Ещё
Названо условие допуска россиян до Олимпиады в Токио
Названо условие допуска россиян до Олимпиады в Токио
Летние виды спорта
Траньков назвал фигурное катание «мусорной ямой ненависти»
Траньков назвал фигурное катание «мусорной ямой ненависти»
Фигурное катание
Загитова сделала заявление
Загитова сделала заявление
Фигурное катание
"Монако" подпишет молодого сербского защитника
"Монако" подпишет молодого сербского защитника
Футбол

«После жизни в аду я ещё тут». Невероятная история Мирьяны Лучич 

«После жизни в аду я ещё тут». Невероятная история Мирьяны Лучич
Фото: Чемпионат.com
Когда и Мирьяна Лучич-Барони выходили на « Арену», из динамиков принялся успокаивающе подвывать . «Don't worry be happy» — одна из самых известных в мире песен о том, как важно оставить всё плохое позади и сосредоточиться на чём-то позитивном — звучала, кажется специально для 34-летней хорватки. Родившаяся в Германии и живущая в США уже почти 20 лет Лучич-Барони с первого розыгрыша принялась с особым усердием «утрамбовывать» третью ракетку мира в мельбурнский хард. Зная о своём возрасте, она старалась играть как можно более короткие розыгрыши. Хорошая первая подача. Перевод в другой угол корта. Завершающий удар в противоход. Раз за разом. Без срывов. Глубокий приём. Выход к сетке. Жесткий и уверенный удар с лёта. Раз за разом. С максимальной концентрацией.
В последнем гейме первого сета Радваньска бросила шикарный укороченный, и чтобы его достать, нужно было ускориться так, будто поезд уже тронулся, а ты только появился на платформе. Лучич-Барони добежала и до него, и хотя Агнешка выиграла розыгрыш следующим ударом, она покачала головой. Даже идеальные мячи Лучич-Барони успевала перевести на другую половину корта — выиграть, когда соперница действует так, почти невозможно. У хорватки к тому же неудобная для большинства топовых теннисисток новой школы техника — минимум вращения, мощные плоские удары, стремление сыграть на собственных «виннерсах». Радваньска держалась в таких условиях плотного прессинга недолго — спустя час и две минуты хорватка оформила самую громкую сенсацию женской сетки Australian Open на тот момент. Она бросила ракетку и с улыбкой развела руки в сторону, глядя на свой тренерский бокс — жест лёгкого непонимания, которым она часто отмечает победы в последние годы.
Учитывая, что пришлось пережить хорватке, её непонимание вполне объяснимо.
***
К 15 годам Мирьяна Лучич была одним из главных талантов мирового тенниса. Девочка выиграла два подряд юниорских мэйджора — США и Австралию, взяла первый же взрослый турнир в карьере, а во втором турнире, в Страсбурге, дошла до финала, где проиграла самой Штеффи Граф.
Когда Мики стала самой молодой победительницей Australian Open, выиграв парный женский турнир с , это уже не удивляло — хорватка окончательно закрепилась в числе самых невероятных талантов десятилетия. Но не мог не поражать другой факт: тот австралийский турнир стал для Лучич первым в жизни, сыгранным в парном разряде.
В мае 1998 года хорватка стала 32-й ракеткой мира, и до сегодняшнего дня ей не удавалось забраться в рейтинг-листе WTA выше. Спустя год, на Уимблдоне, Лучич отыграла два великих тай-брейк-триллера с , где каждый розыгрыш можно было ставить на отдельную полочку и еженедельно протирать, ушла с матчболов в игре с Натали Тозья и проиграла только в полуфинале, той же Штеффи Граф. Мики продолжала улыбаться после удачных розыгрышей, и никто не предполагал, что творилось в жизни 17-летней девушки за пределами главных кортов мира. В 2000 году Лучич выиграла всего два матча на турнирах WTA и стремительно сорвалась вниз в рейтинге. Когда хорватка обосновалась в четвёртой сотне, о ней вспомнила только газета Slobodna Dalmacija, посвятившая ей текст с заголовком «Крах великого таланта». В 2003-м Лучич тихо законсервировала карьеру, и никто не разбирался в причинах провала очередной способной девочки в туре.
А причина была. «Я никогда не ложилась спать и не вставала без молитвы, и молитва всегда была одна и та же. Господи, думала я, пожалуйста, пусть он, наконец, оставит нас в покое. Господи, помоги мне избавиться от отца».
***
История Лучич с этой точки зрения — мягко говоря, не уникальная. В теннисе, к сожалению, слишком часто происходят родительские скандалы — одержимость успехом ребенка постоянно заходит за грань безумства, и начинается физический и, что гораздо хуже, психологический террор. Мальчики переносят это более стойко — например, мирится с тем, что отец может ударить его на глазах у всех и даже осуждает дисквалификацию своего родителя за нанесённые ему же побои.
У девочек ситуация сложнее. Во-первых, с любым внешним давлением в самом популярном в мире индивидуальном виде спорта они справляются хуже — это понятно из примера разбомбленной карьеры , после которой WTA пришлось установить возрастные ограничения для вступления в тур. Во-вторых, одна из причин непостоянства первой двадцатки рейтинга и неожиданного забвения многих способных игроков — как раз в неспособности справиться с постоянным физическим и ментальным насилием. Так было, например, с другим балканским вундеркиндом, .
Так было и с Лучич.
После того, как вопреки советам врачей она вышла на один из юниорских турниров в Италии и вылетела в полуфинале, Маринко Лучич затолкал дочь в ванную, швырнул на пол и сорок минут избивал ногами — для таких сеансов у него была специальная тяжелая обувь. Мирьяна вспоминает, что неделями после очередного избиения не могла расчёсывать волосы — настолько больно было голове, куда приходилась основная часть побоев. Попытки сдержать отца и угрозы рассказать всё полиции наталкивались на запугивания, которыми Маринко кормил Мирьяну и её старшую сестру Ану вместо завтрака, обеда и ужина. Ана, которая в детстве заявила, что ей категорически не нравится выбранное родителями имя сестры, придумала не только прозвище Мики. Она же первой озвучила мысль о том, что от отца надо сбежать.
«Это было как в фильмах про , только речь шла о наших собственных жизнях», — вспоминала Мирьяна через много лет. После успешного Уимблдона и выхода в полуфинал она уже знала, что план побега будет осуществлён. Продолжая улыбаться, она пыталась скрыть страх, но страх возвращался. , лучший теннисист в истории Хорватии, узнав о проблемах семьи Лучич, пообещал помочь и сдержал слово. Под покровом ночи 4 июля 1998 года Мирьяна, её мать Анжелка, Ана и ещё трое младших братьев и сестёр покинули гостиницу в Загребе, сели в припаркованный автомобиль и уехали в глухое хорватское село на три следующие недели. Пока в стране объявили в розыск одну из главных спортивных надежд, семья ждала разрешения на въезд в США, которое долго не приходило. Три недели тотального страха и неопределённости закончились благополучно, документы пришли, и в аэропорт Загреба семья без отца поехала в сопровождении шести вооруженных охранников, которые довели их до самого трапа. Мирьяна смотрела в окно, понимала, что вернётся домой очень нескоро, но чувств у неё было всего два. Первое — неловкость перед друзьями, по которым она будет скучать, а второе — облегчение.
«Подводя итог, я не жалею ни о чём», — говорила Лучич почти десять лет спустя.
***
Маринко Лучич был известным югославским десятиборцем и уважаемым в Хорватии человеком. Забавно, что его дом в Макарске находится по левую сторону от главной дороги, а напротив, по правую сторону, расположен комплекс кортов, где по-прежнему любят Мики Лучич. Даже годы спустя влияние Маринко ощущается: работники начинают шептать, если захочешь поговорить о Мирьяне, и просят писать о них анонимно, чтобы не пересечься в городе с её отцом.
«Я перестал быть частью их истории, они с матерью выбрали свой путь, но бог Мирьяне в помощь. Единственное, что могу заявить: в газетах было слишком много неправды и откровенной лжи», — сказал он десять лет назад. Маринко утверждает, что не следит за тем, как теперь играет его дочь, и производит впечатление сломавшегося человека, который большую часть времени проводит на огороде. Однако Мирьяна ещё долгое время отказывалась возвращаться в Загреб больше, чем на день, а в начале нулевых в принципе боялась заявляться на европейские турниры, так как ждала, что он приедет за ней. Угрозы от Маринко продолжались, он обещал разрушить карьеру дочери, и поверить отцу было несложно. Как не поверить человеку, который отбирал у тебя все заработанные на турнирах призовые?
***
Мирьяна Лучич не жалеет о переезде в США, но легче ей в первое время не стало. Отец, похоже, действительно задействовал свои ресурсы, и против теннисистки в суде выступила известная компания IMG, которая вела её дела. Хорватку обвиняли в саботаже и неумению распоряжаться своими деньгами, но сама Мирьяна утверждала, что её агент связан с отцом, и именно по его вине сорвался контракт с Nike на 300 тысяч долларов в год. На фоне судов у Лучич развились серьёзные финансовые проблемы, банки отказывались кредитовать спортсменку на то, чтобы найти тренера и средства на перелёты. Бесконечная череда проблем едва не отправила всё ещё молодую девушку в психиатрическую лечебницу. «Это был настоящий ад», — вспоминает она.
Постоянный стресс привёл к развитию у Лучич лишнего веса — в какой-то момент она весила на 20 кг больше своей нормы. Хорватке помимо её воли выписали веллбутрин, антидепрессант, который сделал её сонной и слабой — она была всё дальше от возвращения на корт. Она продолжала тренироваться, задействовала брата в качестве спарринг-партнёра и после каждого удара повторяла мантру: «Я не сдаюсь». Но время уходило, а безденежье — нет. «Нет ничего хуже, чем ощущать в себе силу играть хорошо, но оставаться вне турниров, потому что у тебя нет денег нанять тренера и купить билеты», — говорила Лучич.
В итоге играть она продолжала на турнирах ITF недалеко от своего дома.
***
Прорыв случился в 2007 году, и дело здесь не только и не столько в «уайлд-кард», которую Лучич получила на турнире в Индиан-Уэллсе, сколько в личной жизни. В том году Мики повстречала вторую часть своей нынешней фамилии, предпринимателя Даниэле Барони, который совершенно ничего не понимал в теннисе. Помолвка состоялась в 2010-м, именно тогда, когда Лучич впервые за 11 лет провела матч основного раунда турнира «Большого шлема», обыграв на Уимблдоне свою подругу . «Забавное ощущение. Вроде бы я выиграла только один матч, но такое впечатление, что целый турнир», — улыбалась она со слезами радости на глазах на пресс-конференции.
Результаты пошли в гору. Возвращение в сотню сильнейших, первая победа на турнире ITF в одиночном разряде, затем первая парная победа вместе с  — Мирьяна Лучич старалась быстро навёрстать упущенное и запрещала задавать себе вопросы лишь на две темы. Первая — о её весе, вторая — о там, где бы она могла быть, если бы не чудовищный перерыв в карьере. Она не позволяла себя жалеть даже другим, не говоря о себе.
В 2014 году, незадолго до собственного медового месяца, хорватка в 33 года выиграла турнир WTA — в Квебеке она в финале обыграла , прожив между этой победой и предыдущей, в хорватском Боле, целую теннисную жизнь, 16 лет.
На US Open она обыграла одну из сильнейших теннисисток мира, Симону Халеп, и пресс-конференция превратилась в драму, когда у Лучич спросили, что она думает по поводу пройденного пути в теннисе. Она едва сдержала настоящие рыдания, несколько раз извинилась за свою эмоциональность и признала, что счастлива.
Месяц спустя WTA вручила хорватке приз «Возвращение года». В это же время Лучич и Барони официально поженились. Маринко Лучич на свадебную церемонию приглашён не был.
***
«Я не знаю как, но играю на одной ноге!» — яростно крикнула Мирьяна Лучич-Барони самой себе после проигранного первого сета матча третьего круга Australian Open против Марии Саккари. 34-летней суперветеранке удалось забыть о боли и последовательно увеличивать все показатели — от процента попадания первым мячом до игры у сетки, и в третьем сете из 10 попыток у неё девять раз проходила первая подача. В матче за выход в четвертьфинал ей противостояла молодая американка , и борьба в этом матче шла до шестого гейма первого сета, когда на подаче Мики было 15:40. Лучич-Барони отыграла два брейк-пойнта и через пару минут уже имела 40:0 на подаче соперницы. Психологически хорватка задавила молодую соперницу, и дальше начался разгром — из оставшихся 11 геймов Брэйди взяла всего два. После игры победительница была сверэмоциональна. «Я упрямая, и когда я чего-то хочу, то начинаю реально пахать, делать всё, чтобы этого добиться. Я знаю, что меня сейчас показывают по телевидению и, конечно, оштрафуют за такие слова, но я должна сказать всем, кто с чем-то борется в жизни: нагните всё и всех, кто говорит, что вы не сможете. Просто заявите о себе и сделайте это с сердцем», — последние слова хорватки уже сопровождались аплодисментами.
«После жизни в аду я всё ещё тут», — сказала она о своей карьере, напоминая, что по-прежнему любит теннис. Скоро ей исполнится 35, но Мирьяна Лучич-Барони думает не о том, что осталось позади, а о том, чего ещё может достичь.
Бобби Макферрин написал для неё отличный гимн.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео