Ещё

Российское копье в огород ВАДА 

Фото: Новая Кубань
Краснодар. 6 фев. — Новая Кубань. Она еще молода — родилась всего лишь в 1986 г. В прошлом веке жила в Ставрополе, а прославила именно вторую малую Родину — Кубань. Заслуженный мастер спорта, обладательница высших титулов и результатов: от звания чемпионки мира (Тэгу, Южная Корея, 2011) до рекорда России — 71,99 м.
Абсурдно отнятый ВАДА титул вице-чемпионки Олимпиады в Пекине 2008 г. в глазах истинных спортсменов и специалистов все равно остается за ней. А соперницы считают, что Абакумова достойна даже большего.
Мария Васильевна, наверное, перерыв в состязаниях стал прорывом в чем-то ином?
— Эта пора совпала с активной учебой. Защитила магистерскую диссертацию по биологическим наукам. Она посвящена индивидуализации питания в сфере спорта высших достижений. Приступаю к кандидатской. Руководитель диссертации, Надежда Константиновна Артемьева, разработала эффективную методику питания. Перспектив в этом направлении много, работать интересно. Сегодня в эту систему может войти и «противоядие от ВАДА»… Ответственность в научных разработках высочайшая, нужно обосновать и осуществить систему экспериментов, а потом обобщить новые результаты! Увлекательно, но трудоемко.
Пауза позволила обдумать еще одну «версию будущего» — тренерскую. Когда общаюсь с учениками мамы — тренера Галины Викторовны, они говорят: «С вами интересно». И бывший наставник Хейно Пуусте полагал, что у меня получилось бы тренировать. Когда кому-то другому объясняешь, с кем-то отрабатываешь навык — и сам усваиваешь лучше…
Расскажите, пожалуйста, о вкладе наставников в разные периоды становления вашей спортивной карьеры.
— Мне везло с самого начала. В Ставрополе один из первых тренеров, Ирина Владимировна Комарова, показала, насколько метание копья технически сложно. И укрепила установку на то, как взрывную силу помножить на пластику, оптимальные движения.
Сейчас тренируюсь с мамой Галиной Викторовной. Взаимопонимание не мешает ее требовательности. Александр Владимирович Синицын, не один год меня тренировавший, чуть более авторитарен. Хейно Пуусте — мягче. С ним работала не один год. В Европе, кстати, с тренерами пока легче, чем у нас.
Пуусте — яркий человек, его надо слышать, понять. Порой принять позицию вместо своей, согласиться с тем, что ты чего-то не знаешь. Хейно был необходим для того, чтобы осознать мудрость, которая гласит: «Ты знаток, если ведаешь, чего именно ты не знаешь». Какое-то время мы друг к другу притирались, из-за этого на пик формы вышла не сразу. Но запомнила главное: настоящий тренер советует, направляет, не давит. И чаще последним оказывалось мое слово. Такой гармонии всегда ждешь от наставника.
Соединить в одном тренере терпение первого наставника, фантазию другого, прозорливость третьего — наверное, нереально. И тренер нередко ждет от ученика всех достоинств своих прежних воспитанников, а это может не сбыться.
Вашей предшественницей на российском небосклоне копьеметателей была в 2000-е годы Татьяна Шиколенко. О ней когда-то написали: «Копье — снаряд коварный, быть может, самый коварный из всех. Как заставить его лететь высоко и далеко? Но еще коварнее соперницы». Как ее пример отразился на вашем отношении к смене тренеров, пропускам состязаний и сезонов и прочим «сюрпризам»?
— Татьяну Шиколенко помню. Ее опыт полезен. Серебряная медаль на чемпионате Европы по легкой атлетике в 2000 г. в Будапеште — замечательно. 7 место на Олимпиаде в Сиднее — немало. Верно заметил тогда один из столичных специалистов: кубанская копьеметательница достойна похвалы уже за то, что пробилась в сборную.
О коварстве же снаряда и соперниц можно спорить.
У меня пропуск сезона — в каком-то смысле судьба: в июне 2014 г. я стала мамой, близняшек кормила 8 месяцев.
У двойняшек Киры и Миланы замечательные гены, ведь ваш супруг Дмитрий Тарабин — тоже успешный копьеметатель. Есть ли надежда на спортивную династию?
— Кстати, за Диму переживаю на состязаниях куда больше, чем на своих, и болею безудержно!
Ну а о дочурках… Хотелось бы им ничего не навязывать. Малышки уже личности. Кому что окажется по душе, по делу, по данным — потихоньку будет проясняться.
Вообще им по 2,5 года — не еще, а уже! Это дети ХХI века, нового миллениума — столько успевают… Уже на коньках стоят на льду.
И они такие разные! Милана — блондинка с голубыми глазами, утонченная — может, ей кстати будет бег с барьерами. А Кира — совсем другая: кареглазая брюнетка, крепкая. Она с копьем видится вполне органично.
Причем Кира — сова, а Милана — жаворонок, так что мы с мужем дежурим посменно. И бабушка помогает невероятно.
Обе сестры — любознательные запредельно! Конечно, самое важное — дать им образование. Например, языки желательно изучать с погружением в языковую среду, то есть иметь возможность поучиться и за рубежом. В общем, не спортом единым…
Возвращение после перерыва характерно для легкоатлеток разных эпох. Взять хотя бы нашу изумительную копьеметательницу 1950-х Е. Горчакову. Чем вы порадуете своих поклонников после камбэка?
— Да, интервалы у Елены были любопытные. В 1952 г. в Хельсинки — серебряный призер Олимпиады. А через 12 лет, в Токио, тоже суперрезультат — бронза.
То есть дело не только в свежести. И не в самом опыте как таковом. Важно не отстать от времени.
Тем более в копьеметании. В нем меняются вес снаряда, параметры.
Почему? Вот экстремальный пример: в 1984 г. Уве Хон у себя дома, в ГДР, на популярных и престижных состязаниях «Олимпийский день» метнул копье почти на 105 метров, попал на самый край поля! Здорово? Да, но и опасно: можно пригвоздить даже зрителя. «Поразить» во всех смыслах… Потому вскоре вес и конфигурацию снаряда изменили, сместили центр тяжести.
И в нашем виде перемены постоянны. Не так давно установили вес снаряда для женских состязаний — 600 г. (У мужчин — 800 г.) Прежнее копье было мягче, менее травматично. Центр тяжести был смещен более обманчиво. Материал тоже меняется: вместо стали в свое время утвердили алюминий. Сейчас снаряд из карбона.
Все это надо учитывать по-новому. Оптимальные связки движений различны… Отчасти зависят от того, кого именно нужно одолеть.
Так вот, в Тэгу получилось грамотное вложение энергии, «попадание в копье» — удалось превзойти коллегу в том, что она считала своим суперкозырем.
Для меня сейчас важно, что у нас возможны круглогодичные тренировки, в том числе на Кубани.
Работаю над тем, как выходить в приличную растяжку, чтоб посыл копья шел как дуга с наращенной энергией. Это словно взрывной подъем из мостика — только прицельный.
Планов у меня много. А интеграл — вернуться в активный состязательный ритм. Быть верной себе, став новой.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео