Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Интервью с Алексеем Евсеевым – о «Зените», Радимове и Луческу

«Луческу на меня не рассчитывал»
Интервью с Алексеем Евсеевым – о «Зените», Радимове и Луческу
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
— Год назад вы сказали: «Уйти куда-то — самое простое. Нужно бороться за своё место в до конца». Когда для вас наступил этот конец?
— В основе «Зенита» уже много лет нет своих воспитанников. Возможно, молодые недоработали, но немногие из них получили свой шанс. В этом сезоне я попадал в заявку главной команды всего дважды: на Суперкубок с ЦСКА и на игру с «Уфой».
Когда вернулся из молодёжной сборной после матчей с немцами и финнами, мне сказали, что с основой я больше не тренируюсь. Это решение Луческу, который на меня не рассчитывал и не хотел, чтобы я играл. Хотя до отъезда в сборную в общении с ним, вроде бы, всё было нормально.
После смены руководства клуба и прихода Манчини со мной никто не общался. Может, оно и к лучшему, потому что мне нужен был новый вызов. У меня закончился контракт с «Зенитом», и хорошо, что теперь я в «Урале». Большое спасибо моим представителям, Ираклию Гегечкори и , а также всем причастным к этому переходу людям. Плюс хочу поблагодарить всех тренеров, с которыми я работал в «Зените». Вы дали мне очень многое, я вас никогда не забуду.
— У вас есть понимание, почему так мало воспитанников играет за «Зенит»?
— Наверное, дело в доверии. Я бы посоветовал ребятам, у которых на руках предложения от других команд, обязательно поговорить с главным тренером «Зенита» и с руководством клуба. Важно понять, нужен ли ты здесь и сейчас или на тебя рассчитывают в будущем. У игрока может быть хорошее предложение, а он остаётся и в результате играет в ФНЛ.
Примерно каждое трансферное окно у меня были какие-то варианты в РФПЛ, но всё время я думал: «Ну, всё, я понравился главному тренеру, сейчас он даст мне шанс». А может, тренер в этот момент про себя повторял: «Ну, когда уже этот уйдёт, чтобы глаза не мозолил?». Нужно было подойти и спросить в открытую — что и как. В этом нет ничего зазорного, всегда можно поинтересоваться через помощника: «Можно ли поговорить с главным тренером?».
— У вас такие разговоры с кем-то из тренеров «Зенита» были?
— Один раз, с Виллаш-Боашем. Спросил у него: «Что лучше делать?». Он ответил: «Сейчас такой период, что лучше поехать в аренду». Я собрался, но потом решил, что лучше проведу полгода в «Зените-2» и затем вернусь в главную команду. Так и случилось: я стал играть за «Зенит-2», много забивал и Боаш вернул меня в основу.
Он стал мне доверять, чаще выпускал на замену, но потом случилась неприятная травма в матче с «Тереком». Если честно, не хочется вспоминать тот эпизод. Там был игровой момент, я просто не увидел соперника, который бежал сбоку. Возможно, сказался недостаток опыта в играх на уровне РФПЛ. Мяч отскочил ко мне, я видел только двух игроков перед собой. Хотел сильно ударить по нему, а получилось — по Рыбусю. От боли помутнело в глазах, на ногу не мог наступить.
Меня увезли в больницу. Когда боль чуть подотпустила, подумал: это не перелом. К сожалению, худшие опасения подтвердились. Было обидно за красную карточку, в моих действиях не было злого умысла. На следующий день услышал ото всех слова поддержки, в том числе от Боаша и капитана команды Данни. Все говорили, что ждут меня в основе, главное — быстрее восстановиться.
«После слов бегали как ужаленные»
— В «Зените-2» вы поработали с Владиславом Радимовым. Как бы вы его охарактеризовали?
— Очень требовательный человек, никому не даёт спуску. Если он что-то сказал, нужно исполнять в точности. Помню, однажды при достаточно неплохой игре мы уступали «Тамбову» 0:2. В перерыве Владислав Николаевич зашёл в раздевалку и довольно жёстко объяснил, что не так и почему. Мы вышли на второй тайм и забили три мяча. Правда, в добавленное время пропустили гол и упустили победу, но тот разговор всё равно надолго останется в памяти. К сожалению, не могу привести его дословно, но поверьте: после таких слов кто угодно побежит вперёд как ужаленный.
Или ещё был случай на зимних сборах. Мы проиграли несколько матчей, в том числе клубу из третьей испанской лиги. Радимов собрал ребят, весь тренерский штаб и сказал: «Кто не будет выкладываться на 100 процентов, играть не будет!». Все сразу включились, забегали — и это дало результат. В тот момент нужно было встряхнуть команду, всё было сделано правильно и очень вовремя. Радимов всегда чувствует, если что-то идёт не так и надо серьёзно поговорить. Ещё отмечу, что у него очень интересные тренировки. Даже беговая работа всегда строится через мяч, а это важно для футболистов.
— Молодых россиян иногда обвиняют в нежелании ехать в средние европейские чемпионаты. У вас были такие предложения?
— Может быть, предложения и были, но я о них не слышал. Вообще, считаю, что, к примеру, чемпионаты Чехии или Польши не сильнее российского. Условно, пражская «Спарта» поборется за место в восьмёрке, но остальные чешские и польские клубы не выше классом команд Премьер-лиги. Проявлять себя нужно здесь и сейчас, на данный момент — в «Урале». В том числе ради того, чтобы попасть в сборную и, быть может, поехать на чемпионат мира — 2018. Для меня это — главная цель.
— В 2013-м вы ездили на просмотр в Голландию, в «Витесс». Почему не остались там?
— По сути, там уже был сформирован состав, когда я приехал. У нас только начался перерыв, у них он уже заканчивался. Приехал туда за неделю до старта сезона в Лиге Европы, и мне сразу сказали: «О’кей, мы тебя берём. Но ты пока за «Витесс-2» поиграй». Я подумал: «Какой смысл играть за голландскую «молодёжку», если можно выступать за «Зенит-2»?» Поэтому и не получилось.
«Надеюсь, стану лучшим в «Урале»
— Как расцениваете переезд в Екатеринбург?
— Шаг вперёд. Сделаю всё, чтобы проявить себя в Премьер-Лиге и помочь команде побеждать. Конечно, тяжело оставлять родной Питер. Но что поделать? Надеюсь, времени скучать не будет, полностью отдамся футболу. Ни капли не жалею об уходе, потому что перешёл в хорошую команду. Вскоре планирую перевезти в Екатеринбург семью: жену и дочь. Супруга поддержала мой выбор, понимая, что мне нужно расти как игроку. На сборах уже тренируется Юра Бавин, с которым мы вместе играли. Но о клубе поговорить ещё не успели — он тоже только недавно присоединился к команде.
— «Зенит» всегда претендует на чемпионство, а перед «Уралом» такая задача никогда не стояла. Это соответствует вашим амбициям?
— Я хочу быть игроком высшей лиги, а не ФНЛ. Ни за что не скажу, что «Урал» — слабая команда. Она пытается побеждать в каждом матче: в прошлом сезоне дошла до финала Кубка России. Серьёзную роль сыграла и личность главного тренера. Тарханов ставит интересную игру, любит работать с молодыми. Для меня лучше, когда тренер кричит, рвёт и мечет, чем когда спокойно сидит.
И ещё я не понимаю тренеров, которые не празднуют гол вместе с командой, а сразу начинают разбирать ошибки и объяснять, кто и что сделал неправильно. Так было при Луческу. Мне нравится, когда человек полностью отдаётся футболу — это заряжает положительными эмоциями. Президент «Урала» тоже всегда в игре: постоянно находится на тренерской скамейке, близок к команде. Это был ещё один дополнительный фактор при выборе в пользу «Урала».
— Чего лично вы ждёте от выступления за «Урал»?
— Прежде всего, я хочу играть и побеждать вместе с командой в каждом матче. Это банально и очевидно, но без этого нет смысла выходить на поле. Как может быть по-другому? Естественно, в мою задачу входит забивать мячи, причём как можно больше. Пока мой максимум — 17 голов за сезон, но это в ПФЛ. Смолов забил 18 и стал лучшим бомбардиром РФПЛ. Думаю, 20 голов — это то, к чему стоит стремиться. Хотя забить и пять в Премьер-Лиге будет непросто. Всё-таки я не нападающий. Но если не ставить перед собой максимальные цели, тогда зачем всё это? Я максималист по натуре, всегда хотел быть лучшим. Надеюсь, смогу стать лучшим в «Урале».