Как поссорились «Бамбук» и Бэбкок. Интервью героя МЧМ-1999 Максима Балмочных 

Молодежный чемпионат мира всегда поднимает массу воспоминаний, в том числе — о героях прошлых турниров из числа тех, кому прочили шикарное будущее во взрослом хоккее.  — несомненно, один из них — два попадания в символическую сборную, гол в победном финале, ранний контракт с «Анахаймом»…
Но потом — как отрезало, ни до взрослой сборной Максим не добрался, ни в НХЛ с КХЛ сколько-нибудь заметного следа не оставил. Однако Балмочных не очень похож на человека, который бы сильно заморачивался по этому поводу. Мы встретились на хоккее, на матче команд администрации города Задонска и «Российской прессы».
— За чемпионатом мира следили? — А как же! Там всегда задорный, искренний хоккей — намного интереснее, чем иной раз за взрослыми наблюдать, независимо от уровня игы.
— А вы реально ощущали себя в свое время лучшим юниором в мире? — Вот как раз когда приезжал в сборную, похожее ощущение возникало. Я быстро вспоминал, чему меня учили в России, и вновь чувствовал себя счастливым на площадке. Это была моя игра — не то что в АХЛ.
— Ранний отъезд — роковая ошибка? — По крайней мере, самая большая в карьере. Никому не советую повторять тот мой опыт — если ехать, то более взрослым и в другом статусе — чтобы тебя не запихнули в фарм-клуб и не бросились отучать от нормального хоккея.
— И как это выглядело? — Как издевательство над игрой и исполнителями. Если коротко — доезжаешь до синей и тупо вбрасываешь шайбу в зону. Даже через пас в нее нельзя входить, за любую попытку невыполнения задания можешь надолго сесть на лавку. Но я же вроде как форвард, мне иногда рисковать надо! Но шаг влево, шаг вправо был под строжайшим запретом.
— Но вы ведь после победы в 1999-м вернулись домой, в «Ладу»? — Да, но покорение НХЛ все равно оставалось нереализованной мечтой. Перезарядил батарейки — и назад. И нарвался в «Цинцинати» на . Долго не мог понять его предвзятого к себе отношения, пока он сам однажды не сказал: ты отнял у меня возможность взять титул, когда я работал с молодежной сборной Канады, и я этого тебе никогда не прощу. Такая вот история.
— Да, но вас все же поднимали в «Анахайм»… — Опять же — в четвертое звено и без малейшего права на импровизацию. Только не поймите, что я жалуюсь — просто всегда и везде старался получать удовольствие от игры, а тут был сплошной антихоккей. И вся эта история затянулась почти на три года.
— А потом потерянного было уже не вернуть? — Наверное, но что толку жалеть об этом задним числом. Мне очень даже комфортно было играть, например, в родном Липецке, на глазах семьи и друзей. И вообще я на хоккей не обиделся — как видите, с радостью откликаюсь на предложение поучаствовать вот в таких матчах, если только работа позволяет.
— И чем вы сейчас занимаетесь? — Бизнесом, связанным с металлом.
— Я слышал, что партнеры вас редко называют по имени — в основном зовут «бамбуком»… — Так это с детства! Я часто ломал клюшки, а тогда почему-то считалось, что их из бамбука делают. Так и приклеилось.
— А как вас звал Майк Бэбкок? — Да он бы лучше молча играть давал! Встречаются же такие злопамятные люди. Хотя для кого-то он, возможно, чуть не лучший тренер мира, а я рад был бы с ним разминуться. Впрочем, теперь уже все в далеком прошлом. Да, там не получилось, но я хотя бы попробовал. Тоже ведь, согласитесь, опыт.
Задонск — Москва
Видео дня. Лучшие гимнастки показали высокий класс на чемпионате России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео