Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Сергей Шубенков: Бегать красиво, как раньше, я еще не привык

Чемпион мира-2015 в беге на 110 метров с барьерами впервые после 20-месячного перерыва, связанного с дисквалификацией сборной России по легкой атлетике, выступил на международных соревнованиях. На II этапе «Бриллиантовой лиги» в Шанхае он занял пятое место, а по прилету в Москву и рассказал «Советскому спорту», каково ему было выступать под нейтральным флагом.

Сергей Шубенков: Бегать красиво, как раньше, я еще не привык
Фото: SovSport.RuSovSport.Ru

В Шанхае 14 мая победил бриллиант из Ямайки – олимпийский чемпион-2016 (13,09), вторым финишировал серебряный призер Игр в Рио-2016 Орландо Ортега (13,15), третьим – китаец Се Вэньцзюнь (13,31), а действующий чемпион мира Сергей Шубенков пришел к финишу пятым, пробежав дистанцию за 13,35 секунды.

Видео дня

ПРО БЕГ В ШАНХАЕ

– Сергей, вы помните свой последний международный старт перед дисквалификацией? – Конечно, 7 октября 2015 года. Тогда я завоевал золотую медаль VI Всемирных военных игр в Мунгене (Южная Корея). Как напоминание об этом событии моя фотография в ЛФК ЦСКА. Свой результат в Корее не помню, кажется, на уровне того, что я показал сейчас в Шанхае (результат Шубенкова в Мунгнне – 13,43. – Прим. ред.).

– Каковы были особенности подготовки к первому после перерыва международному старту? – Да нет, был обычный подход. Жаль, что бег в Шанхае у меня получился некрасивый, технически грязно исполненный. Результат – 13,35 секунды, точно такой же, с которым я начинал сезон 2015 года, когда стал чемпионом мира. Но тогда бежал я чище. Сейчас при стольких ошибках показать такие же секунды – это оптимистично.

– И говорит о том, что – Силы есть, но бегать красиво, как раньше, я еще не привык. Сейчас наберу соревновательной практики – и, думаю, будет лучше.

– Какие отрезки дистанции в Шанхае вы пробежали особенно некрасиво? – Да везде. Но это с непривычки. Не могу пока собрать свой бег в единую картину. Форму я набрал хорошую, но ее еще надо «разбегать», то есть все, что мы делали со штангой, необходимо превратить в красивый бег. Идеальную форму нужно набрать к чемпионату мира в августе. Сейчас все ради него. «Бриллиантовая лига» – это больше средство подготовки.

ПРО ДОПИНГ И ТЕПЛУЮ ВСТРЕЧУ

– Вы были единственным россиянином на соревнованиях в Шанхае. Сильно волновались перед стартом? – Волнение было, но я старался получать удовольствие от участия в соревнованиях. Ощущения были такие, будто заново начинаю свою спортивную карьеру на международном уровне.

– Как вас приветствовали в Шанхае коллеги-барьеристы? – Все как один сказали: «Сергей, мы рады тебя видеть. Хорошо, что ты вернулся».

– Вы серьезно? – Серьезно. Каждый это сказал. Все в разной степени выразили свою радость: кто-то кинулся обниматься как к родному, кто-то просто сказал: «Welcome back», – но поприветствовали меня абсолютно все барьеристы.

– В том числе олимпийский чемпион ямаец Омар Маклеод? – Да.

– Тема допинга в разговоре с ними не возникала? – Нет. Бег с барьерами – это такой вид легкой атлетики, где допинг практически не встречается. Это марафонцы все между собой «дерутся», а у нас дружная компания.

– В Шанхае допинг-службы вас усиленно контролировали? – «Отконтролировали» как надо. Сразу после финиша вручили бумажку, как повестку в военкомат. Хотя на этапах «Бриллиантовой лиги» допинг-контроль всегда был избирательный, не такой повальный, как на Олимпийских играх. Но я так подозреваю, что теперь ко мне на любых международных стартах избирательность будет особая.

– Вы к этому готовы? – Конечно. Я абсолютно спокойно к этому отношусь. Наоборот, пусть контролируют больше – будет чаще видно, что я чистый спортсмен.

– Это не унижает вас? – Нет.

ПРО РЕВОЛЮЦИЮ В ИНТЕРНЕТЕ И «ПРЕДАТЕЛЬСТВО»

– Стало быть, жить стало легче после того, как вернулись на международную арену? – Жить стало лучше, жить стало веселее. Правда, сейчас ощущаю себя в ситуации «за что боролись, на то и напоролись». С одной стороны, я давно хотел участвовать в международных соревнованиях, а с другой – совсем забыл, что это такое – долгие переезды, подготовка к важному старту. Все это нахлынуло. Конечно, это приятные хлопоты. Сейчас я в Москве – оформляю визу в США на новый этап «Бриллиантовой лиги».

– Когда летите в США? – Через неделю. Старт очередного этапа «Бриллиантовой лиги» в Юджине 26 мая, а мой забег состоится на следующий день.

– Когда вы приняли решение выступать под нейтральным статусом, в интернете, да и в некоторых СМИ из вас сделали антигероя. Называли предателем Родины. – Было так: открыл фейсбук – там революция, закрыл – нет революции. У нас СМИ любят делать сенсации. На скандалах популярность тоже зарабатывается. Только я подал заявку в ИААФ выступать под нейтральным флагом – кто-то рубанул сплеча, помянув меня недобрым словом. Таких людей не много, просто они так громко орут в Сети, что кажется: все такие. Но даже по опросам, которые проводили спортивные журналисты в твиттере, на тот момент подавляющее большинство соотечественников были за меня. Либо поддерживали, либо относились безразлично. Однозначно против моего решения выступать под нейтральным флагом было 13–15 процентов опрошенных. Прошло время, люди поняли, что у российских легкоатлетов тяжелая ситуация, и многие из 15 процентов моих яростных критиков сегодня успокоились. Радует, что наши руководители высказались в поддержку тех, кто подал заявку в международную федерацию легкой атлетики.

– Выступая под нейтральным флагом в Шанхае, какие-то особенные чувства вы испытали? – В «Бриллиантовой лиге» все бегут в спонсорских костюмах, а не в национальных. Поэтому особых эмоций на этот счет не было. Но было немного забавно оттого, что мое выступление под нейтральным флагом порождает ряд организационных коллизий.

– Каких? – Например, перед стартом я пришел забирать аккредитацию, а мне говорят: «Извините, пока не готово, потому что у вас было написано «Россия», а мы теперь «Россия» на аккредитации писать не можем». Подготовили для меня другие три буквы: не «RUS», а «ANA» – Authorized Neutral Athlet («Авторизованный нейтральный атлет»). Еще один забавный эпизод. Ведущий соревнований представлял в Шанхае спортсменов перед забегом. Этот, говорит, спортсмен из Ямайки, этот из США, а этот И – оп! – осекся на моем представлении и давай следующего представлять. Вот такие накладки возникают, чисто технические.

ПРО БАРНАУЛ, ФУТБОЛ И МАРАФОНЦА

– Вы же сибиряк. С Алтая. Дома, в Барнауле, готовились к «Бриллиантовой лиге»? – Да. В Барнауле, может, и нет такого классного манежа, как в ЦСКА, но самое главное, что там дом, семья, друзья, тренер. Когда надо, мы выезжаем для усиленной подготовки куда-то еще, но в основном я готовился дома.

– В Барнауле есть футбольная школа. Среди ее воспитанников такие известные игроки, как братья Смертины, – Сейчас еще молодой играет в «Ростове»

– И даже в сборной России. А с Алексеем Смертиным вы знакомы? – Конечно.

– Это правда, что, глядя на вас, он начал марафоны бегать? – Не знаю, из-за меня ли, но марафоны он действительно стал бегать, а я бы никогда

– Почему? – Ну, очень длинная дистанция. Хотя жутко интересное занятие. В прошлом году я принимал участие в благотворительном забеге Wings For Life в Коломне.

– Сколько пробежали? – Там была неограниченная дистанция. Все участники стартуют, через полчаса за ними выезжает автомобиль, который постепенно набирает скорость – от 10 км/ч до 35 км/ч. Когда с тобой автомобиль поравнялся, тогда ты и закончил бег. По-моему, победитель пробежал тогда около 90 км.

– А вы? – 10.

– Почему вы бросили футбольную секцию в детстве? Играли бы себе в «Челси», как ваш земляк Смертин – Нет. В «Челси» бы точно не заиграл. Занимался я футболом три года в «Динамо», начал еще в первом классе.

– Почему повесили кеды на гвоздь? – Не получалось просто. В легкой атлетике получаться стало сразу, а в футболе за три года так ничему и не научился. Еще и с коллективом ужиться не мог. Мне тогда учиться нравилось – получал одни пятерки, а у футболистов был один мяч в голове.

– То есть вы не командный игрок. – В детстве – да. Не был командным игроком.

– Учеба на одни пятерки – прямая дорога к красному диплому – Нет, потому что под конец учебы серьезно уже погрузился в легкую атлетику. Хотя мог, если бы захотел. Да и до золотой медали в школе я не добежал.

– Дайте свой прогноз: когда всем российским легкоатлетам дадут зеленый свет на международной арене и позволят выступать под российским флагом? – До последнего момента я не брался делать прогнозы даже по поводу своего участия в международных соревнованиях. Весь 2016 год я говорил: не может быть такого, чтобы целую страну не допустили к Олимпийским играм. В итоге страну допустили, но наших легкоатлетов решили убрать. До последнего не верил, что такое может быть. Президент IAAF Себастьян Коу в 1980 году стал олимпийским чемпионом в Москве. Тогда он сам попал под бойкот, но все-таки приехал в СССР, чтобы выступить на Олимпиаде. Год назад я думал: как он может лишить спортсменов олимпийского шанса? Оказалось, спокойно.

– Вам сейчас 26 лет. Следующие Игры в 2020 году, когда вам будет 30 – Олимпийские медали в этом возрасте можно выигрывать. Да, ямаец Маклеод еще моложе меня. Хороший возраст барьериста для побед – 26–27 лет. Но и те, кому за 30, побеждают.

– Вы понимаете, что сейчас являетесь лицом российской легкой атлетики? – Да. Но моя коллега Мария Кучина, которая теперь носит фамилию Ласицкене, разделяет ответственность – не все мне вывозить.

– За другими видами спорта следите? – Краем глаза. В Шанхае из темы хоккея я немножко выпал. Знаю, что наши ребята пока всех побеждают. До поездки в Китай два матча чемпионата мира по хоккею успел посмотреть в Барнауле. Мне было жалко свою жену, потому что она уж очень сильно переживала за наших хоккеистов. Когда играли с Германией, хотела выключить телевизор на третьем периоде. Но спорт для этого и существует – ради эмоций, настроения.

– Знаете о том, что лицо российского хоккея на чемпионат мира в Германию не поехал? – Насколько я понимаю, чемпионат мира в хоккее – не самые важные соревнования. Главное, как выступят наши хоккеисты на Олимпийских играх в Пхенчхане. Александр Овечкин говорит, что «поедет на Олимпиаду, несмотря ни на что». Это вселяет оптимизм. Кстати, после того как я выиграл чемпионат мира в 2015 году, Овечкин меня сразу же узнал на спортивной базе в Новогорске. Можно сказать, сам подошел ко мне сфотографироваться.

– А как было на самом деле? – Это я подошел к нему сделать селфи, он меня узнал и попросил о том же.

– Действительно, зачем вам футбол, если на «Бриллиантовой лиге» можно хорошо заработать – Все относительно. За первое место на этапе «Бриллиантовой лиги» спортсмен получает $10 тыс., за второе место – $6 тыс., за третье – $4 тыс. Все оплачивается до восьмого места. Но не на всех 14 этапах «Бриллиантовой лиги» проводятся забеги на 110 метров с барьерами. Например, 5 мая на первом этапе «Бриллиантовой лиги» в Дохе этой дистанции не было в программе соревнований. Поэтому я туда не поехал. Всего семь этапов приносят очки в общий зачет по итогам сезона. Но есть свои нюансы. Например, в конце мая я поеду в Юджин, но результаты этого этапа не пойдут в общий зачет. Спортсмены не получат очки за этот старт, но заработают деньги.

– Выходит, барьерист в «Бриллиантовой лиге» может заработать за сезон около $70 тыс.? – Плюс бонус $50 тыс. за первое место в общем итоговом зачете. Но, например, за победу на чемпионате мира Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) платит $60 тыс.

– Минус налоги – Конечно. Дерут в каждой стране, но по-разному: где-то 0%, а где-то 30%. Еще спортсмену надо не забыть поделиться призовыми деньгами с менеджером, с тренером