Ещё

10 самых невнятных легионеров в истории нашей провинции 

→ 10 самых невнятных легионеров в истории «Локомотива»
→ 10 самых невнятных легионеров в истории «Спартака»
→ 10 самых невнятных легионеров в истории «Зенита»
→ 10 самых невнятных легионеров в истории «Динамо»
В начале 2000-х наш футбол накрыла волна легионеров, и в поисках экзотики наши клубы пытались усилить состав кем угодно — второсортными африканцами, балканцами, латиноамериканцами. Истории, когда нальчикский «Спартак» устраивал просмотровый сбор в декабре, набирал туда 40 человек и оценивал таких игроков, как Нгасания Илонго, Ньютон Бен Катанха и Патрик Этчини, были обычным делом. Выбрать среди легионеров, прошедших через нашу провинцию, десятку самых странных и нелепых — очень сложное дело. Тяжело ограничиться одной десяткой. Но мы всё же попробуем. Если кого-то забыл, пишите в комментариях — выборка такая огромная, что потянет на ещё одну часть.
10. Эрве Зенге («Терек», 2010-2012)
Когда «Терек» вышел в Премьер-Лигу во второй раз, состав команды был набит странными легионерами — ворота защищал албанец Илион Лика, в полузащиту выходил таинственный Марко Динияр, с которым другой Динияр, Билялетдинов, хотел обменяться футболками, в атаке бегал адаптированный к нашему футболу в Брянске Жан Були… И всё же самый удивительный легионер приехал в «Терек» в 2010-м. Удивительно не то, как Эрве Зенге играл и ошибался в Грозном, — куда интереснее история, после которой Зенге пропал в век цифровых технологий.
В 2012-м Зенге был заявлен на Кубок Африки в составе сборной Буркина-Фасо, однако федерация футбола Намибии внезапно подала протест на его участие — Зенге, по словам намибийских чиновников, не имел к стране никакого отношения. Он родился в Камеруне, вырос в Камеруне, начал играть в футбол в Камеруне, родственников из Буркина-Фасо у него не было, но буркинийцы придумали альтернативную историю: в 1994-м Зенге поселился в стране, в 2006-м получил её гражданство, в 2011-м — паспорт. Почему именно так? Это же Африка со своими законами, удивляться тут не нужно ничему. И да, после обвинения из Намибии федерация футбола Буркина-Фасо отстранила Эрве от сборной. Ничего подозрительного.
Где сейчас. Ушёл из «Терека» в 2012-м… и пропал. О нём ничего не известно.
9. Арафат Джако («Анжи», 2011)
Шёл 2011 год, «Анжи» провозгласил новую историю и сорил деньгами, в российский чемпионат привезли кудесника Роберто Карлоса, сильного форварда Диего Тарделли (он не заиграл, но это другой вопрос) и… человека, который уезжал из прежней команды, «Хапоэль Акко», со скандалом: «Когда у меня появились предложения от других команд, я подошёл к нему и честно сказал: коуч, это мой шанс, я хочу уйти, не мешай мне, о'кей? На что он ответил: нет, Джако, ты остаёшься. Я стал изгоем. В какой-то момент они перешли все границы. В моё отсутствие вломились ко мне домой, перерыли все комнаты и унесли мои вещи. Они забрали одежду, ботинки, одеколон…».
Шёл 2011 год, «Анжи» подписывал за 600 тыс. евро человека, чьё амплуа до интервью не знали даже журналисты… и трансфер предсказуемо провалился. Джако подъехал из чемпионата Израиля только к маю, спустя два месяца был отдан в аренду в турецкий «Газиантепспор». Проявить себя в «Анжи» Арафат не успел — за целую минуту матча с «Амкаром» было сложно — зато успел дать интервью, в котором говорил, что будет играть за сборную Того круче, чем Эммануэль Адебайор.
Где сейчас. Защищает цвета клуба «Мунана» в чемпионате Габона. У клуба шикарный логотип — мяч, на который надета строительная каска. Узнать про него что-то большее очень сложно.
8. Мохамед Камара («Факел», 2001)
В Воронеже и раньше были легионеры, но такой экзотики, как первый (и единственный) представитель Сьерра-Леоне в нашем чемпионате — никогда. «Факел» находил африканца во Фритауне, вёз в Премьер-Лигу, как игрока, в 20 лет уже пробившегося в сборную страны… Это было очень помпезно, а болельщики «Факела» были уверены, что в Воронеж приехала звезда.
«Звезда» отыграла в чемпионате 10 минут. Камара вышел на замену вместо Дмитрия Мичкова в игре с «Ростсельмашем», схватил жёлтую карточку, а потом выходил только за дубль. Дальнейшая судьба незадачливого африканца неизвестна — сначала ненадолго заехал в петербургское «Динамо», а потом оказался там, где его не может найти даже «Википедия».
Где сейчас. Об этом не знает никто.
7. Эррол Стивенс («Химки», 2009)
«Химки» Константина Сарсании, проигравшие 15 матчей из 15 во втором круге перед вылетом, знали толк в извращениях. Команда была до краёв набита странными легионерами — разносортные балканцы, Себастьен Сансони, поигравший у Эрика Кантона за сборную Франции в пляжный футбол, — но Эррол Стивенс был самым удивительным из них. В ямайском Кингстоне Стивенс был бухгалтером, вёл учёт отцовской компании, а после работы шёл играть в футбол. Когда контракт ему предложили «Химки», он был удивлён. Когда ему сказали про зарплату 5 тыс. долларов в месяц — он расплылся в улыбке: дома за счастье получать хотя бы 250…
С футболом вышло хуже — человек, почти не игравший на уровне Ямайки и пробившийся в «Химки» лишь благодаря удачному знакомству с сербским агентом, в принципе не мог стать в нашем чемпионате хоть сколько-то известным. Хотя приезжал с громкими словами: «Хочу стать лучшим бомбардиром Премьер-Лиги!».
Но на деле получилось скверно — всего 3 матча за «Химки» и ни одного забитого мяча.
Где сейчас. Играет в чемпионате Вьетнама за «Хайфон», живёт с русской женой Екатериной. За сезон-2016 настрелял 10 мячей.
6. Джозеф Ди Кьяра («Крылья Советов», 2011-2012)
У канадских легионеров в нашем футболе не задалось — у наших хоккеистов в Канаде получается намного лучше. Анте Яжич, сын хорватских эмигрантов, в 2004-м играл за «Кубань», в матче с «Торпедо» вышел на замену на 44-й минуте, остался в перерыве на поле, чтобы размяться, потянул заднюю поверхность бедра и ушёл с поля уже на 46-й. Ди Кьяра был ещё более удивительным персонажем. До 15 лет Ди Кьяра совмещал игру в футбол и хоккей, болел за «Торонто Мэйпл Лифс», думал про НХЛ, но итальянские корни отца, жившего в Палермо, всё-таки оказали большее влияние. В Канаде мальчик прослыл одним из самых талантливых юниоров, и однажды Александру Тарханову позвонил агент со словами: «Он лучший во всей Канаде». Тарханов не удержался, пригласил Джозефа в «Крылья».
Он не прятал куриные кости, не бойкотировал тренировки, а говорил здравые и дельные вещи: «Меня удивляет, как люди относятся к собственному городу. Я, конечно, не могу говорить за всю Россию (хотя видел подобное и в других местах), но в Самаре жители не очень-то о ней заботятся. В Канаде мы любим то место, в котором живём, стараемся сделать его лучше, красивее, удобнее. А в России возникает впечатление, что никто по-настоящему не считает эту страну своим домом. Это касается всего — дороги, здания. Некоторые из них находятся в полуразрушенном состоянии, но никто об этом не думает».
Но толком заиграть канадский легионер не смог. За «Крылья» Ди Кьяра сыграл всего 5 матчей, потом внезапно всплыл в московском «Торпедо» Бориса Игнатьева. Там ограничился одной игрой — и удивил, как после Самары его вообще кто-то позвал обратно.
Где сейчас. Год назад попробовал прижиться в чемпионате Казахстана, отыграл сезон за «Окжетпес», но вернулся в Канаду и сейчас играет за «Вон Адзурри» в полупрофессиональной Лиге Онтарио. Это третий канадский дивизион.
5. Антонио Сольдевилья («Амкар», 2007)
Виталий Гришин рассказывал, что «Амкар» Рашида Рахимова набирал игроков чуть ли не вслепую — звали на каждый зимний сбор по 3-4 новичков, почти все в итоге отсеивались, и команда не понимала, зачем это вообще нужно. Но Антонио Сольдевилья, который в одном из интервью спокойно рассказывал, как в каталонском дерби сломал Роналдиньо и получил от партнёров по «Эспаньолу» прозвище Зверь, умудрился пройти тесты Рахимова и… оказаться команде ненужным.
На первом домашнем матче «Амкара» Сольдевилья увидел баннер на каталонском, посвящённый себе, и это так и осталось единственным позитивным впечатлением Антонио о Перми. Потом начались слухи о тоске по дому, её лечении алкоголем и наркотиками… Сольдевилья ограничился 5 матчами в чемпионате, из которых в трёх выходил на замену «под премиальные», и Миодраг Божович легко расстался с ним зимой 2008-го.
Где сейчас. После «Амкара» так и не вернулся в профессиональный футбол. Успел поиграть за «Марбелью», которой сейчас рулит русский владелец Александр Гринберг, и ещё за ряд команд третьей-четвёртой лиги Испании.
4. Уэсли Чарльз («Ростов», 2005)
В Ростове-на-Дону появление капитана сборной Сент-Винсент и Гренадин воспринимали с позитивом: «К нам едет новый Мэтью Бут!». Команда и так была наполнена странными легионерами, вроде Гифта Кампамбы, чьи родители обрадовались, что сын родился 1 января, сочли это новогодним подарком и назвали сына Подарок — ничего необычного. Но Чарльз был особенным кадром — защитник, отыгравший целых 8 лет в чемпионате Ирландии, лидер неприметной сборной Карибского бассейна, в глазах болельщиков и функционеров клуба сразу стал лидером обороны «Ростова». За полгода до приезда на Дон Чарльз не прошёл просмотр в «Рубине» Курбана Бердыева, но это никого не смущало.
Уэсли, начинавший карьеру вратарём, а потом случайно ставший защитником в матче чемпионата архипелага, был удивлён трафиком на ростовских дорогах. Чему-то футбольному удивляться не пришлось — Чарльз катался с «Ростовом» на выезды, но так и не сыграл за основу ни разу. В его мощи убедились только игроки дубля.
Где сейчас. Возвращался в Ирландию, поиграл в MLS за «Ванкувер Уайткэпс». Закончил играть на отметке в 100 матчей за Сент-Винсент и Гренадины. Два года назад пережил ограбление, его дом залили бензином и пытались поджечь, когда Чарльз спал, — к счастью, удалось избежать травм и сильных ожогов.
3. Валерио Бранди («Рубин», 2009-2011)
Курбан Бердыев всегда умел проворачивать мощные трансферы, находить за рубежом игроков вроде Калисто или Андреса Скотти, просматривая видеокассеты по ночам — но даже гении менеджмента промахиваются. «Рубин» Бердыева пережил много странных легионеров — от Рихарда Досталека, которого награждали с трибун словами «Досталек достал!», до непонятного ямайца Дамани Ральфа, но история с Валерио Бранди стоит особняком. В 2009-м ещё чемпионский «Рубин» переманил Бранди из «молодёжки» «Милана», и трансфер обещал стать отменной инвестицией в будущее.
