Ещё

Евгений Ловчев: Раньше не было такой беготни из команды в команду 

Фото: SovSport.Ru
Лучший футболист СССР 1972 года вспоминает предсезонные сборы .
СОЧИ — НЕ ФУТБОЛЬНЫЙ ГОРОД?!
Свой день рождения 29 января я встречал в Сочи. Пригласили руководители края и города на пуск часов, сейчас это модно стало — сколько дней осталось до ЧМ-2018. Оформляю в  рейс, смотрю, все какие-то баулы тащат. Потом до меня дошло: горнолыжники! Сочи — это же теперь центр горнолыжного спорта.
Прилетел туда, мне говорят: «У нас не футбольный город…» «Но, ребята, побойтесь Бога! Я здесь столько пота пролил! На пляже, на центральном стадионе…»
Вспоминаю 1973-й год, 7 марта. Проиграли в Кубке Кубков «Милану» 0:1 на этом стадионе. «Спартак» тогда неважненький был. Но в Италии сыграли 1:1.
Через два года опять таки в Сочи 10 декабря играли с «Миланом» — уже в Кубке , выиграли 2:0, Папаев забил и я. Но перед этим в Италии проиграли 0:4, это была, кстати, «последняя капля» для  — удалили из команды…
Я вспоминаю, как по серпантину, который назывался «Тещин язык», мотались из Сочи в Хосту, в Адлер, в совхоз «Веселое» в Имеретинскую долину — там было знаменитое гаревое поле — в любой дождь сухое. Его называли «Мраморное», оно было на гравии, вода моментально уходила. Там всегда очередь из команд была.
Евгений Ловчев: Последний матч года — за это и посадить могли…
«ПРАВОЙ НОГОЙ НАБИВАЕМ! ЛЕВОЙ!»
В советские времена существовали реперткомы, комиссии — какие-то песни запрещали, спектакли, фильмы… Но ведь был в этом и положительный момент — через этот фильтр халтура не проходила. Такое же было и в футболе. Все тренеры писали свои программы подготовки и защищали ее в федерации футбола СССР. Потом на сборы приезжали комиссии из Москвы — проверяли выполнение плана. В этих программах все было расписано, сколько и когда: кроссы для выносливости, скоростная работа, работа над техникой, над тактикой… Но сначала дыхание восстанавливали, связки и мышцы готовили. И никогда не было, как сейчас, когда на второй — третий день, не подготовив организм, начинают играть! И сборы где-нибудь в Дубаи, в шикарных условиях. Но на сборах надо пахать, преодолевать трудности. Тарасов летом вез свои хоккейные команды в Сочи, селил на 12-м этаже гостиницы и запрещал пользоваться лифтом. И мы в Сочи первые три дня — по лестнице не могли подняться, в туалете с толчка встать трудно — так ноги болели!
Предсезонка длилась четыре месяца! Тренировки — трехразовые. Первая — утром бегали на пляже или по набережной. Вторая — с 11-ти до 13-ти. В пять вечера — третья. Мы пахали и пахали. Два раза успевали войти в форму и выйти. Четыре же месяца готовились!
Работали над техникой. Когда человек выходит из отпуска, если долго не играл — надо «набить» ногу. Вот два человека встают на расстоянии 30-40 метров и друг другу — длинный пас. Сначала — то недолет, то перелет, но скоро глазомер начинает правильно работать, чувство мяча возвращается. У нас Папаев, Коля Киселев такое с мячом вытворяли! брал группу, жонглирование: «Правой ногой набиваем!» «Левой ногой набиваем!» «Руки за спину!»
Ловчев: Не Бесков переделал «Спартак», это «Спартак» переделал Бескова…
«РЕБЯТА, ДОБАВЛЯЙТЕ!»
Контрольные матчи «Спартаку» разрешали играть на центральном стадионе в Сочи. Играли одним и тем же составом, не как сейчас — когда проверяют десятки игроков. Раньше ведь не было такой беготни из команды в команду. Не было и «сыграл чуть хуже — в запас».
Я почему попал в основу в 1969-м — потому что Крутиков получил травму ахилла, только это место и было свободное. Мы тот сезон выиграли практически десятью игроками. Кавазашвили — в рамке. Защитники: Логофет, , сначала был центральным защитником, а потом Коля Абрамов, когда Сереге нос сломали в Минске, я. Три полузащитника: Киселев, Калинов, Папаев. Нападающие: Осянин и Хусаинов. А вот одиннадцатым мог выйти Джемал Силагадзе (он, кстати, из Сочи, как и  — «не футбольный город!») или Витя Евлентьев. Они были нападающими, тогда схема получалась 4-3-3. А если выходил Сережа Рожков, Володя Янкин или Слава Амбарцумян — полузащитники, играли 4-4-2.
Так вот, о сборах 1969-го. У «Спартака» в феврале была поездка на турнир в Иран — Кубок шаха. Матчи — через день. Выиграли турнир, денег заработали государству. Потом на сборах в Батуми встал вопрос: не доработали. И на собрании нам сказали: «Ребята, кому чего не хватает, добавляйте! После тренировки, кому надо скоростную выносливость подтянуть, кому просто выносливость — по кругу бегайте или рывки совершайте! Автобус подождет».
Мы к сезону подошли не в самой высшей физической форме, но так и должно быть. Есть такая теория суперкомпенсации — сейчас ты в оптимальном состоянии, потом где-то к шестому туру команда устает. Идет спад физический. Но затем начинается эта самая суперкомпенсация — взлет. График такой: сначала в гору, потом резко вниз и потом снова крутой подъем выше предыдущей горки… В 1969-м мы стали чемпионами.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео