Ещё

Футбол еще будет, — главный тренер МФК «Николаев» Руслан Забранский 

Футбольный клуб «Николаев», один из старейших украинских клубов, несколько раз в период своей новейшей истории находился под угрозой исчезновения. Как пишет издание «Свидок.инфо», целесообразность его существования именно как муниципального клуба постоянно подвергается сомнению. У нас ведь принято гуманитарные сферы финансировать по остаточному принципу. А когда дороги без ремонта, крыши протекают, больницы без оборудования — уж точно не до спорта. Несколько раз команду удавалось отстоять, а энтузиасты поддерживали ее финансово, покрыв хотя бы минимальные затраты. Но голос скептиков не смолкает: «Николаев» критикуют за низкие места в турнирной таблице, отсутствие зрелищной игры и громких имен в составе. Защитники же отвечают тем, что результат прямо пропорционален вложениям в команду, а когда у нас ни поля, ни зала, ни базы, то и достижения соответствующие. Об этих проблемах клуба известно давно, но обычно они не берутся в расчет, когда команде «влетает» за очередное поражение. От футболистов ждут результата, и мало кого заботит, какими силами он достается. Болельщики, в большинстве своем, у нас народ эмоциональный и непостоянный — победе радуются всем миром, но и за поражение спросят сполна. А когда таких поражений больше, чем побед, могут и вовсе забыть о команде до лучших времен. Но после недавней игры с «Ильичевцем», когда «Николаев» совершил футбольное чудо местного масштаба, выйдя в полуфинал Кубка Украины, о нашей команде снова заговорили все. О том, чем живет МФК «Николаев», о проблемах клуба, мотивации рассказал главный тренер команды Руслан Забранский. — Руслан Михайлович, мы вас поздравляем с выходом команды в полуфинал Кубка Украины по футболу. Как, по-вашему мнению, благодаря чему удалось достичь такого результата? — Тут много факторов. Наверное, за счет большого желания, за счет самоотдачи, потому что хотели пройти и понимали, что только в Кубке Украины мы можем пробиться наверх. И сейчас мы находимся среди таких команд, как «Динамо», «Шахтер», «Днепр» — команд, которые представляют страну в еврокубках. — Кто наша команда, каков возраст игроков. Есть ли среди них воспитанники николаевской школы футбола? — Это профессиональные спортсмены в возрасте от 18 до 33 лет. Есть представители местной молодежи, которым по 18-19 лет, которыми мы гордимся и приятно, что есть на кого надеяться. Есть и возрастные игроки. И это хорошо, потому что молодежи есть у кого учиться, старшие их дисциплинируют на футбольном поле. Но нам сложно будет удержать молодых спортсменов, потому что сейчас ребятам негде тренироваться, негде заниматься. Поэтому очень мало у нас детей попадает в профессиональный спорт — при всем желании тренеры ничего не смогут сделать, потому что их надо обучать, а обучать негде. — Известно, что сейчас вы попрощались с пятерыми игроками. Почему так получилось? — Они не подошли команде по разным причинам — мы их добирали по ходу чемпионата, и мало было времени посмотреть, на что они способны. — Есть ли на примете футболисты, которые придут на смену покинувшим команду игрокам? — Предварительно велись разговоры по усилению команды. Это молодежь, которая на первый план не ставит играть в Премьер-лиге, им нужна игровая практика. Ребята 21-22 лет. Все они свободные агенты, так как мы не можем себе позволить покупать игроков. Рассчитываем лишь на молодых спортсменов или таких, которые восстанавливаются после травмы. — Насколько востребованы наши футболисты в Украине: приезжают ли к нам селекционеры из других клубов, интересуются ли игроками, зовут ли их в другие команды? — Да, приезжают, смотрят, но дальше разговоров пока не идет. Так что представители других клубов будут смотреть дальше, может, будут ждать, пока футболист, который их интересует, наберет нужную форму для того, чтобы пригласить его к себе. Конечно, нам можно было бы идти по системе, распространенной в португальских клубах, — когда они находят молодых футболистов, год-два