали сообщение о попке . Что это было?
— Я читала новости и увидела, что Канье Уэст открыл какой-то новый бренд обуви. И в этой новости была фотография Ким. Я задумалась: «Это вообще сексуально или не очень?». Вроде бы фотография симпатичная, но формы достаточно необычные. Я решила спросить у своих подписчиков, что они думают. Между прочим, мужчины в основном ответили, что им нравится.
— А девушки?
— А девушки не ответили. Они тактично промолчали (смеётся).
— Вы являетесь довольно активным экспертом в области ставок. Расскажите об этом опыте.
— Ну, какой я эксперт. Я просто пытаюсь анализировать матчи. Не хочу сказать, что даю советы, но какое-то мнение высказываю. Иногда оно даже бывает правильным.
— Чьи матчи вам больше всего денег приносят?
— А я сама не ставлю. Я только высказываю своё мнение. Я абсолютно не азартный человек. Я не играю в карты, не люблю спорить. Это всё не моё.
— Но вы же бывшая спортсменка, значит, какой-то соревновательный дух в вас есть.
— Есть люди, которые любят играть, а есть, которые не любят.
— А вы любите выигрывать.
— Наверное.
— У вас есть собственная теннисная школа, появляются новые проекты. Расскажите, пожалуйста, про это.
— У меня есть идеи по поводу развития школы. Они будут осуществлены в следующем сезоне. Это очень ответственное задание – вывести её на достойный уровень, потому что мы только начали, а это занимает какое-то время. Я буду работать. Есть идеи, и они будут реализованы.
— Сейчас уже идёт второй год вашей школе. Есть какие-то локальные победы?
— Да, у нас есть дети, которые выигрывают детские турниры. Мы не приглашаем никого со стороны, то есть не берём ребёнка, который уже имеет какую-то базу. Я хочу довести самую младшую группу, чтобы ребята вышли на какой-то уровень, по крайней мере, по России. Многие детки мотивированы, талантливы и хотят играть. Для того, чтобы их подготовить, нужно три-четыре года как минимум, потому что тогда им будет 10-11 лет. Тогда уже посмотрим, на что они способны.
— Сейчас больше учеников, чем в первом году?
— Больше. Для нас важно, чтобы от нас никто не уходил, потому что это показатель доверия, показатель нашей работы. От нас действительно практически никто не ушёл. Я довольна своим тренерским штабом, который проводит огромный объём работы. Думаю, результаты уже на международных соревнованиях появятся через несколько лет. Для нас очень важно научить ребёнка играть и вырастить из него профессионала. Это основная задача.
— А что за новый проект?
— Я вместе со своими партнёрами открыла компанию, которая находится в Кремниевой долине. Она будет помогать спортсменам и другим известным людям проводить уникальные мероприятия по всему миру. И первый наш спортсмен — это Сергей Карякин. Он будет проводить благотворительный турнир одновременной игры на 10 досках. Быстрые шахматы. Событие состоится 1 февраля в Нью-Йорке. Средства будут пожертвованы в фонд ООН , поддерживающий детей. Проект новый. Идея появилась не так давно. Уже достаточно много спортсменов у нас зарегистрировано. Конечно, в следующем году мы хотим увидеть ещё больше, может быть сотни, тысячи и так далее.
— В чём смысл?
— Сейчас расскажу. Когда я завершила карьеру, я стала со стороны наблюдать за спортивным миром. Мне показалось, что у спортсменов есть проблема социализации. Кто-то завершил карьеру, кто-то ещё выступает, но уже готов передавать кому-то свои знания. Я знаю, что болельщики тенниса, футбола и других видов заинтересованы в общении. Дети заинтересованы в подсказках, советах. Но нет связующего звена между болельщиками и спортсменами. Эта платформа станет как раз связующим звеном. Может быть, ребёнок, который живёт в Сургуте, теперь получит возможность связаться со своим любимым теннисистом и встретиться с ним, может быть провести тренировку. Лично для меня это очень важный проект, потому что в сфере IT я никогда не работала. Для меня это первый опыт. Но проект мне очень нравится. Это моя идея, навеянная проектом Uber и сервисом Airbnb, с помощью которого можно снять квартиру. Происходит что-то похожее. Вам нужно такси, а у многих водителей есть желание вас подвести. И вот есть специальный сервис, который объединяет и тех, и других. Мне показалось, что в спорте можно сделать что-то подобное.
— Как называется сайт?
— ReachToStars.com. В переводе дотянуться до звезды. Это ещё и интересный проект с точки зрения благотворительности, потому что я понимаю, что мировые звёзды достаточно обеспеченные люди. Не всегда им интересен дополнительный заработок. Но заниматься благотворительностью это всегда приятно, и многие звёзды это делают. Я знаю, что и в других видах спорта есть мастера, которые не так много зарабатывают, но при этом они обладают уникальными знаниями. Они готовы их передать. И спортсмен сам может выбрать: или он пожертвует деньги на благотворительность, или сам получит дополнительный заработок.
— А почему Кремниевая долина, а не Москва, допустим?
— Потому что это IT-проект. Мы будем развиваться там, но наши первые мероприятия будут проходить в Америке и Москве. В идеале мы хотели бы проводить их во всём мире, но начинаем со Штатов и России.