Бердыев говорил про Бранди, что заиграть в РФПЛ итальянцу помешает невысокий рост и телосложение, слишком хрупкое для жёсткой лиги и для опорного хавбека, однако Валерио явно помешало другое — отношение клуба. «Рубин» предоставил Бранди туристическую визу, по которой итальянец жил в Казани почти два года, в 2011-м исключил из заявки на сезон, не дав возможности играть даже за дубль, а потом не захотел платить за билеты на обратный самолёт. А что Бердыев? «Я говорил с Бердыевым. Но он сказал только то, что теперь я должен тренироваться индивидуально, отдельно от команды. И всё. Больше он ничего не объяснял», — вспоминает Бранди.
Где сейчас. Некогда ведущему игроку молодёжной команды «Милана» 26, он играет за «Сондрио» в любительской лиге Италии и не надеется подняться на уровень выше.
2. Цой Мин Хо («Крылья Советов», 2006-2008)
Когда Цою было 15, контракт ему предлагал мадридский «Реал», но Цой отказался, потому что не мог предать коммунистическую партию… Верите в это? Такая же сказка, как эфир ТВ в Северной Корее во время чемпионата мира — 2010, когда КНДР объявляли победителем турнира. Но легионеру из КНДР простительно такое говорить. В Пхеньян летала делегация «Крыльев Советов», чтобы позировать перед фотографами на фоне флагов, рассказать про дружбу народов — иначе трансфер нельзя было повернуть.
Второй раз про мир, дружбу, жвачку заговорили весной 2008-го — Цой, уже в статусе звезды дублирующего состава «Крыльев», получил от Леонида Слуцкого целую минуту, которую провёл вместе с южнокорейцем О Бом Соком. Такого никогда не было нигде, кроме Самары, могло не случиться и там — после сезона-2007 Цой уехал в Пхеньян, а потом долго не хотел возвращаться, потому что в «Крыльях» появился Сок.
Для игрока из КНДР минута против «Амкара» так и осталась единственной в Премьер-Лиге. С ним в Самару прилетел Чен Дал Хен — переводчик, с трудом говоривший по-русски, которого в «Крыльях» считали чуть ли не представителем северокорейских спецслужб. Комната Цоя была устроена максимально аскетично — без игровой приставки, без телевизора, без холодильника, чтобы нельзя было простудиться холодной водой. Если в Северную Корею доставляли информацию о том, что посланник Ким Чен Ира разрывал весь российский чемпионат, удивляться тоже не стоит. Такие нравы.
Где сейчас. Провёл гениальный сезон в чемпионате Камбоджи, играя за «Нэшнл Дифенс Министри» — что-то вроде камбоджийского ЦСКА. Забил 19 мячей за 17 матчей сезона, был включён в символическую сборную чемпионата и получил прозвище «северокорейский Роналду».
1. Дэвид Бентли («Ростов», 2012)
«Это как «Блэкберн» по российским меркам», — говорил Бентли про «Ростов», когда он был аутсайдером Премьер-Лиги. Ни о какой Лиге чемпионов ростовчане не думали, зато умудрились взять из «Тоттенхэма» сбитого лётчика Дэвида Бентли, первого в истории нашего футбола англичанина. Получив предложение из России, Дэвид стереотипно мыслил насчёт КГБ, холодов и медведей с бутылкой водки, однако 25-градусный Ростов-на-Дону растопил его сердце.
Удивляться Бентли всё равно пришлось — хватило одного-единственного выезда в Грозный: «Необычно было видеть людей с автоматами, снайперов и танки чуть ли не на каждом перекрестке. Но страшно не было, мне объяснили, что все это было сделано в интересах безопасности. Уже несколько лет в этом регионе нет серьезных проблем наподобие тех, что наблюдались раньше».
За полгода на Дону Дэвид Бентли набрался впечатлений и стал городской знаменитостью — ростовские журналисты рассказывали, что Бентли каждую ночь можно было найти в ночных клубах. С футболом получилось похуже — 7 серых безрезультативных матчей.
Где сейчас. В 2014-м закончил карьеру, заявив о желании побыть с семьёй (ростовские девушки должны ухмыльнуться, узнав это). Вложил деньги в ресторан в Марбелье, где теперь живёт.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео