«Мы продолжаем наш репортаж»: 95 лет со дня рождения Николая Озерова 

«Мы продолжаем наш репортаж»: 95 лет со дня рождения Николая Озерова
Фото: ТАСС
Знаменитому советскому спортивному телекомментатору исполнилось бы 95 лет. Озеров был одним из сильнейших теннисистов СССР, играл во МХАТе, а также был известен в каждом доме, где смотрели трансляции с Олимпийских игр, чемпионатов мира по футболу и хоккею.
Озеров вошел в советские дома одновременно с телевидением — в начале 50-х годов, когда постепенно вытеснил мэтра советской радио— и тележурналистики . Никакого «подсиживания» здесь не было — Синявский сам доверил Озерову, которому не было и 30, микрофон, так как сам был более привычен к жанру радио и с прорывом телевидения стал чувствовать себя не в своей тарелке. Именно в 50-е годы советский спорт по-настоящему дебютировал на международной арене, команды СССР стали участвовать в Олимпийских играх и чемпионатах мира по футболу. И на каждый крупный турнир ездил Николай Озеров — невозможно было представить игру отечественных мастеров мяча или шайбы без его яркого комментария.
Озеров заполнил собой спортивное телепространство, и это было не из-за каких-то покровителей в верхах или умения подать себе перед начальством. Озеров предоставил болельщикам (среди которых были и вершители карьерных судеб) и прекрасное знание предмета, так как сам играл и в футбол, и в хоккей, не говоря уже о теннисе, где был профессионалом, и отточенное знание русского языка, и культуру речи, ведь родился он в театральной семье, с детства общаясь с такими выдающимися личностями, как , или  — первые в истории страны народные артисты.
Его отец — оперный певец, тенор Большого театра Николай Озеров, брат  — кинорежиссер, автор знаменитой киноэпопеи о Великой Отечественной войне «Освобождение», мать училась на театральном факультете. Будущий телекомментатор поступил в ГИТИС, однако учебе помешала война. К тому времени Озеров уже всерьез увлекся теннисом — достаточно «богемным» видом спорта в СССР, однако это пристрастие помогло ему в военные годы. Озеров участвовал в показательных теннисных поединках, которые транслировались по радио для поднятия духа жителей столицы, опасавшихся, что враг захватит Москву.
В итоге в 21 год Озеров стал заслуженным мастером спорта, а после войны успешно совмещал игру в теннис, десятки раз став чемпионом страны, с театральной деятельностью, сыграв на сцене МХАТа более 20 ролей — пусть большей частью и небольших.
"Такой хоккей нам не нужен!"
Однако прославился Озеров благодаря своим ярким телерепортажам. Он, казалось, комментировал все, и не случайно, что именно ему приписывают многие знаменитые «ляпы» или даже фразы, которые пошли из народа. До сих пор идут споры о том, Озеров ли сказал легендарное: «Гол! … Штанга!», где вторым словом значится совсем не печатный термин. Многие болельщики со стажем уверены, что лично слышали эту фразу в комментарии Озерова и даже вспомнят счет матча, где якобы это произошло.
На самом же деле Озеров такого никогда не говорил, да и не факт, что это сказал какой-то другой комментатор. Озеров никогда не употреблял матерные выражения, и такие слова не могли у него вырваться даже в самый напряженный момент матча. Почему же он никогда не отрицал своей причастности к знаменитой фразе? Хорошо знавшие Озерова коллеги объясняют это тем, что сам Николай Николаевич гордился тем, насколько глубоко погружался в комментарий, да и в целом не видел в сказанной фразе ничего постыдного. Вот фактически и подтверждал своим молчанием одну из самых любопытных легенд в советском спорте.
Зато достоверно известно, что именно Озерову принадлежит другая крылатая фраза: «Такой хоккей нам не нужен!» Произнес ее Озеров во время решающего матча знаменитой суперсерии между сборной СССР и канадскими хоккеистами НХЛ в 1972 году, когда гости московского Дворца спорта в Лужниках, проигрывая со счетом 3:5, применили традиционный заокеанский прием — если игра не идет, надо переломить ситуацию при помощи драки. Канадцам в итоге такой хоккей и был нужен — они сумели забросить три шайбы подряд и победить как в матче, так и в серии в целом.
Драки долго оставались обычным для хоккея, но запретным для советских граждан элементом игры, и когда на льду разгоралось побоище, трансляцию прерывали, показывая заранее записанную картинку с нейтральными болельщиками на трибунах. Озеров же в такие минуты извинялся за «технические неполадки за пределами СССР», начиная рассказ на отвлеченные темы — не менее интересный, чем повествование о самой игре.
Когда же телекартинка «восстанавливалась», Озеров говорил свою другую коронную фразу: «Мы продолжаем наш репортаж!» Однажды во время хоккейного матча между ЦСКА и  Озерову, стоявшему с микрофоном прямо за бортиком, досталось клюшкой одного из игроков. Комментатору оказали помощь прямо на месте, после чего он вернул себе эстафету у подменившего его из студии Евгения Майорова, возобновив свою работу фразой: «Мы продолжаем свой репортаж!»
С 60-х годов Озерова стали регулярно привлекать к съемкам кино — чаще всего на спортивную тему, где он играл комментаторов, несколько раз — самого себя. Озеров писал книги — «Репортаж о репортаже» (1976 год), «Всю жизнь за синей птицей» (1995).
Тяжелый уход с телевидения
В 1988 году Николай Озеров ушел с телевидения — в 65 лет. Хотя популярность Озерова не спадала, в разгар серьезных изменений в стране часть общества считала его комментарии уже «старомодными», к тому же комментатора уже стало подводить здоровье. Сам Озеров тяжело переживал уход из любимой профессии, хотя продолжил общественную деятельность, в частности, возглавив спортивное общество «Спартак».
Озеров вел репортажи с 17 Олимпийских игр, девяти чемпионатов мира по футболу и 30 — по хоккею. В его квартире висела карта мира, где он отмечал страны, где побывал в командировках, — всего таковых набралось 49. Помимо яркой манеры ведения репортажа, Озерова отличало постоянное стремление быть в эпицентре событий — отсюда и репортажи прямо от бортика хоккейных коробок, и легендарная радиотрансляция с товарищеского матча футбольного «Спартака» в Болгарии в 1953 году, которую Озеров вел с дерева.
Матч был удивительным благодаря хотя бы вывеске — «Спартак» играл против… сборной Сталина, как в те годы называлась Варна. Красно-белые совершали после сезона турне по нескольким болгарским городам, в Сталине победив местную команду со счетом 3:2. Как гласит легенда, после матча незадачливого комментатора с дерева пришлось снимать — сам Озеров слезть не мог.
В конце жизни Озеров уже тяжело болел — он страдал от диабета и избыточного веса, ему ампутировали ногу. Умер Озеров в июне 1997 года, хотя до последних дней не оставлял свой любимый теннис. В те годы это была самая популярная в России игра, и Озеров был при деле — проводил турнир своего имени в Сочи. Ранее он был удостоен звания «Заслуженный тренер России».
А в 1973 году Озеров получил звание «Народный артист РСФСР», хотя на самом деле он был «Народным» для всей советской страны.
Евгений Трушин
Видео дня. «Арсенал» одержал волевую победу в матче АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео