Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Чемпионат Европы по футболу 2020

До Кузнецова «Трактор» потерял Войнова, Ничушкина и Бурдасова

Не утихают разговоры о том, что владельцем прав на станет СКА. «Трактор» на этой сделке может заработать 150 млн рублей. Как поступить уральцам? Бывший вице-президент клуба считает, что эта сделка будет выгодна «Трактору», а Кузнецову, если тот решит вернуться в Россию, нужно играть в такой сильной команде, как СКА. Если этот обмен состоится, то Кузнецов станет уже не первым воспитанником «Трактора», права на которого челябинский клуб продал или просто утратил. Челябинск обладает, пожалуй, сильнейшей в стране хоккейной школой, но далеко не всегда её выпускники играют в родном городе.
До Кузнецова «Трактор» потерял Войнова, Ничушкина и Бурдасова
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
Видео дня
Если с кем и сравнивать случай Евгения Кузнецова, то с историей Вячеслава Войнова. Тем более что и клуб замешан один и тот же, с названием из трёх букв. Кузнецов, конечно, не коротал месяцы в американской тюрьме и не был дисквалифицирован в НХЛ, но в остальном параллели напрашиваются. На момент, когда возвращение челябинца на родину становится возможным, у «Трактора» не оказывается денег на него, зато тут как тут появляется СКА. Когда у Войнова попросту не осталось вариантов, кроме как вернуться в Россию, руководство Челябинской области даже раздумывало над его приглашением, но в итоге было принято решение продать права на двукратного обладателя кубка Стэнли. Тем более что и сумма компенсации выдалась роскошная — 200 млн рублей. Вот и сейчас «Трактор», договорившись с питерскими «армейцами», может оказаться в выигрыше. 150 млн рублей – это пусть и меньше, чем то, что было заплачено за Войнова, но нынешние требования Кузнецова уральскому клубу всё равно не потянуть. Вот и получается, что «Трактор» встаёт перед дилеммой: либо быть гордой, но бедной собакой на сене, либо заработать на игроке, который если и вернётся в Челябинск, но на закате карьеры.
Весной 2013 года не было в российском хоккее более обсуждаемой фигуры, чем Валерий Ничушкин. Совсем ещё молодой парень, о котором за год до этого знали только специалисты, начал клепать тачдауны в плей-офф. Пока он играл за «Трактор» в финале Кубка Гагарина, его терпеливо ждали в Сочи на юниорском чемпионате мира. И как раз когда он был в будущей олимпийской столице, громыхнула новость: «Ничушкин продан в «Динамо»!». Якобы цена вопроса составила $ 10 млн – сумма даже по тому курсу шокирующая. Валерий, как и его окружение, был в шоке. Самого перспективного хоккеиста страны продали в стан соперника по финалу без его ведома. В действительности сумма компенсации «Трактору» была значительно меньше, а движущей силой сделки стали бизнес-интересы губернатора Челябинской области . По любопытному стечению обстоятельств на форме «Динамо» вскоре появилась реклама , к которой Юревич имеет непосредственное отношение. За бело-голубых Ничушкин не сыграл ни матча, отправившись покорять НХЛ, зато когда ЦСКА пожелал его вернуть на родину, на трансфере заработало уже «Динамо» и осталось в плюсе.
С Дадоновым произошла, в общем-то, хрестоматийная для челябинских воспитанников история. Когда настало время возвращаться из-за океана на родину, он оказался не нужен родному клубу. По крайней мере, за те деньги, что требовал он и его агент. Форвард, разрывавшийся три года между НХЛ и АХЛ, оценивал себя в 50 млн рублей. Наставник «Трактора» считал эту сумму для 23-летнего форварда завышенной. Тем более что раньше Белоусов с Дадоновым не работал. Зато в Донецке, где на тот момент строилась амбициозная команда, готовы были раскошелиться. , в отличие от Белоусова, прекрасно знал возможности молодого нападающего. Дадонов оправдал вложения и дорос до звезды КХЛ, успев поучаствовать в Кубке мира. А повтори «Трактор» тогда предложение «Донбасса», он до сих пор мог бы играть в Челябинске
Когда Бурдасов после трёх сезонов в составе родного «Трактора» перебрался в СКА, ему в спину бросали обвинения в алчности. Якобы погнался за длинным рублём, согласившись на контракт в 50 млн рублей. С одной стороны, для игрока четвёртого звена, коим Бурдасов был в «Тракторе» Белоусова, это действительно немалая сумма. С другой стороны, он – чемпион мира среди молодёжи – получал в Челябинске жалкие пять миллионов. В то же время другого героя Баффало Евгения Кузнецова осыпали новым контрактом, всеми силами удерживая в клубе. Контраст в отношении к двум воспитанникам просто колоссальный. Жизнь показала, что Бурдасов если и не встал на одну ступень с Кузнецовым, то уж точно оказался недооценён в Челябинске. Кубок Гагарина, выигранный им со СКА, и достойный контракт от ЦСКА, вдвое превышающий тот, из-за которого он однажды покинул «Трактор», говорят сами за себя.
Когда-то этот фактурный нападающий считался одним из лучших игроков страны 1993 г.р. наряду с . Максиму выдавали щедрые авансы, но процесс перехода из молодёжного хоккея во взрослый затянулся. Когда казалось, что он должен сделать шаг из «Челмета» в «Трактор», его опередил Валерий Ничушкин. Форвард, который младше Шалунова на два года, попал в основу в обход очереди. Белоусов рискнул и не прогадал – это был год Ничушкина. Шалунов же рванул за океан, а когда вернулся, то права на него без особых сожалений сменяли на . В результате тройного обмена Максим оказался в «Сибири», дорос до сборной и был продан в ЦСКА за сумму свыше 100 млн рублей. Костромитин, к слову, тоже челябинец, следующий сезон начнёт в «Ладе».
Как и Шалунова, этого челябинца «Сибирь» продала за немалые деньги в ЦСКА, погасив тем самым многомиллионные долги. Шумаков отыграл в системе новосибирского клуба шесть сезонов, дебютировал в национальной команде и с чистой совестью отправился на повышение. Что же в своё время за него получил «Трактор»? В Челябинске парня, который по детям играл в одном звене с самим Кузнецовым, попросту забраковали. Причём сделали это ещё раньше, чем с Шалуновым. После одного сезона за «Белых Медведей» Сергея с его другом отпустили на все четыре стороны, позволив самостоятельно искать новую команду. Всплыв в Оренбурге, он достаточно быстро привлёк внимание скаутов «Сибири» и теперь приезжает в родной город только на время отпуска.
После финала Кубка Гагарина, проигранного «Динамо», в стан соперника отправился не только Ничушкин, но и Максим Карпов. Он играл вместе с Ничушкиным в одном звене и наряду с более молодым напарником был ударной силой «Трактора» в плей-офф. Бело-голубые выложили за него выбор на драфте и денежную компенсацию. , на тот момент генеральный директор клуба, уверял, что Максим всё равно бы покинул клуб по истечении контракта. Мол, «Трактор» выжал из ситуации хоть что-то. Как было на самом деле, знают немногие. По одной из версий в переходе Карпова в «Динамо» был замешен всё тот же Юревич, связанный с руководством «Динамо» финансовыми интересами. Как бы то ни было, за эти годы Максим стал лидером московского клуба, а в минувшем плей-офф даже разродился хет-триком в ворота СКА. «Трактору» такого снайпера ох как не хватает.
Потеря Основина – самый свежий пример того, как «Трактор» упускает своих воспитанников. Правда, обвинять руководство челябинского клуба во всех грехах мы бы не спешили. Всё-таки бороться с ЦСКА на их территории, то есть пытаться перебить предложение по зарплате, миссия почти невыполнимая. «Трактор» не стал ввязываться в гонку вооружений и отпустил Вячеслава в столицу. Вот только что-то нам подсказывает, что как и в случае с Бурдасовым, Дадоновым и другими блудными челябинцам, руководство клуба потенциал Основина недооценило. Сезон, проведённый под руководством , не задался у многих, и делать по нему далеко идующие выводы вряд ли стоит. Смеем предположить, что через пару лет сумма, которую «Трактор» не захотел давать Основину, будет выглядеть вполне приземлённо.