Ещё

Бывший скаут «Динамо» — о Сарсании, Денисове, Кураньи, Зе Луише 

Фото: Чемпионат.com
Летом «Чемпионат» опубликовал целую серию материалов в рубрике «как это работает». Тут были зарисовки о работе врачей футбольного клуба, массажистов, переводчиков, начальников команд, видеобригад, арбитров РФПЛ.
О ещё одной профессии — футбольного скаута — мы решили рассказать в форме интервью. Нюансами работы в этой сфере поделился бывший селекционер «Динамо» Александр Тильман. Помимо серьёзного опыта работы в РФПЛ он также интересен тем, что в последнее время тесно сотрудничает с клубом MLS «Коламбус Крю».
«Сарсания» умел сгладить любую проблему»
— Вы восемь лет подряд работали в селекционной службе «Динамо». Как это возможно при той текучке кадров, которой славится этот клуб? — Сам не знаю. Но у меня получилось (улыбается). Устраивал спортивных директоров, которые работали в клубе. Ушёл потому, что в «Динамо» поменялись руководители и решили собрать полностью новую команду. Мы расстались нормально.
— Вопрос, который волнует если не всех, то многих. Как попасть в футбольный клуб? Например стать скаутом? — Я начинал не в селекции. Сначала три месяца была стажировка в международном отделе. Потом освободилась вакансия администратора в департаменте подготовки резерва. Заполнял договоры, заявки. Константин Сарсания, который весной 2009 года занял пост спортивного директора «Динамо», познакомился со мной, несколько раз пообщался и пригласил работать в селекционный отдел, за что я ему очень благодарен. Он дал мне дорогу в футбол. Помогло знание английского, плюс я был продвинутым компьютерным пользователем.
До «Динамо» с футболом связан не был. Учился в МГУ на экономическом факультете, отделении менеджмента. Потом закончил магистратуру в Англии. Но хотел поработать в футболе. Через знакомого, у которого были отношения с клубом, попал на стажировку. Так и остался в «Динамо».
— Сарсания недавно ушёл из жизни. Каким он вам запомнился? — Уход Константина Сергеевича — огромная потеря для нашего футбола и для всех, кто его знал. У него был редкий дар — Сарсания умел сгладить любую проблему. Казалось бы, команда проиграла, все сидят угрюмые. Он заходил — и все расслаблялись за 30 секунд. Был очень внимательным и добрым по отношению ко всем. Одинаково общался с любым человеком — от секретаря до руководителей. Не случайно на прощании с ним было много людей из «Динамо».
— А как профессионал? — Считаю его лучшим спортивным функционером России. Он обладал потрясающей интуицией на футболистов, умел разглядеть талант. И что немаловажно, результативно провести переговоры. Чего только стоит переход Кураньи в «Динамо» в качестве свободного агента. При этом для него всегда было первостепенным мнение тренера. Не помню, чтобы в «Динамо» при нём кого-то взяли вопреки мнению тренера.
«В «Динамо» работало от двух до пяти скаутов»
— Первые ваши шаги в селекционном отделе — какими они были? — Тогда ещё в доступе не было современных статистических систем — таких как InStat и WhyScout. Приходилось очень много работать вручную, просматривать гигабайты видео. Тут нужны усидчивость, внимательность и как можно более точный анализ, а также важное качество — умение потреблять большой объём информации. Сейчас скауты часто без футбольного прошлого. Примеры — спортивные директоры ЦСКА Олег Яровинский и Антон Евменов или Армен Маргарян, который недавно перешёл из «Зенита» в «Локомотив». Он начинал как видеоаналитик в клубе.
В мои задачи входил анализ футболистов, подбор кандидатов. Поиск шёл постоянно. По ходу работы большое количество кандидатур отсеивалось, не всё получалось. Первые год-два втягивался: больше слушал, помогал. Всё время в «Динамо» у меня были очень сильные учители: Александр Бокий, Эрик Яхимович, Иван Стрельцов, Сергей Шульгин и Ахрик Цвейба, не говоря уже про всех своих непосредственных руководителей, с кем повезло поработать. Учили, натаскивали, благодарен им за многое. В юридических тонкостях, которые играют всё большее значение в футболе, мне помогал разбираться Дмитрий Анатольевич Иванов.
— Сколько человек в среднем работало в селекционном отделе «Динамо»? — От двух до пяти. Два — в тот момент, когда должность спортивного директора занимал Андрей Кобелев. Переговоры он вёл лично, а я и Эрик Яхимович работали над поиском игроков. То же самое было, когда пришёл Роман Орещук. Работали втроём: Роман, Эрик и я. Пять человек было при Сарсании, Панченко, Аджоеве.
— Футбольные люди не смотрели на вас, новичка в этом деле, с недоверием? — Нет. Но когда только начинал, сам чувствовал: куда мне лезть, что-то высказывать? Чтобы лучше понимать футбол, пошёл учиться в ВШТ. Прошёл курсы, сдал экзамен, получил тренерскую лицензию категории С, что позволяет тренировать в академии.
Ну и, конечно, в плане образования помогало общение с коллегами. Яхимович, Шульгин и Бокий поиграли у Бескова, Цвейба — у Лобановского. Это колоссальная школа.
Я читаю книги по скаутингу, статьи и блоги. Изучаю зарубежные аналитические материалы. Во «ВКонтакте» есть сообщество «Блокнот», там разбираются современные модели. Сейчас всё больше подобных данных в открытом доступе, это помогает в работе.
— Как происходил поиск игроков? — Нам давали общие характеристики. Допустим, нужен центральный защитник: правоногий или левоногий, насколько должен быть хорош в верховой борьбе, уметь выходить через короткий-длинный пас из-под прессинга и так далее. Обычно работали по двум вариантам: если будут деньги и если их не будет. Эконом-вариант — это взять игрока бесплатно, в аренду или за небольшую сумму. Если деньги есть, особого анализа не надо: например, при покупке Джуджака или Нобоа их уже и так все знали.
— Самый яркий трансфер, к которому вы имели непосредственное отношение? — Хольмен. Он тогда не был первым номером в нашем списке. Очень хотели купить голландца ван Эйдена из НЕК. Не хватало такого футболиста: он хорош с мячом, плюс харизма, боец. Яхимович поехал его посмотреть вживую, дал положительную оценку, пообщался после игры. У футболиста был один вопрос: какой у нас тренажёрный зал. Очень обидно, что не удалось его подписать по юридическим причинам. К нам они отношения не имели.
— Так почему Хольмен? — Шведы здорово зарекомендовали себя в России. При этом не могли позволить себе футболиста уровня Гранквиста. Поэтому изучали расширенный состав сборной Швеции. Просмотрели много видео. Хольмен показывал стабильный уровень игры на протяжении двух сезонов, соответствовал нашим критериям и уже в 23 года стал капитаном своей команды. Показали Кобелеву —понравился.
Как вариант была ещё кандидатура Филипа Хеландера из «Мальмё». Но он привлекался в основной состав сборной Швеции и стоил намного дороже. А у Хольмена через год заканчивался контракт с «Эльфсборгом», была перспектива роста. Она и сейчас есть: он молодой. Возможно, ему не хватает агрессии, наглости. На мой взгляд, в паре центральных защитников он ведомый, ему нужен крепкий партнёр. Даже когда он играл в паре с Белоруковым, выглядел увереннее. А когда Хольмен играл не на своей позиции правого защитника рядом с Самба, то и вовсе был в восторге от такого партнёрства. Говорил мне: «Так классно с ним было играть!»
— У Хольмена в контракте был пункт, который позволял ему уйти из команды в случае её вылета в первый дивизион. Почему он не ушёл? — Его агент давно в футболе и на всякий случай поставил такой пункт. Мы тогда посмеялись — никто не мог предположить, что «Динамо» вылетит. Уйти он мог, естественно, не бесплатно, а за оговоренную компенсацию. У него были варианты с переходом в другие клубы, но он не особо рвался из «Динамо». В целом его всё устраивало, особенно вновь сложившийся коллектив по сути заново собранной команды. Это повлияло на его решение.
«Зе Луиш стал забивать, и цена выросла вдвое»
— Три самых крутых футболиста, которые при вас были близки к переходу в «Динамо», но в итоге так и не оказались в команде? — Первый — полузащитник сборной Уругвая Гастон Рамирес. Мог прийти вообще бесплатно. У него заканчивался контракт в «Саутгемптоне», в Англии не ладилось. «Динамо» сделало ему предложение, Рамирес был готов ехать. Но потом появился «Мидлсбро», который предложил зарплату ровно в два раза больше, на этом разговор был закончен. Это, кстати, об уровне Чемпионшипа, куда уехал Слуцкий.
— Второй? — Зе Луиш. Нас привлекли его отличная трудоспособность и сумасшедшие физические данные. Он был тогда немного сыроват, ещё не было окончательного понимания европейского футбола. Но если бы он при таких данных был со школой, то стоил бы € 15-20 млн К сожалению, мелкие травмы не дают ему раскрыться до конца.
Зе Луишем заинтересовались в том же году, когда он перешёл в «Спартак», только зимой, первыми обратили на него внимание. Его агенты приезжали на переговоры. Зе Луиш должен был к нам перейти.
— И почему не перешёл? — Он был третьим нападающим в «Браге». Цена была другая — в два раза меньше, стоил примерно € 3-3,5 млн Потом основной нападающий получил травму, Зе Луиш стал выходить на замену. Сыграл удачно — забил, потом снова вышел и забил, стали ставить в основе. Цена резко поднялась.
— Третий? — Жиньяк. Он был на том этапе карьеры, когда уже больше думал о финансах, чем о спортивной составляющей. Да и с точки зрения географии его выбор вполне понятен — Жиньяк поехал в Мексику, в туристический город, жить в жарком климате. Уровень чемпионата Мексики, кстати, весьма неплохой. Там высокие зарплаты. Мы смотрели футболистов из этого чемпионата, но игроков оттуда вытащить очень тяжело.
«Обсуждали кандидатуру Диего Косты»
— Ещё интересные варианты были? — В своё время, когда спортивным директором был Дмитрий Галямин, мы обсуждали кандидатуру Диего Косты. Он тогда ходил по арендам. Готовили по нему досье. Но дальше этого дело не пошло. В аренде Коста особо ничего не показывал, но потом получил шанс и быстро стал набирать обороты.
— А позже? — Не знаю, насколько это было реально, но один раз, при Черчесове, прозвучала фамилия Кагавы. У него на тот момент не всё хорошо складывалось в «Манчестер Юнайтед», и можно было попробовать его зацепить. Это было перед стартом «Динамо» в Лиге Европы. Но понятно, что футболиста такого уровня в далеко не ветеранском возрасте очень тяжело завлечь.
Очень хотели подписать французского защитника Себастьяна Коршья. В него влюбились все практически сразу. Правый защитник, у него всё хорошо как в защите, так и с подключениями в атаку. Сейчас он играет за «Севилью», а в то время был в «Сошо» и переходил в «Лилль». Его можно было взять за небольшие деньги. Но не срослось. Из-за лимита на легионеров было принято решение, что позиция правого защитника будет за россиянином.
Камиль Гросицки тоже мог перейти к нам, его предложили агенты. Это было в зимнее окно перед вылетом «Динамо» в первый дивизион. У него не складывалось в «Ренне», он выходил на замены. Посмотрели, Гросицки очень понравился. Но принимающие в «Динамо» такие решения рассудили, что в составе уже есть футболисты не ниже уровнем.
— Вроде бы при Петреску был вариант с переходом в «Динамо» Аршавина. — Внутри отдела точно это обсуждали. Но до предложения не дошло. Широков тоже обсуждался, когда он уходил из «Зенита» — это было интересно, но по условиям не могли его себе позволить. Зато сейчас Роман «Динамо» помогает.
— В одно из трансферных окон «Динамо» присматривалось к Себастьяну Лето и Душану Тадичу, но в итоге взяло Шитова, Нехайчика и Гатагова. Как так вышло? — Это были как раз экономварианты. Нехайчик ходил в ранге лучшего молодого игрока и бомбардира Белоруссии, имел определённый набор интересных качеств. На мой взгляд, ему не хватило характера. Нужно было доказывать свою состоятельность в «Динамо», на тренировках в том числе.
С Шитовым произошла скаутинговая ловушка. Наш скаут смотрел его в отборочном цикле Евро-2016, в матче против Франции в Минске — там он закрыл Рибери.
Шитов хорошо выступал в своей среде. Но когда нужно адаптироваться к новой, всегда есть риск. В «Динамо», как в любом большом клубе, много времени не дают — нужно сразу доказывать. Шитов мог и дальше развиваться, имел потенциал — но остался на том же уровне. Кстати, не самом плохом, стабильно выступает в еврокубках.
— Какие ещё скаутинговые ловушки существуют? — Когда судят игрока только по статистике. Пример: Роман Адамов был лучшим бомбардиром чемпионата России. Бывает у атакующих игроков такое: попёрло и всё. Это называется «оверперформинг» — когда результативность не соответствует уровню игры и игровым показателям в целом.
«По Игнатовичу у нас были большие сомнения»
— Игнатович, Давыдов, Дядюн, Прудников — зачем все эти люди были нужны «Динамо»? — Селекционный отдел не всегда имеет право решающего голоса. По Игнатовичу были большие сомнения. В первой лиге он не проходил в основу брянского «Динамо», а потом его взял «Амкар», где он хорошо начал сезон. Петреску очень хотел видеть его в команде. Но мы сильно сомневались, что он усилит эту позицию.
— А Прудников? — Дело было в лимите на легионеров. По этой причине брали и Дядюна. Уходил Кокорин, нужен был другой именно российский нападающий. У Дядюна контракт заканчивался, он был доступен по финансам.
— Обмен Дядюна на Прудникова смотрелся комично — как шило на мыло. — Это была большая экономия на контракте. У Дядюна был долгосрочный контракт, а Прудников приходил на другие деньги и меньший срок. Он помог команде на определённом этапе. Просто надо понимать, для чего ты зовёшь футболиста. Идеально, когда ты собираешь команду — у тебя все талантливые, все молодые, все перспективные. Но в жизни такого не бывает.
— Переход Баккала в «Динамо» — провал селекционного отдела? — Баккала брали перед началом чемпионата. Игрок здорово проявлял себя в «Фейеноорде», у него заканчивался контракт, он был свободным агентом — вытащили его уже с медосмотра в «Олимпиакосе». К сожалению, проблема была в характере игрока. Не хватило бойцовских качеств, плюс не адаптировался к жизни в Москве.
«К Денисову был холодный интерес из Германии»
— Давайте о технике перехода футболистов. Сколько нужно вести игрока, прежде чем предпринимать какие-то действия? — Нужно отсмотреть много видеоматериалов и в идеале до трёх игр вживую. Плюс очень важно коллегиальное мнение. Чем больше оценок ты соберёшь, тем лучше. Когда принято решение приступать к этапу переговоров, важно понять настроение и ментальность самого игрока. Один скажет: «Ну да, может быть, интересно перейти… А что там у вас?» Но тот, кто реально хочет оказаться в «Динамо», сам всё тебе расскажет про клуб.
Был случай, когда сорвался трансфер одного игрока по такой причине: скаут общался с молодым футболистом и его представителем, агент даже слова ему не дал сказать. После такого логичен вопрос: если человек настолько безучастен в простом разговоре, то как он покажет себя в коллективе?
— Первый звонок как правило — агенту игрока? — В большинстве случае — да. Спрашиваешь: «Интересно было бы игроку перейти?» Если интерес есть, надо узнавать, готов ли клуб его отпустить. Агент зачастую помогает в переговорах с клубом, снизить цену трансфера, надавить на клуб в определённых ситуациях. Например, цену на Хольмена сбили процентов на 30. «Эльфсборг» — тяжёлый клуб для переговоров. У них хорошая академия, своих игроков дёшево не продают.
Переговоры велись с генеральным директором. Когда достигнуты договорённости на словах, составляются контракты. Дальше — медосмотр. И только потом — подписи сторон. Весь этот процесс может занять неделю — если, конечно, это не конец трансферного окна, где всё делается быстро.
Агент Хольмена поступил грамотно: нашёл и за свой счёт нанял всем известных российских спортивных юристов, так как прежде не работал с Россией. Поэтому процесс согласования прошёл быстро.
— Справки по игрокам наводите? — Конечно. Скауты интересуются у коллег, агентов, у других игроков, в академиях.
— Какие чемпионаты вы просматривали чаще всего? — Голландию. У них много молодых игроков. Можно найти достаточно дешёвых.
— В «Динамо» за восемь лет сменилось много спортивных директоров, но самое неоднозначное отношение у болельщиков было к Аджоеву. — Из-за обилия игроков, которые покинули клуб бесплатно?
— В том числе. — У меня своё мнение. Сколько на них потом заработали другие клубы? Они их перепродали? Леандро Фернандесу было 32 года — куда его продашь? За сколько ушёл из «Спартака» Гранат? Много ли «Зенит» заработал на Юсупове? При этом посмотрите на результат «Арсенала» в этом сезоне.
— А Смолов? — С ним, я считаю, двоякая ситуация. В «Динамо» не ладилось, и он уехал в Екатеринбург. Может, если бы Фёдор остался в Москве, то мы бы и не узнали, что Смолов — хороший футболист, а не только герой мемов. А тут — вышел из зоны комфорта, и «Урал» на него рассчитывал, сильно поддерживал.
— Какие предложения приходили в «Динамо» на Игоря Денисова? Или он был никому не нужен после перевода в дубль? — Им интересовались из Германии — но это был «холодный интерес». Просто справка, отдали бы или нет. По-моему, Денисов сам не особо хотел куда-то уезжать из России.
«Спад Погребняка стал неожиданностью для всех»
— Что делала селекционная служба в момент, когда у «Динамо» был пик финансовых возможностей? Зачем селекционеры с их поиском, когда Ротенберг и Керимов легко могут договориться между собой о переходе сразу нескольких звёзд? — Мы занимались поиском молодёжи. Это нужно всегда.
— У селекционного отдела спрашивали мнение, когда «Динамо» брало Погребняка? — Его спад стал неожиданностью для всех. Игрок не самый возрастной. Первоначально, когда Павел только пришёл в клуб, его переход выглядел как трансфер с минимальными рисками.
— Селекционный отдел предлагал тогда какие-то альтернативные варианты? Кого могли взять, если не его? — Были, но до конкретики не дошло. Это были дешёвые, малоизвестные футболисты. Например, босниец Рияд Байич. Он обратил на себя внимание, когда играл за «Железничар». Тем же летом 2015-го перешёл в «Коньяспор», а сейчас в составе «Удинезе».
— Как вы собираете информацию о таких игроках? — Отсматриваем видео. Но россиянин всегда будет в приоритете по сравнению с иностранцем. На тот момент ситуация была такая, что этот игрок был ещё сырой и его нужно было ждать. А «Динамо» надо было решать проблему с форвардом здесь и сейчас.
— Секу Олисе сам напросился на просмотр в ЦСКА. Какой самый странный парень просился в «Динамо»? — Раньше регулярно сталкивались с такими предложениями. Могли по электронной почте прислать видео, как парень мяч здорово чеканит, с вопросом как попасть на просмотр.
Как-то раз пришли в офис африканцы. Сели в приёмной и ждут. Я их увидел, спросил: «Вы что здесь делаете?» Они: «Тренера ждём». Говорю: «Тренер на базе, а не в офисе».
А как-то два темнокожих паренька пришли к нам в кабинет. Один из них сносно говорил по-русски: «Можно на просмотр?» Мы им в ответ: «Сейчас просмотров не проводим». А потом решили пошутить: «А в баскетбол умеете играть?» — «Да». «Тогда вам надо в баскетбольный клуб поехать попробовать, там точно набирают!»
— Ещё истории были? — Бывало, нагло звонили, просили соединить с селекционным отделом: «Александр, здравствуйте». Я объяснял, что просмотров нет. Через несколько дней звонят, попадают на кого-нибудь другого и говорят: «Я общался с Александром, он сказал мне на просмотр приезжать, какие документы с собой брать?» Чего только не было! Но в большинстве своём раньше, сейчас уже редко встречается.
«В «Коламбусе» пять скаутов — два в Европе и три в Южной Америке»
— После «Динамо» вы стали работать скаутом в команде MLS «Коламбус Крю». Как это произошло? — Отправил резюме, прошёл два собеседования по «скайпу», написал пару отчётов их команде. Объяснил, какие позиции им, на мой взгляд, надо усилить. Предложил пару кандидатур, чтобы они понимали моё видение футбола. А дальше пригласили приехать в клуб, подписать контракт. В Коламбусе уже лично со всеми познакомился.
— Почему именно MLS и почему именно «Коламбус Крю»? — Не секрет, что у нас не все клубы идеально управляются. Мне интересно, как этот процесс осуществляется в Америке, где пять сильных профессиональных коммерчески успешных лиг со схожими принципами управления. Я отправил резюме в несколько клубов, «Коламбус» первым высказал заинтересованность.
Были варианты трудоустройства в России, но мне сегодня интереснее работа в западном клубе. Это другая среда, новый опыт, новые знания и развитие.
— Сколько человек в скаутской команде «Коламбуса»? — Вместе со мной пятеро. Все за пределами США. Трое — в Южной Америке, двое — в Европе. Я и скаут из Португалии. Из самого офиса — только главный тренер, он же спортивный директор.
— Почему так? — Большой необходимости в скаутах в США не испытывают. Там сложные правила внутренних переходов. Тренеры и спортивные директоры знают местных игроков, а у нас спрашивают мнения о кандидатах. Мы их анализируем. Получается так: чем больше мнений соберёшь, тем лучшую картину о футболисте можно составить.
— И как вы общаетесь? — Несколько раз в неделю проходят видеоконференции.
— Часовые пояса не мешают? — Договариваемся. Самый поздний звонок у меня был в 22:00 по Москве.
— Вам платят там много? — По-моему, на том же уровне, что и в ведущих клубах России.
— Какие непосредственные задачи стоят перед вами? — Подбирать игроков на конкретные позиции с определённым набором качеств из европейских стран, за которые я отвечаю. Определять таланты и возможности их приобрести. Просматриваю большой объём видео — нарезки, полные матчи. Хожу на московские игры РФПЛ и ФНЛ. Иногда по заданию уезжаю смотреть матч в другом городе.
— Какова вероятность появления игрока из ФНЛ в «Коламбусе»? — Есть футболисты, которых можно рекомендовать. В MLS постепенно отказываются от ветеранов. Если и берут, то только тех, кто даёт спортивный результат. Например, Давида Вилью и Бастиана Швайнштайгера. При этом создают вектор на молодых и талантливых футболистов, в лиге хорошая атмосфера для профессионального роста. Другое дело, что молодые футболисты там получают небольшую зарплату. Поэтому вероятней переход иностранца, нежели россиянина. В Америке не будут платить таких денег, которые имеют наши футболисты в России. Там есть три «джокера», которым разрешается платить больше $ 500 тыс. в год, остальным — нет. Очень строгие ограничения.
Из нашей лиги в «Коламбусе» уже есть футболист — ганский защитник Джонатан Менса, который до этого выступал в «Анжи». Но он перешёл в клуб ещё до того, как я стал с ним сотрудничать.
— Плоды работы есть? — На данный момент в перспективе, трасферное окно впереди. Я предложил клубу несколько игроков, не только из России. Они находятся в шорт-листе. Кстати, «Коламбус» вышел в финал Восточной конференции и теоретически в финале Кубка MLS может встретиться с «Динамо». Правда, из Хьюстона. Беседовали Михаил Тяпков и Денис Целых.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео