Ещё

Вице-президент «Урала»: «Главное — не вылететь. Тарханову доверяю» 

Вице-президент «Урала»: «Главное — не вылететь. Тарханову доверяю»
Фото: SovSport.Ru
В гости редакции «Советского спорта» заглянул вице-президент «Урала» . Приятно, что его первые «пробы пера» когда-то состоялись именно в нашей газете.
Вице-президент Александр Левин, заглянувший на огонек в редакцию «Советского спорта» — не чужой для газеты человек. И это, мягко говоря. На протяжении 20 лет он работал в журналистике. Выходили его материалы и на страницах нашего издания.
— Первая моя спортивная заметка появилась в «Советском спорте» в 68-69 году. Собкором «Советского спорта» в Свердловской области был Михаил Озерный. Мы все у него учились. Он мне поручил написать про финал «Кожаного мяча» в Свердловске. Нужно было написать репортаж. Из ста строк в газете вышло в лучшем случае строк 15. Но зато была фамилия — А. Левин.
— Растиражировали вас на всю страну. — «Советский спорт» тогда купить было невозможно — либо очень рано утром, либо вообще никак. По подписке даже было сложно его получить. У нас в Свердловске была такая афиша — на стенде вывешивалась газета под стеклом. У стенда с «Советским спортом» собирались все болельщики футбола, хоккея, футболисты даже приходили. Только там можно было почитать.
— Тот номер вы, наверное, хранили? — У меня он даже где-то есть. Наверняка где-то лежит. Первая заметка в «Советском спорте» у меня пропасть не могла. В нашей городской газете я тоже о спорте писал. Первая заметка до сих пор хранится. В спортивном отделе дали задачу написать про стрелковый спот. Тогда я пошел в стрелковую школу. Заметка вышла, как сейчас помню, с заголовком «Где вы, снайперы Урала»?
— Как вы попали в журналистику? — У меня журналистика с детства — отец был военным журналистом. Позже он был ответственным секретарем нашей газеты уральского военного округа. Он меня часто брал на работу — я видел, как он ставит полосу, верстает, вычитывает.
— Расскажите нам про «Урал»? Что весной будет? К чему нам готовиться? — Я по спортивной части не совсем в курсе, но Тарханову доверяю. Я с ним недавно общался. Он говорит, что с командой, которая сейчас собирается (там несколько человек пришли), можно что-то сделать. Сейчас задача простая — главное не вылететь. Точно нельзя быть в двойке, которая вылетает на прямую и желательно не попасть в стыковые матчи.
— Тарханов специалист по этим вопросам. — Да, нас он один раз уже спасал. Каким-то чудом. Я тогда даже уже не верил — мы настолько глубоко внизу были. Он это умеет. Не знаю, даже, как это назвать, приемы у него какие-то, опыт что ли. У меня лично надежда есть. Все должно быть нормально. Успокоил. Если получится, может быть наконец к третьему сбору к ним прилечу — посмотрю, что там вообще происходит.
— Если смотреть на состав «Урала», выделяется один человек, , какой он в быту, в жизни — в Екатеринбурге. — Я не часто с ним пересекаюсь. Несколько раз общались. Никакой звездности у него, как у этих «великих» футболистов. Я это не заметил. Он очень корректный. У него был один инцидент на дороге. Они там с кем-то потолкались. То ли он кого-то подрезал, то ли его подрезали. Он выскочил и начал махать руками. Потом очень переживал об этом. Это единственный случай с ним.
— По клубам не бегает? — Нет. Как-то раз «Урал» делал ему вечер, где он выступал в роли ди-джея, играл в баре, крутил вертушку. Говорят на ура все это прошло — полный бар, довольные болельщики. Деньги, которые собрали — отдали на благотворительность, парнишке. Он, к сожалению умер. Нужна была пересадка костного мозга — не прижился. Беда. Трагедия. Такое бывает. Павлюченко как-то вписался. Что касается дальнейшей жизни, у него контракт кончается. Продлевать его или нет, решится в зависимости от здоровья и того, как он проведет последнюю часть чемпионата.
— По строящемуся стадиону вы можете нам что-нибудь рассказать? — Вы же знаете его историю? Он был великолепно отреставрирован, готов принимать матчи. Но, когда его начинали реставрировать, никто же не мог подумать, что Екатеринбург выберут городом, принимающим чемпионат мира по футболу. Я в администрации губернатора работал еще в те времена, когда Свердловск был полностью закрытым городом. Ни одного иностранца. Стадион начали реставрировать, когда он уже разваливался. Он же был построен в 50-х годах прошлого века, еще пленные немцы строили. В коре в городе появилось американское консульство, а за ним — консульства всех стран «Большой семерки». За США все потянулись.
— Теперь его полностью снесли. — Когда ФИФА сказала, что надо делать стадион на 44 тысячи, пришли к выводу, что лучше все сломать и строить заново. Слышал, что было какое-то решение не ломать, а просто нарастить трибуны. Но там была проблема в том, что ничего не подходило: раздевалки, судейские комнаты, много чего. Легче было сломать и построить новый. Насколько я знаю, строительство стадиона идет в рамках графика, даже с небольшим опережением. В конце 2017 года его должны полностью сдать. Буквально несколько дней назад приезжал  — одобрил ход строительства, досконально все проверил. В самом начале 2018 года «Урал» собирается уже играть на этом стадионе. Будет какой-то матч открытия: национальная сборная, или молодежная.
— Как обстоят дела со всем остальным? Отели, вокзалы… — Мы готовы к чемпионату мира полностью. У нас проходили многочисленные международные события: аэропорт, гостиницы любые от 5 до 2 звезд. Не хватало только стадиона со всей сопутствующей инфраструктуру. Мы реконструируем главный проспект — продлеваем его. Вокруг стадиона будет красивая инфраструктура — он будет напоминать алмаз в кольце. Конечно, 35 тысяч — это слишком много для «Урала». Будем надеяться, что рано или поздно заиграют — все же мечтают о еврокубках.
— Какой спорт в Екатеринбурге идет под номером один? — Пока у нас на первом месте футбол. Просто по количеству зрителей можно посмотреть. Надо понимать еще, что мы играем на «Уралмаше». Там и некомфортно, тужа не каждый поедет — очень сложно добираться. Но я вспоминаю свое детство — билет невозможно было достать. Улица, которая вела к стадиону, была вся в людях, не протолкнуться — транспорт не мог идти, троллейбусы останавливались.
— Это, наверное, те времена, когда люди шли к стадиону, чтобы просто постоять рядом, послушать, как идет игра. — Да, тогда билет невозможно достать было. Помню, когда мы перелазили через забор — мимо милиции, только они отвернутся. А там уже — где сядешь. Главное — туда забежать. Занимали все, скамейки, пролеты, парапеты, около переворачивающегося табло садились — битком было. Говорят традиций нет — есть традиции, глубочайшие традиции.
— Ближайший матч с «Краснодаром»— на Кубок. — Да, нам 28 февраля играть. Мутко показали стадион — весь в снегу. У нас есть манеж, который построен специально для того, чтобы играть в холодную погоду. Мы там уже играли на чемпионат России. Но соперник приезжает и говорит, что не хочет в нем играть, хочет — на воздухе. Но Мутко сказал, что он сертифицирован, что надо играть на нем. Там вместимость 4000 человек — хоть бы столько пришло на игру. Но «Краснодар» не хочет, нет, будем играть на стадионе. Там сейчас мучаются агрономы, пытаются что-то придумать. Очень странная позиция. Зачем играть в мороз? Сейчас у нас морозяка, я улетал — было минус 29 градусов. Какой может быть футбол?! Издайте указ! Пусть у «Краснодара» не будет шанса отказаться играть.
И болельщиков наверное немного будет? — Болельщики страдают. Как прийти на стадион? Это валенки, шарф, шапку, тулуп надевать надо. Ну да, мы организуем чай, кашу, но дело же не в этом. Это же от мороза не спасет. Комфорта нет. Мы же бываем в Европе, видим, какой это праздник. И перед футболом с пивом, сосисками, рульками с семьей посидеть. И ведь не бегают пьяными.
— С чемпионатом наверное как-то полегче? Там же можно обменяться кругами? — И то не меняются. Недавно мы с «Ростовом» играли в декабре. Хотели дома летом играть. Нет. говорит: «Нет и все. Приедем к вам зимой, а вы к нам летом — в жару». В советское время помню первый матч на центральном стадионе играл 2 мая — в праздничные дни. Было уже более или менее тепло. У нас зима где-то в апреле кончается.
— Как в команде отнеслись к атаке по договорным матчам, букмекерам? — Ребят это нервирует, конечно. Им это неприятно все. Чувствую это. Пытаются не обращать внимание. Но, когда играют на сборе с какой-то командой 4:2, а их обвиняют в договорняке — это слишком. Какая-то букмекерская контора. Какой-то казах, знаю, судится. Ему не платят. Суд принял позицию букмекерской конторе, которая говорит, что мы сыграли договорной матч. Это какое-то мошенничество в квадрате.
— Вопросы у букмекеров есть не только к командам? — «Астра» — «Урал». Товарищеский матч. Играют непонятно где. Какие-то судьи левые. Как можно принимать ставки на такой матч. Мне, кстати, говорят, что эти местные судьи сами во всю играют на ставках. Ставят условно на то, что в этой игре будет два пенальти. Или на красную карточку. Потом сами же ставят пенальти, показывают карточки. Что-то в этом есть ненормальное. Где-то «Урал» играл. В матче и нам чистый гол забили, и мы забили. В обоих случаях показали вне игры. Посмотрели на повторе — до вне игры метра два еще. Потом только услышали, что арбитр знал — в этой игре должно быть мало голов. Букмекеры превратили футбол неизвестно во что.
— Сейчас идет падение посещаемости даже по сравнению с тем, что было в России, не говоря уже о Советском Союзе. С чем это связываете? Условия на стадионе? Качество игры? Доступные трансляции? — Все, что вы назвали, конечно, влияет на посещаемость. Но есть еще один момент. Сейчас это слово заездили — патриотизм. Раньше все-таки играли свои. Не иностранцы. Все парни были своими. Все их знали — из соседнего двора. Потом им могли болельщики и напихать по полной. И футболист не мог ничего грубого и гадкого сказать. Это тоже сказывается — непонятно за кого болеть. У меня многие товарищи спрашивают, почему в «Урале» играют футболисты из разных стран? Потому что футбол сегодня в России стал таким. Он границ не имеет — покупаем всех игроков. Но мы не можем тягаться ни с , ни с кем. Другие деньги совсем. А тех, кого воспитываешь — сразу забирают. Парней 12-13 лет уводят. Слышу время от времени, то одного утащили, то другого. Из «Локомотива» приезжают, из , навешали родителям лапшу на уши, сумасшедшие вещи пообещали…
Видео дня. Гребцы из четырех стран примут участие в Московской регате
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео