Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Чемпионат Европы по футболу 2020

Любомир Вишнёвски – об Овечкине, Дацюке, автомобилях и КХЛ

Легендарный 41-летний словацкий защитник поведал, чем занимается в настоящее время, сравнил НХЛ и КХЛ, объяснил свою любовь к автомобилям и назвал хоккеиста, против которого ему было сложнее всего играть.
Любомир Вишнёвски – об Овечкине, Дацюке, автомобилях и КХЛ
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
«Ещё до конца не определился, хочу ли я продолжать работать тренером»
— Любомир, вы начинали свою карьеру НХЛ в «Лос-Анджелесе». Как удалось миновать фарм-клуб и сразу заиграть за основную команду? — За океан я переезжал не в 18 лет, а уже сложившимся хоккеистом. За моими плечами было шесть чемпионатов мира и шесть сезонов в словацкой Экстралиге. К тому же, в ней я достиг отличных результатов. Но главным фактором было то, что у меня все получилось на предсезонных тренировочных сборах. «Кингз» провели девять игр, и я принял участие во всех. Последний предсезонный матч мы проводили в Лас-Вегасе с «Колорадо», мне удалось забросить шайбу между ног. Именно после этого матча принималось решение — я или , кто из нас останется в команде и, к счастью, выбрали меня. — После семи сезонов в «Лос-Анджелесе» вас обменяли в «Эдмонтон». Как отнеслись к переезду из солнечной Калифорнии? — Признаюсь, было два фактора, из-за которых я не был склонен к этому переходу. Незадолго до обмена в «Эдмонтон» я подписал пятилетний контракт с «Кингз», в котором был пункт о запрете на мой обмен. Однако представители клуба за несколько часов до вступления контракта в силу обменяли меня. Мне пришлось лично, с самого начала, договариваться об условиях нового контракта. Вторым фактором, который имел серьёзное значение, было то, что мы переезжали из Лос-Анжелеса, одного из лучших городов для жизни. Причём, переезжали в северный город, который, разумеется, отлично подходит для хоккея, но для семейной жизни больше подходит солнечная Калифорния. Я помню случай, когда родился мой первый сын, температура воздуха не поднималась выше отметки -37 градусов. Нам приходилось гулять с ним в гараже, потому что на улицу было просто невозможно выйти.
— Год назад вы закончили карьеру хоккеиста. Сейчас работаете тренером в сборной Словакии. Как вам новая должность? — Да, это правда, я помогал новому тренерскому штабу на первом сборе, однако пока что не подписывал никаких контрактов с федерацией. Речь шла о моей помощи в двух товарищеских играх с Чехией. Для меня это был огромный опыт и что-то совершенно новое. Я не был на льду, а стоял и наблюдал за игрой под другим углом — с позиции тренера. Но я еще до конца не определился, хочу ли я продолжать работать тренером. К сожалению, надо признать, особенно в индивидуальных действиях у нас нет того высокого уровня, который был ещё недавно. Для возвращения в элиту нам надо пройти долгий путь, хотя уже сейчас можно отметить позитивные изменения, начинают продвигаться проекты, которые способны вернуть наш хоккей на свое законное место. — Какие проекты вы имеете в виду? — Один проект, в котором я принимал участие, был в сотрудничестве с моим хорошим знакомым и по совместительству директором тренировочного диагностического хоккейного центра HDC Slovakia . Мы помогали словацкой сборной до 18 лет. Ко мне обратились в августе, и мы начали работу с молодыми игроками сборной. Для этих ребят действительно было здорово, что в течение всего года они были вместе и для них были созданы специальные условия. С игроками занимались высококвалифицированные тренеры, которые использовали фантастические условия для тренировок, обеспеченные словацкой федерацией хоккея и хоккейным центром HDC Slovakia. В этом центре мы занимались с игроками и улучшали их физические данные, технику действиями на льду, проводили ментальную работу и учили их общаться со СМИ. И действительно, в течение всего года парни получали лучшее, что может предложить Словакия. Была создана целая команда специалистов, которая вывела ребят на совершенно иной уровень их индивидуальных способностей. Теперь все зависит лишь от них самих – как они это используют в своей карьере. — А какой был результат? — Результат этой работы вы могли видеть на юношеском чемпионате мира для сборных до 18 лет. Выступление наших ребят отвечало самым жёстким критериям. Мы провели равные матчи против Канады, Финляндии, а в четвертьфинале, к сожалению, уступили в овертайме российской сборной, показав очень качественную игру. Если бы удача была на нашей стороне, мы могли бы пройти еще дальше. Но, как я уже сказал, подтверждается правило — когда вы работаете и следуете определенной системе, можно играть на равных и против фаворитов. — Значит, проект сборной до 18 лет был успешным? Но вы сказали, что есть и другие проекты, какие? — Разумеется, уже упомянутый хоккейный диагностический тренировочный центр HDC Slovakia проделывает отличную работу по воспитанию молодых талантов. Там была создана комплексная модель индивидуальной подготовки игрока, которая уже сейчас приносит результаты. Как я уже говорил, сейчас у словацких хоккеистов не такой уровень индивидуальных способностей, как был раньше, и именно такие центры могут это изменить. Поэтому и я решил построить тут, в Братиславе в районе Рача, большой хоккейный центр. К сожалению, из-за бюрократии мы еще не начали строить. Это парадоксальная ситуация – деньги есть, проект словацкому хоккею пойдет только на пользу, а мы уже два года получаем различные разрешения на стройку. Но я верю, что это не продлится больше года и мы начнем строить. Также я надеюсь, что во всей Словакии количество таких центров начнет только расти. Именно такие центры могут обеспечить качественное развитие индивидуальных способностей у хоккеистов. — Ситуация с бюрократией как в России? — Да (смеётся). — В будущем мы ждём большой хоккейный центр и школу Любомира Вишневски? — Да, именно так.
«В НХЛ есть стратегия звеньев команды. В КХЛ игра более свободная»
— Многие игроки НХЛ возвращаясь в Россию жаловались, что тренеры их переучивали, заставляли играть в другой хоккей. Вас это коснулось? — Да! С данной проблемой я, к сожалению, столкнулся. Были тренеры, которые говорили мне, что я должен играть по-другому. Но я относился к этому со своей позиции и старался доказать тренеру, что я в команде, именно благодаря своей игре и навыкам. Был момент, когда тренер просил меня постоянно сражался с игроками, но надо учитывать, что я не высокий игрок и не был силён в том, чтобы постоянно идти в стык. У меня были сезоны, когда я становился лучшим бомбардиром среди защитников. — Вы играли и в НХЛ, и в КХЛ. В чём видите главное отличие между этими лигами? — Обе лиги очень качественные и, в то же время, очень разные. Играть в НХЛ – это мечта каждого хоккеиста, но надо отметить, что и у КХЛ очень высокий уровень. Первое отличие, которое почувствует каждый игрок – это маленькие площадки. Всегда надо помнить, что, обыграв одного-двух игроков, на подмогу сразу подоспеет третий, который тебя собьет и отберёт шайбу. Парни об этом всегда помнят. Сделаешь так раз, другой, а после тех силовых, которые получишь, потом свою игру переосмыслишь. К тому же, в НХЛ в каждой смене ты должен выкладываться на все сто. В НХЛ есть стратегия звеньев команды. Первое и второе звено должно делать результат, третье звено – играет от обороны, а четвёртое звено выходит на площадку и буквально выносит тебя со льда. В КХЛ игра более свободная. Российские игроки очень техничны. Играются с шайбой, держат ее как ключик на шее, и их игра – действительно красива в глазах болельщика. Но там есть матчи очень качественные, а есть – ниже среднего. Сыграв матч хорошо, если говорить по-русски, можно филонить. В НХЛ вы такого не увидите. Конечно, в некоторых играх в НХЛ игра как таковая может быть менее качественной, но отдача всегда стопроцентная. В КХЛ могло случиться, когда у игроков не шла игра и хоккеисты опускали руки и не продолжали биться до конца.
Следует отметить, что НХЛ – это бизнес, продажа прав показа на ТВ, продажа билетов – 80$ средняя цена, менеджеры знают, как заработать денег. В КХЛ, к сожалению, другая система, стоимость билетов совершенно иная, болельщики не тратят столько денег. Конечно, есть такие команды, как ЦСКА, СКА, «Ак Барс», магнитогорский «Металлург», «Динамо» Москва – это клубы, которые тянут лигу, но все деньги, которые на это тратятся идут не из заработка клуба, а от какого-то человека – это большой показатель разницы между КХЛ и НХЛ. — Как экс-игрок наблюдаете ли за их играми? — В этом сезоне я ещё не был на матче именно на стадионе, но по телевизору смотрю. У меня семья, дети, стараюсь на них тратить всё своё время.
«Я с удовольствием играл с Россией, помню матчи нашего золотого поколения»
— Вы участник четырёх Олимпиад. Но есть сборная Канады, которая всех обыгрывает, берёт три подряд золота на ОИ, побеждает на Кубке мира-2016. Что в Канаде делают иначе, раз никто не может её победить? — Канада – это колыбель хоккея. У них отлично выстроена система подготовки игроков. У них в стране – 650 тысяч хоккеистов и Федерация хоккея держит их под своим контролем. В Канаде сильные молодёжные лиги и, само-собой, у них есть НХЛ – это сон, мечта любого хоккеиста. В этой лиге играют примеры для подражания и кумиры молодых игроков, за которыми они могут наблюдать в живую. В Европе же проблема, что если игрок забросит за сезон 20 шайб, то он сразу уезжает за границу. В итоге молодым хоккеистам не у кого учиться. Другим фактором является то, что канадские игроки чрезвычайно дисциплинированы во время матча. Они не подвержены стрессу на льду, даже когда до конца матча осталась одна минута. Я помню овертайм в финале Олимпийских игр в Ванкувере с США. Канада играла в свою игру и ждала ошибки соперника. Это большая разница, например, по сравнению с дисциплиной у русских игроков. Я помню матчи нашего золотого поколения со сборной России. Признаюсь, я с удовольствием играл с Россией. Даже когда мы случайно забивали гол, все игроки соперника пытались взять на себя ответственность и играли слишком индивидуально. А результатом было то, что сборную России, пусть и немного раз, но всё же мы смогли победить. Например, на Олимпиаде в Ванкувере или Турине, где в обоих случаях у россиян был звёздный состав. — Как участник двух Кубков мира за прошедшим в 2016 году наблюдали? Стало ли удивлением, что сборная Европы дошла до финала? — Сборная Европы была недооценена. Мне кажется, что отношение к этой команде со стороны соперников им как-то помогло. Да, в начале результат был не лучшим, но игроки понимали, что у них есть потенциал, который они могут реализовать. В итоге они смогли дойти до финала. С одной стороны, может и жаль, что они не смогли выступить за свою сборную, да и у Словаки уже не такой сильный состав. — Может, надо было пригласить на должность главного тренера? — У нас нет денег для такого специалиста. Сейчас генеральный менеджер всех сборных – , я думаю, что у него был разговор с многими тренерами из Канады, и он выбрал Крэйга Рэмзи. Не стоит забывать, что у федерации есть определённый бюджет, в который надо уложиться. — Удивились, когда узнали, что игроки НХЛ не поедут на ОИ? — НХЛ – это своя лига со своими правилами. Я сам помню календари в олимпийские сезоны, когда из-за перерыва ты играешь по четыре игры в неделю – это очень тяжело, много игроков получают травмы. Беттмэн это всё видел и понимал, что ему нужны здоровые хоккеисты, готовые играть в НХЛ. С точки зрения бизнеса ему не выгодно отпускать игроков, и он принял решение, что после Кубка мира Олимпиада ему не нужна как турнир.
«Заканчивал карьеру с сотрясением мозга и переломом позвонков»
— На предстоящей Олимпиаде Россия и Словакия встретятся на групповом этапе. Учитывая удачную игру словаков на групповых этапах, есть шансы, что Россия проиграет? — Ситуация такая, что сборная России очень сильная. Есть тренер, который может объединить их индивидуальное мастерство в единую команду. У сборной Словакии будет задача усложнить и доставить хлопоты сильным сборным. В 2012 году, когда сборная Словакии играли в финале против российской сборной, и на том чемпионате мира состав России был невероятно сильным, мы проиграли по всем статьям.
— Многие игроки НХЛ на закате своей карьеры, пытаются найти команду, которая борется за кубок Стэнли. У вас не получилось с таким клубом договориться? — Я помню ситуацию с Рэйем Бурком, мы как раз проиграли его «Колорадо» во втором раунде плей-офф. Когда я заканчивал карьеру, у меня были очень серьёзные травмы – сотрясение мозга, был перелом трёх позвонков. Руководство команд мыслило иначе, клубы делали ставку на молодых игроков. Сейчас уже всё не так, может лет 10 назад, игроки, которые своё отыграли, переходили в клубы, чтобы заработать денег и выиграть кубок Стэнли. — Вовремя своей карьеры вы играли в инлайн хоккей, почему? И как можете охарактеризовать этот турнир? — Здесь нужно понимать, что после окончания сезона у тебя есть приблизительно месяц, чтобы отдохнуть и восстановиться после сезона. После месяца отдыха, начинается индивидуальная подготовка. В инлайн хоккей очень интересно играть – это отличная физическая нагрузка на ноги и руки с точки зрения техники владения клюшкой. Плюс, это возможность пообщаться с игроками, которых ты давно не видел, поэтому я играл в инлайн хоккей. — В своё время в «Анахайме» играл , вас с ним не путали? — В одной команде мы с ним не играли, и когда я перешёл в «Дакс» таких комичных ситуаций не возникало. — Во время вашей игры за «Айлендерс», матчи с какой командой были самыми огненными: с «Дэвилз» или «Рейнджерс»? — С «Рейнджерс» было самое настоящее «огненное» дерби. Было без разницы, играли мы дома или в гостях – это был самый ожидаемый матч. Было интересно наблюдать за людьми, которые уже на парковке жарили барбекю и обсуждали предстоящий матч. Матчи с «Рейнджерс» по качеству игры приравнивались к матчам плей-офф.
« – настоящий виртуоз, но Макдэвид ещё эффективнее на льду»
— Против какого игрока было сложнее всего играть? Кого труднее всего остановить? — Павел Дацюк. Он очень талантливый игрок и мудрый на льду. Большинство защитников, очевидно, назвали бы , но я его прочитал как игрока. Алекс – настоящий мастер, об этом нечего и говорить. Он забросит шайбу из любой позиции, но я знал, что он будет делать, когда он шел на меня. У него было только два финта, которые я прочитывал и был готов к ним. Овечкин – отличный парень, но Павел Дацюк был просто нереальным. Играя на льду против него, я не знал, что этот парень придумает. Он – настоящий виртуоз. Вот сейчас, когда смотрю за игрой Макдэвида, я вижу Дацюка, но могу сказать, Коннор, ещё более эффективен на льду, чем Дацюк. — Кому сложнее было забросить: Лундквисту и Бродо? — Когда я играл, Бродо уже заканчивал свою карьеру, и те рекорды, которые он установил, как вратарь, наверное, уже никто не побьёт. Лундквист был в лучшей своей форме, лично для меня сложнее всего забить было именно ему. — В словацких СМИ много писали о твоей страсти к быстрым автомобилям. В вашем гараже стоит даже . Есть в Словакии возможность покататься на таких быстрых машинах? — «Феррари» у меня не гоночная, поэтому для наших дорог подходит. Но у меня есть несколько интересных машин, ещё я иногда езжу на специальных трассах как профессионал. Сейчас часто катаюсь на картах с двигателем 125 «кубиков». Это самые сильные трассы. Просто ездить на них – это уже сила. Разгон с 0 до 100 км/ч – всего за две секунды, и это при том, что сидишь практически прямо на асфальте. Кстати, недавно я был на тренировке. Должен сказать, что машины меня по-настоящему радуют. Конечно, больше всего слежу за Формулой-1. Но на обычных дорогах я очень внимателен. Уже не гоняю как раньше. У меня двое детей, так что для быстрой езды лучше поеду на гоночную трассу.
— Если бы не хоккей, то стали бы профессиональным гонщиком? — Да. Мне очень нравятся гонки. У меня дома есть специальный симулятор, который полностью воссоздаёт трассу Формулы-1 и гоночный болид. Всё как в настоящих гонках. Я каждый день сажусь за него и гоняю. — За кого болеете в Формуле-1? — Мне нравятся команды «Мерседес» и «Феррари», а из гонщиков – Хэмилтон и Феттель. А вот у «Хонды» мне не нравится мотор – это просто катастрофа. (смеётся).
— Что знаете о русских машинах? — Они так быстро не ездят (смеётся). Мне кажется, они очень тяжёлые. — Планируете в будущем быть тренером? — Я в этом не уверен. Если меня смогут убедить, что быть тренером – это хороший путь, то, может быть, я буду двигаться в этом направлении. Сейчас не уверен, что это то, в чём я хочу развиваться.
— Почему после окончания карьеры вы остались в Словакии, а не вернулись в Америку? — Я сам не понимаю, почему после игры в «Словане» мы с семьёй не уехали в Америку. У меня в Словакии семья, недавно построили дом. Моя жена говорила, что лучше бы вернулась жить в Калифорнию, из-за климата. Более того, в этом году в Словакии была очень холодная зима. Мы серьёзно начали думать о переезде. Но раз уже дети ходят в школу в Братиславе, жена занимается лошадьми, а я уже начал свою деятельность в хоккее, то пока что вопрос с переездом мы отложили.