подтягивают их, те набирают хорошую форму и их продают в топ-клубы. За счет этого можно жить год-два, финансировать школы, развивать инфраструктуры. Но, опять же, чтобы их готовить, нужно тренировочное поле, база и хорошие условия для жизни и тренировок. — О перспективах игроков команды мы узнали, а какие лично у вас амбиции? Возможно, после громкого выхода в полуфинал кубка поступали предложения о работе от других клубов? — Мне удобно здесь, в Николаеве, так как здесь семья, бизнес. Но в финансовом плане никак — зарплата в других клубах такая, что можно было бы или закрыть бизнес, или нанять администратора и изредка поглядывать, как дела. Предложения о работе поступали. Так, было два предложения осенью — одно из клуба Премье-лиги, одно из Первой лиги, но надо было ехать прямо сейчас. Остался, потому что меня бы не поняли болельщики, ведь в футболе от любви до ненависти один шаг. Я это хорошо почувствовал на себе. Тогда мы играли с 1992 по 1998 годы за «Николаев» и вышли в Высшую лигу. Уже весной мы заканчивали чемпионат, но нам не платили зарплату и у нас были приглашения в другие клубы. Мы понимали, что будем играть в «Кривбассе», с которым впоследствии заняли третье место в чемпионате. Я отдал Николаеву 7 лет, особо ничего не заработав. Болельщики долгое время не могли простить за это — называли «предателями». Не многие понимают, что футбол — наша работа. Так что я понимал, что если уйду сейчас, то будет неприятно. Тут еще было много моментов — футболистов ведь в эту команду я приглашал, оставить их было бы неправильно. Опять же меня пригласил в клуб Сергей Кантор (спонсор команды), и тут я говорю: все, что мы задумали, по команде, по стадиону, я бросаю. Я так не мог, потому отклонил предложения от других клубов. — Проясните, пожалуйста, вопрос с МФК «Николаев-2». Практика существования дублей основных команд не нова в Украине. Но, как оказалось, многих в городе удивил факт наличия второй команды. Кто эти ребята, где они играют? — Это дети, которые оканчивают школу, им 17-18 лет. Сейчас они играют в чемпионате города и области, игры проводят на искусственном поле. Они в нашу команду не попадают, потому что еще юные, потому в молодежной еще года три тренируются и где-то после 21 года переходят во взрослую команду. Она называется группа спортивного совершенствования. Оттуда наши ребята , . — А что можете сказать о СДЮШОР «Николаев»? — Это футбольная школа, которая находится в подчинении городского управления физкультуры и спорта. В ней около 10 групп детей разных возрастов — от 7 до 17 лет. Они обучаются и переходят в молодежную команду, а если кто-то показывает хороший результат, то попадают прямо к нам. + — Насколько сейчас престижно учиться в футбольной школе, есть ли спрос на это среди молодежи? И, один из важных факторов, насколько это доступно? — Это было всегда престижно, всегда востребовано. Учеба достаточно доступна, платить за нее не надо. Но бывает, что нужно ехать на турнир, а денег в бюджете нет. Поэтому администрация ставит в известность родителей, и они решают, есть ли возможность профинансировать поездку. Но проблемы с финансированием СДЮШОР всегда были — я это хорошо знаю, так как сам был директором школы 5 лет. — Говорят, занимаются в СДЮШОР и дети известных в Николаеве личностей? — Да, дети известных людей учатся. Их родители часто помогают. Это хорошо, когда родители могут помочь не только своему ребенку, но и всей группе. Однако таких мало. — С Кубком Украины ситуация для нашей команды складывается положительно. А как обстоят дела в чемпионате? — Будем надеяться, что проблем с вылетом у нас не появится, будет больше времени. Потому что летом надо было за месяц собрать команду, которая смогла бы играть. Так как летом много игроков ушли и образовались проблемные места, мы быстро пытались укомлектоваться, но понятно, что к нам особо никто идти не хочет. Из-за этого были проблемы в чемпионате — неровно играли, то выигрывая, то проигрывая. Зимой период на подготовку будет больше, будет время подобрать оптимальный состав, организоваться, чтобы показывать игру. — Планируете поехать на сборы перед очередным туром чемпионата? — Поедем в марте дней на 10-12 в Поляну (Закарпатская область). Нас там хорошо встречают, игрокам там хорошо тренироваться, поле хорошее — все условия для подготовки. Обычно команды ездят в год на сборы три раза. Я, к слову, был недавно в Киеве, где собирали всех руководителей клубов, общался с ними. Так, харьковский «Гелиос», мариупольский «Ильичевец», который мы как раз обыграли в кубке, едут на месяц в Турцию на сборы — с 20 января по 20 февраля, на период холодов. Там есть все условия, есть с кем играть — со всей Европы команды съезжаются. Нам бы тоже так хотелось, но пока мы будем начинать тренировки на дорожках, играть на искусственном поле, как обычно, с Херсоном, Каховкой, одесскими клубами. — Хотелось бы прояснить вопрос перспективы выхода команды в высший дивизион Чемпионата Украины: если бы нам удалось пробиться в Премьер-лигу, реально было бы потянуть команду такого уровня? — Команду усилить можно — были бы у нас нормальные зарплаты, премиальные. А собрать команду можно очень быстро. Как пример тот же «Верес» (Ровно), «Ильичевец» — так там зарплаты в 10-15 раз больше, понятно, что туда едут футболисты. Но даже если мы пробьемся в Премьер-лигу, нас туда не пустят, потому что перед чемпионатом клуб должен пройти аттестацию, лицензирование. По разным моментам, начиная от футбольного поля, заканчивая тренировочными полями, школами, наличие базы — все это учитывается. Мы просто не пройдем аттестацию. Можно сделать команду более молодежной, но на это нужно время. Футболисты с нами не хотят заключать долгосрочные контракты, потому что боятся, что перестанут платить деньги, и команда вынуждена будет сняться с чемпионата. Я футболистам всегда говорю: вы используйте для себя наш клуб как стартовую площадку, чтобы вас заметили и пригласили в украинские топ-клубы или за границу. Например, в Первой лиге в Израиле, уровень которой такой же, как нашей или даже послабее, зарплаты от 5 тысяч евро, а в высшей — от 25 тысяч евро. Ты поиграй здесь, прояви себя и будет шанс попасть в такие команды. Нужно им это постоянно напоминать — держать рядом и кнут, и пряник. Я им перед каждой игрой это говорю. В других клубах как мотивируют — за победу 15 тысяч каждому, а мы такого обещать не можем. Я часто ставлю в пример, как учился во Львове в футбольной школе: таких в Украине было всего 4 и в них собирали только лучших молодых игроков. Со мной играли Олег Лужный,  — обычные ребята, которые своим трудом, желанием заработали себе славу. Таким примером можно мотивировать. — Хочется затронуть скандальную тему договорных матчей, плохая слава причастности к которым постигла и наш клуб. Какая процедура при поступлении игроку предложения «слить» игру? Как он должен себя вести: доложить тренеру либо сразу обратиться в ФФУ? — Вообще игрок должен подойти ко мне, что они и делают, когда бывают такие случаи. У нас такое было в 2012 году — игра в Хмельницком с краматорским «Авангардом». Там делали очень хитро: звонят не представители команд, а посредники — друг или агент, и если ты хочешь сказать: мне звонили, сразу возникает вопрос: «Кто»? Доказать ничего нельзя. Я тогда сказал президенту клуба, что если звонки будут продолжаться, я заявлю об этом после игры на всю Украину. Но звонки не прекратились. Мы победили 4:3, показали хорошую игру. После матча на пресс-конференции я заявил, что пытались подкупить команду. Понятно, никто в этом не признался. Очень редко в таких случаях кто-то признается, и тем более доказывают вину. Сейчас мы так и договорились с футболистами: если предложения поступают, они идут ко мне. Перед последней кубковой игрой звонков не было, но я понимал, что они могут быть. Варианты могут быть разными: тренер одной команды звонит другому и предлагает «порешать». Но я этого сделать не могу, так как не выхожу на поле. Поэтому мне нужно позвать 5-7 футболистов. А если кто-то из них откажется — пойдет к президенту клуба, пойдет на Киев, расскажет всем. Пусть даже согласится. Этого не утаишь. Через год будет знать вся Украина. А свой авторитет продать за копейки я не готов. Я не знаю, сколько нужно предложить, чтобы на такое согласиться. — Есть ли у клуба незакрытые финансовые обязательства перед игроками, тренерами или ФФУ, которые грозят снятием очков с команды? — В команде до меня были тренеры Федорчук и Смагин, которые сейчас написали письма на Контрольно-дисциплинарный комитет ФФУ, чтобы с нашего клуба получить зарплаты за тот год, когда они тут работали. На самом деле, они работали полгода, но просят заплатить за год. Причем сумма реальной их зарплаты с той, что записана в контракте, расходятся. Я думаю, сделано это было специально. Они не понимают, что у клуба просто нет таких денег, плюс это чужие долги. В КДК предупредили, что с нас будут требовать эти деньги, снимать очки, не допустят до чемпионата. Есть вопросы по тем играм, которые, как решил комитет, были с «заведомо фиксированным результатам». Это было как раз при тех тренерах, которые требуют с нас компенсации по контрактам. Получается, мы должны оплатить штраф за то, что было до нас. Если бы сейчас нас обвинили, нет вопросов, мы бы должны били отвечать за это. А как мы можем отвечать за то, что было три года, при других тренерах и других игроках? Сейчас обложить нас штрафами — завтра команда снимется с чемпионата. Нам пытались ставить ультиматумы, но пока обошлось лишь предупреждением. — Перейдем к самой болезненной теме нашего футбола: к финансам. За счет чего или, правильнее, кого сейчас выживает клуб? — Наш спонсор Сергей Кантор (председатель наблюдательного совета ПАО «Завод „Экватор“, — ред.). Есть еще ТМ „Кривоозерская“, которая обеспечивает нас водой, по крайней мере, на это мы не тратимся. — А что выделяет команде бюджет города? — Насколько я знаю, из бюджета города нам оплачивают во время выездных игр проживание в гостинице и питание, а также медикаменты. — Бытует такое мнение, что футбол — это развлечение для очень богатых людей. А у нас, получается, это развлечение для не очень богатого города? — Во все времена так было, что кроме как перекрыть крыши, отремонтировать дороги, старались сделать так, чтобы люди пришли на футбол, развеялись. И действительно после таких игр, как с „Ильичевцем“, может, они не так часто бывают, как хотелось бы, но люди были в таком восторге и так благодарны за те эмоции, которые они получили. Пишут поздравления и в соцсетях, и тут на дорожках. Людям тоже надо это. — Разговоры о том, чтобы лишить клуб бюджетного финансирования и передать его на попечение спонсоров ведутся уже давно. Реально ли в нашем городе найди людей, которые хотели бы вкладывать средства в клуб? — Эти люди, которые бы могли помочь клубу, есть, но не в Николаеве. В других городах одни спонсоры ушли, сразу нашлись другие. А у нас такого нет. И вроде город футбольный, всегда ходили болельщики на стадион, вроде есть богатые люди, но они не стремятся поддерживать спорт. Я не знаю, сколько из бюджета города пошло на команду, но не думаю, что много. Мы же из этих денег не можем платить зарплату, покупать форму, построить базу. Я тоже читал, что люди говорят: „Можно не дать денег на стадион, а дать на крышу, канализацию, дорогу или больницу“. Но чем больше будет возможности у людей заниматься спортом на стадионе, может, меньше будет необходимости в больницах, может, не нужно будет строить новые, а достаточно сделать те, что есть. Я много переписываюсь с людьми, все говорят — это классно, если построят крытый спорткомплекс возле стадиона, тренажеры, велосипедные дорожки, крытые поля, чтобы и команда могла тренироваться, и дети играть. Эти деньги не пойдут куда-нибудь, они останутся. Мы это все не заберем с собой, мы не прогуляем эти деньги. Вот сделали освещение на стадионе — оно сейчас самое лучшее в Первой лиге, приятно, когда приезжает телевидение, говорят: „У вас хорошо снимать“. Хотелось бы, чтобы и о футбольном поле так сказали. Оно убитое. Его и подогреть надо, и восстановить. Не знаю, что с ним будут делать, чтобы мы в конце марта начали играть. — МФК „Николаев“ часто обвиняют в том, что команда монополизировала футбольное поле на Центральном стадионе. А ведь оно, по сути, муниципальное и команде не принадлежит. — Не то, чтобы монополизировали. Если бы у нас было три поля, то нет проблем. У каждого поля есть в месяц примерные часы нагрузки. На этом поле максимум в месяц можно проводить 15 часов, а мы играем 45. Его уже нужно поменять. Вообще на футбольном поле, на котором команда играет, обычно тренируются раз в неделю. Вообще же для этого должны быть отдельные тренировочные поля. И тогда основное поле успевает восстановиться. Мы же в три раза превышаем нагрузку на поле. А если будет вторая команда, то в 5-6 превышать будем. Это для поля будет катастрофа. А если завтра у нас появится еще команда, и их будет 5 или 7, то что, все пять будут играть? У каждой команды есть свой стадион. — Вопрос именно в том, что вы не платите за аренду поля. — Если бы мы были частным клубом, то да, были бы вопросы. А так мы городской клуб. Можно, чтобы играла другая команда, но для этого нужно полностью поменять газон и не проводить тренировки на поле, а только игры. Тогда нагрузка на поле будет меньше. — Чем еще, кроме поля, располагает наша команда? — У нас есть автобус, 1995 года, еще Бердников договорился с Глиноземным заводом, и его купили клубу. Есть искусственное поле, но для профессиональных футболистов оно не годится — оно твердое, а основное мягкое — переход с одного покрытия на другое чреват травмами. На искусственном поле младшие игроки тренируются и играют. — Сейчас в украинском футболе наметился кризис посещаемости матчей. Болельщики плохо ходят даже на игры топ-клубов станы: „Динамо“, „Шахтера“. Как у нас обстоят дела с наполняемостью стадиона? — Реклама матчей у нас плохая, ее практически нет. Иногда за день-два до игры только вешают плакаты с анонсом. Но этим нужно заниматься, так как это окупается. Например, когда была реклама на биг-бордах, на радио, посещаемость была лучше. Ведь, бывает, даже люди, которые следят за футболом, звонят в день игры и спрашивают, когда играем. Есть еще одна причина — у нас очень хорошая трансляция матчей, многие собираются дома за пивом, в тепле, комментаторы все рассказывают. Это играет против нас. У нас лучшая „картинка“ в Первой лиге. Многие на холме за стадионом сидят с мангалом, пивом. Другая проблема в условиях на стадионе. Здесь не работает табло, плохой звук. В других городах даже повторы голов показывают. — Получает ли клуб материальную помощь от платного входа на игры МФК „Николаев“ и на что изначально планировалось тратить эти деньги? — От платного входа какая помощь: никакой. Окупаемости нет, мы на этом не зарабатываем. По-хорошему бы эти деньги надо сразу на ту же рекламу и пускать, чтобы приучить людей ходить на футбол. Было бы неплохо, чтобы у команды были свои небольшие борды, чтобы люди знали, когда игра. Мы разбаловали болельщиков, так как вход на стадион всегда был бесплатный, они привыкли к этому и теперь не могут смириться с тем, что нужно покупать билеты. Хотя есть в Первой лиге у других команд и более дорогой вход на матчи — по 60-70 гривен (у нас 20-30 гривен). — Какие вы ставите задачи перед командой в преддверии начала нового круга Чемпионата Украины? — 6-8-9 место — разницы, по большому счету, никакой. Если и ставить задачи, то на 1-3 место. Но сейчас на такие места претендуют клубы, у которых нет проблем с инфраструктурой, финансированием, нам с ними бороться тяжело. Да, мы можем обыграть их на желании, самоотдаче или других условиях. Но нам пока не до задач, нам бы сохранить команду, сделать игровое поле, тренировочное, базу, а когда это будет, тогда уже ставить задачи. Потому что сейчас мы строим дом без фундамента. Мы сегодня на каком-то этапе можем выйти в полуфинал Кубка Украины, а вдруг что-то случится, и мы выйдем в финал. Это практически нереально, судя по тому, какие команды нам попались, но это футбол, может быть всякое. — Тем более, в Европе сейчас немало подобных примеров, когда маленькие клубы бьют грандов: те же „Лестер“ в Англии или „Лейпциг“ в Германии. Мы могли бы стать очередным примером футбольного чуда. — Да, но просто посмотрите, какая у „Лестера“ база и поля. Там, может, не такого высокого уровня игроки, но какие условия для тренировок. Чтобы учить и тренировать, нужны условия. А у нас как: в день две тренировки, а футболист, к примеру, живет в другом конце города. Чтобы не тратить время на дорогу, он после первой тренировки приходит, садится в кресло, и ждет следующей. может быть настрой после этого? А в нормальных клубах — тренажеры, база, вещи сохнут в специальных сушилках. Не то, что у нас — сидят феном сушат футболки, чтобы успели к игре подсохнуть. Есть в Украине такие примеры: клуб „Ингулец“ из Петрова — это пгт в Кировоградской области. Мы приезжаем туда, а там Европа. Там стадион, центральное поле с поливом. Сидит президент клуба с пультом и поливает поле с пульта. А у них еще четыре таких поля, а еще база. И спортзал есть. Мы поехали, посмотрели, позавидовали. Та же Александрия — тоже маленький город, но играют в Премьер-лиге, у них шесть тренировочных полей, два стадиона, база. На одном желании далеко не уйдешь — нужны условия. — Как обстоят дела с дисциплиной игроков в команде? Есть ли штрафы за нарушение режима, бывало ли, что приходилось собирать игроков по увеселительным заведениям? — А у них таких денег, чтоб развлекаться. После победной игры могут пойти в ночной клуб — ребята ведь молодые, понять можно. Но за нарушение спортивного режима предусмотрен штраф — за сигареты, выпивку. Причем, серьезный. Если пьяный — снимется все зарплата, выпивший — ползарплаты, сигарета — 1000 грн. — Попадаются? — В этой команде не попадаются, но три года назад — были случаи. С сигаретами прятались, но я знал, где у них курилка. И если надо было проучить игрока, я уже ждал его там. Попадались за алкоголь. Мы потом за эти штрафные деньги купили в автобус музыкальный центр и два монитора. Я говорю ребятам: „Раз вам нравится спонсировать команду, нарушайте“. — Есть ли у вас лично или у команды особые ритуалы или суеверия, которые вы соблюдаете перед игрой? — У нас в тренерской висит иконка Георгия Победоносца. Перед игрой обычно заезжаю в церковь на Сухом Фонтане. Вот был в Киеве, заехал в Лавру. Футболисты тоже перед игрой, смотрю, иконку в руки, голову опустил, помолился, и пошел на поле. А особых никаких ритуалов нет. — Чего бы вам хотелось пожелать собственной команде? — Николаев должен играть в Премьер-лиге. Это такой город. Болельщики здесь любят футбол. Бывало, на играх больше половины стадиона заполнялось, приятно играть при заполненных трибунах. Хотелось бы, чтобы стадион выглядел по-другому. Чтобы ухоженнее был. Чтобы здесь люди спортом занимались: кто на роликах, кто на велосипедах. Он ведь останется для горожан и через 100 лет. Мы, в основном, не просим финансировать команду, а просим, чтобы вкладывали в футбол. У людей не так много праздников сейчас, развлечений, концертов все меньше. Вот есть, например, у нас болельщик — дедушка Сергей Степанович, ему 90 лет „с хвостиком“. Так он после каждой игры звонит, счет спрашивает, трансляции смотрит. И он вот что горит: „Если б я 70 лет назад знал, что футбол в Николаеве будет на таком уровне, я переехал бы в Одессу“. Потому хотелось бы, чтобы команда была, чтобы условия были хорошими, чтобы игру показывали. — А сами вы можете назвать себя счастливым человеком? — В принципе да. Футбол еще не закончился, он будет. Придет еще время, нас тоже, может, пригласят в топ-клуб Украины или мировой. Думаю, болельщики не обидятся. Это все равно надо делать. Нужно в еврокубках себя попробовать. Хорошо, если получится вместе с командой расти. Если выйдем в Премьер-лигу, потом в Лигу Европы. Потому что не хочется особо куда-то ехать. Ведь если выбирать, то любимая профессия и уважение людей всегда будут на первом месте.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео