Ещё

«На выезд — на лайнере». Как вратарь из России играл в Финляндии и Швеции 

Фото: SovSport.Ru
«Советский спорт» продолжает серию интервью с российскими футболистами, которые играют в экзотических чемпионатах. Сегодня интервью с российским голкипером Евгением Кобозевым, игроком шведского клуба «Йенчепинг Седра».
— Евгений, в России вас знают по играм за «Торпедо-ЗИЛ», «Уфу», «Терек», «Тосно». И вот, неожиданно для всех вы круто все поменяли и уехали в Финляндию в клуб высшего дивизиона «ВПС». Как такое получилось? — Из–за травмы я пропустил всю предсезонку с «Тосно», восстановился только к последним сборам, но клуб уже нашел нового вратаря. Меня поставили перед фактом: или я досиживаю свой контракт на лавке без игровой практики, или ищу себе другой клуб. До закрытия трансферного окна оставалось две недели. Я успел съездить на просмотр в «Волгу» из Нижнего Новгорода. Андрей Талалаев хотел взять меня в команду, но заявку нижегородцам так и не открыли. Окно закрылось, но тут у меня появился шанс с просмотром в Финляндии. Я поехал посмотреть, что это за футбольный мир. Там еще было открыто трансферное окно, и после просмотра они подписали со мной контракт.
— Чем вас удивил чемпионат Финляндии? — Меня очень сильно поразил упор на тактику. От ФНЛ, где я до этого играл, такая стратегия отличалась разительно. Мне пришлось подтянуть игру ногами, так как команда играла во владение мячом и выходила из-под прессинга через пас. Перед каждой игрой тактика соперника тщательно разбиралась. Могли начать игру с тремя центральными защитниками, а потом перейти на игру в два.
— В прошлом сезоне вы отыграли на ноль 15 матчей и получили приз «Лучший игрок сезона» в вашей команде, что он из себя представляет? — Это главный приз по итогам сезона по голосованию среди футболистов, тренеров и администрации команды. Там много номинаций. Я еще выиграл номинацию «лучший игрок по мнению ветеранов команды». Приз — это такой переходящий кубок, на котором выгравировали мою фамилию и забрали в клубный музей. Так я вошел в историю клуба.
— В прошлом сезоне в матче против клуба «РоПС» вы пропустили гол от одного из героев нашей серии интервью Александра Кокко, который сейчас играет в чемпионате Гонконга. Вы с ним знакомы? — После наших матчей мы с ним постоянно общались. Он качественный нападающий, который может зацепиться за мяч и резко пробить с разворота. В Финляндии у него была хорошая статистика.
— Вернемся в сегодняшний день. Ровно год назад вы перешли в клуб высшего шведского дивизиона «Йенчепинг Седра». С чем был связан этот переход после того, как вас признали лучшим игроком «ВПС»? — Мне хотелось расти в профессиональном плане. В Финляндии я достиг своего потолка, а чемпионат Швеции сильнее, из него игроки уезжают на повышение в сильные европейские команды. Да и в наш чемпионат России: Гранквист, Жоаозинью, Вандерсон, Хольмен. К нему более пристальное внимание со стороны европейских чемпионатов. Для меня это был вызов. К тому же «Йенчепинг Седра» проявлял терпение и настойчивость, предлагая подписать контракт, несмотря на то, что в первый раз я им отказал. Меня это подкупило.
— Расскажите про свой клуб? — «Йенчепинг» — клуб с небогатой историей выступлений в высшей шведской лиге. Этот сезон для него был всего лишь вторым, до этого команда 30 лет не играла в высшем дивизионе. Название клуба от одноименного города Йенчепинг, а «Седра» переводится как «Южный», т.е. команда с южной части Йенчепинга. Сам клуб с небольшим бюджетом. Хотя им руководил тренер Джимми Телин с множеством интересных идей, которые сначала вывели команду наверх, тем не менее, она вылетела обратно. Команда зацепилась за место в стыковых матчах, но проиграла и вернулась обратно в низший дивизион.
— У клуба есть прозвище? — Как такового нет, но все зовут клуб «Седра», получается «южане».
— Я видел, что в ваш тренерский штаб входят дамы: физиотерапевт и массажист. — Когда я еще играл в Финляндии, там была девушка-массажист. Для меня это было удивительно. Причем девушка молодая, симпатичная, незамужняя. Помню, как отреагировала моя супруга, когда узнала, что у нас массажист — девушка (смеется). Но жена мне полностью доверят, поэтому проблем не было. У них такое в порядке вещей. Особенно в Швеции, где они за равноправие во всем. Местные ребята даже внимание на них не обращают.
— В плане массажа нареканий не было? — Могу сказать, что шведская массажистка делала массаж лучше, чем мужчина. Мне даже казалось, что у нее руки сильнее, чем у любого мужика.
— Сравните чемпионаты Финляндии и Швеции с чемпионатом России. — Чемпионат Финляндии — это уровень нашего ФНЛ. А высший дивизион Швеции — это уровень середняков российской премьер–лиги. Например, «Эстерсунд», который вместе с «Йенчепингом» вышел в высший дивизион, сейчас играет в Лиге Европы, где обыгрывает «Герту», «Галатасарай» и бьется на равных с Бильбао. А четыре года назад он играл в третьем по силе дивизионе Швеции. В прошлом году эти ребята выиграли кубок Швеции и попали в Лигу Европы. В шведском чемпионате много талантливых игроков. Недавно «Бавария» подписала юного Алекса Андерссона, который вообще играет во втором шведском дивизионе.
— Можете сравнить зарплаты в Финляндии и Швеции с тем, что платят в чемпионате России. В одном из интервью вы говорили, что если бы остались запасным в «Тереке», то получали бы в четыре раза больше. — Так и есть. Уровень зарплат в Финляндии и Швеции нельзя сравнить с РФПЛ, но первая пятерка шведских клубов получает на уровне лидеров российского ФНЛ. Однако тут есть один тонкий момент. За все время, что я играл в Финляндии и Швеции, я получил премиальные всего один раз в конце финского сезона, когда мы выполнили задачу и попали в еврокубки. В России помимо зарплаты можно хорошо заработать на премиальных за победу в матче, в Финляндии и Швеции такое не принято.
— На каких полях проходят матчи этих чемпионатов? — 50 на 50 и там, и там, но синтетика последнего поколения. Так, например, когда я играл за «ВПС», у нас строился стадион, и мы играли на искусственном газоне, а потом перешли на натуральный. По мне лучше играть на хорошей синтетике, чем весной или зимой месить грязь на натуральном.
— В таком случае, какой самый сложный матч по погодным условиям был у вас в Финляндии или Швеции? — Моя последняя игра в этом сезоне, стыковой матч, когда было «–1» и жуткая метель. Это был единственный раз за два сезона, когда мы играли красным мячом.
— Как обстоят дела с лимитом на легионеров и там, и там? — В Швеции очень интересный лимит. В заявке на матч должно быть не меньше семи игроков старше 21 года, которые провели больше трех лет, играя за эту команду.
— Да в чемпионате России по пальцам можно такие клубы пересчитать! — Это единственное ограничение у шведов. У финнов я уже и не помню, что за лимит, но он вообще очень мягкий.
— Расскажите про этот сезон: команда вылетела, а вы провели явно не то количество матчей, на которое рассчитывали. — Да. У меня пять матчей в чемпионате и игра на кубок. А почему вылетели? Отсутствие здоровой конкуренции в команде. Это не только мое мнение, но и мнение всех, кто сидел на замене и видел всю эту кухню. Понимаете, в команде были футболисты, которые сыграли за нее матчей по 300. Напомню, что они только сезон отыграли в высшем дивизионе, все остальное время команда играла в низших дивизионах Швеции. Главный тренер прошел с этими парнями от академии до первой команды — он им как друг. Команда по потенциалу должна быть крепким середняком высшего дивизиона, но вот это «кумовство» все разрушило. Самое смешное, что тренер после вылета пошел на повышение в клуб высшего дивизиона. Меня тренерский штаб позвал на место первого номера, предупредив, что берут меня на место местного парня, у которого была травма крестообразных связок. Он выбыл до июля, а тебя мы давно просматривали, переходи к нам и бла-бла-бла. Потом он поправится и вы будете конкурировать за место в основе. Я сказал, что готов. В итоге он поправился и меня просто посадили на скамейку.
— Много болельщиков ходит на футбол в Швеции? — У нас в городе с населением 120 тысяч человек на стадион ходило в среднем пять с половиной тысяч, при вместимости стадиона — шесть тысяч.
— Самая большая аудитория, при которой вы играли в Финляндии и Швеции? — В Швеции на выезде против АИК было 17,5 тысяч человек, а в Финляндии был матч-открытие нашего стадиона, который собрал шесть тысяч болельщиков.
— Самые длинные расстояния, на которые вы отправлялись на выезд в Финляндии и Швеции? — В Швеции мы летели самолетом в Эстерсунд.
— Самолетом в Швеции? Я думал ее за день на машине можно объехать. — Можно, но лучше самолетом. От Йенчепига до Эстерсунда самолетом чуть больше часа получается. С юга на север Швеции. Но самый интересный выезд был в Финляндии на Аландские острова. Их команда «Мариехамн» в тот сезон даже стала чемпионом. Там играет русский фин Алексей Кангасколкка, который стал лучшим бомбардиром чемпионата. Из нашего города Ваасы мы ехали на автобусе в Турку три часа, там ночевали, а потом садились на круизный лайнер и отправлялись на острова. Приезжали в предигровой день, а потом в ночь отправлялись в обратную дорогу. Лайнер следует по маршруту Санкт-Петербург — Хельсинки — Стокгольм с заходом в различные порты. Отличный круизный лайнер с ресторанами, казино, клубом, сауной.
— Алкоголь для игроков был доступен? — Когда мы возвращались с Аландских островов, всегда попадали в паузу на игры сборных. Пользуясь случаем мы немного веселились на корабле, в рамках приличия, конечно. Тренер нас не загонял по каютам, а разрешал посидеть, отдохнуть.
— Есть ли в Финляндии и Швеции ультрас и околофутбол? — Да! И ультрас, и околофутбол в Финляндии есть. «Дерби Хельсинки» ХИК и ХИФК — это самое агрессивное дерби Суоми. Там постоянные стыки, полиция, водометы, файера. А в Швеции был один интересный случай: за год до моего прихода в команду «Йенчепиг» играл с «Эстерсундом». На 90-й минуте при счете 1:1 на поле выбежал фанат и напал на вратаря гостей. Матч остановили, было проведено расследование, которое выяснило, что этот фанат был связан с букмекерской мафией. Букмекеры заплатили этому пацану, чтоб он сорвал матч, дабы они избежали финансовых потерь. Хулиган был несовершеннолетним и избежал наказания.
— А у «ВПС» и «Йенчепинг Седра» были с кем–нибудь дерби? — У «ВПС» с «СИК» из Сейняйоки. Хотя это сложно назвать дерби в нашем понимании, но на этот матч стадион всегда был полным, а вот эксцессов никаких не было. Все тихо-спокойно. Встречались 60-тысячный город против 40-тысячного. В Швеции руководство «Йенчепига» анонсировало матч с «Кальмаром», куда вернулся Расмус Эльм, как «дерби Смоланда», по названию провинции, где расположены города. Но все было очень тихо и мирно.
— Когда вы играли в Финляндии, то клуб предоставил вам велосипед, как средство передвижения, а как было в Йенчепиге? — В Швеции мы с моей семьей обошлись без машины, так как жили прям в центре города
— Расскажите про город, в котором играли? Ходили на рыбалку? — В Швеции я полностью был поглощен семьей, а вот в Финляндии ездил на рыбалку и даже поймал огромного окуня больше килограмма весом.
— Швеция славится своими свободными нравами. Вы сталкивались с чем-то подобным в вашей футбольной карьере? — Однажды нам тренер устроил просмотр документального видео про агентскую деятельность в шведском футболе. В конце рекламный ролик: футбольный матч, футболист забивает гол, радуется, бежит к трибуне, поднимается по лестнице, где его встречает бородатый фанат, с которым они начинают страстно целоваться. Мне захотелось встать и уйти.
— Вас могли назвать гомофобом. — Могли бы назвать, но я бы стерпел. В августе в Швеции проходит самый большой гей-парад в Европе, и с начала лета кругом появляется реклама этого мероприятия. Эту часть шведской жизни я не смог принять.
— Мне довелось прочитать на одном из форумов фанатов «Уфы», что в городе вас называли «парень с голливудской улыбкой», вам не предлагали рекламные контракты в Швеции или Финляндии? — Нет, к сожалению, возможно, все еще впереди (смеется).
— Прошлый Новый год вы встречали с семьей в Швеции или России? — Отмечали Новый год в России. Шведы знают, что у нас Рождество 7 января, прекрасно осознают значимость этого праздника и спокойно отпускают на небольшие зимние каникулы, включающие в себя Новый год и Рождество. В Финляндии и Швеции разрешали чуть задержаться и приехать после Православного Рождества.
— Есть ли различие в национальных кухнях Швеции и Финляндии? — Я в каждой новой стране стараюсь попробовать что-то новое, но не скажу, что кухни этих стран чем-то различаются. В Швеции мы с семьей иногда ходили в магазин ИКЕА, где в кафе исключительно были шведские блюда.
— Какое блюдо вам больше всего понравилось? — И там, и там мне очень понравилась оленина. А в Финляндии всем рекомендую попробовать рыбный суп из лосося, называется лохикейто. Лохи — это лосось по-фински, а кейто — это суп. В Финляндии мне еще понравились пирожки с рисом, которые называются Карела Пирога или Риси Пирога.
— Кто ваш кумир в футболе, если есть? — Я верующий человек и живу в соответствии с заповедями, одна из которых гласит: не сотвори себе кумира. Есть просто люди, игра которых мне нравится. На данный момент — это Де Хея. Когда начинал заниматься футболом, смотрел, как играет Буффон.
— И последний вопрос, который мы всегда задаем — за какой клуб болеете? — Не могу сказать, что я болею-фанатею. Но все идет с детства, а там у меня был «Спартак». Первый мой футбол, который я увидел, это «Спартак» с «Реалом» в «Лужниках», куда меня привел мой отец. Такие воспоминания бесследно не проходят. Конечно, когда сейчас есть возможность посмотреть игру красно-белых, я буду поддерживать команду. Мы с отцом порадовались чемпионству «Спартака».
— Спасибо, Евгений, за интервью и с наступающим Новым годом! — Спасибо! И вас, и всех читателей с наступающим Новым годом. Не болейте, любите футбол, ходите на стадион, потому что футболистам гораздо приятней играть, когда на стадионе много болельщиков.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео