Ещё

Снежная баба 

Фото: Lenta.ru
Как известно, в хоккей играют только настоящие мужчины. Но бывают исключения. В Национальной хоккейной лиге (НХЛ) на позиции голкипера в составе мужской ледовой дружины однажды сыграла женщина, канадка Манон Реом. «Лента.ру» рассказывает о ее удивительной карьере.
Фил Эспозито два года собирал игроков для своего детища — хоккейного клуба «Тампа Бэй Лайтнинг». Самый результативный форвард легендарной суперсерии Канада — СССР в 1972-м, постоянный участник матча звезд НХЛ, член Зала славы хоккея — он знал игру изнутри и понимал, что нужно начинающей команде.
Вспоминая тот летний день в 1992-м, Эспозито рассказывал: «Я был в Монреале, искал игроков, попал на матч юниорских команд. Кто-то позвал меня посмотреть на одного хоккеиста. Я увидел парня и подумал, что он не то чтобы очень хорош. Однако сказал: „Мне нравится этот маленький голкипер. Я хочу поговорить с ним. В нем что-то есть“. Я спустился, и тут вышла она. Я не мог поверить своим глазам: „Боже мой, это невероятно! Кто эта девочка?“ Мне ответили: „Она может стать нашим вратарем“».
Маленькой девочкой-вратарем была Манон Реом. Она родилась в Канаде, на родине хоккея. Уже в пять лет девочка поняла, что куклы и бантики ей неинтересны, и попросила отца купить для нее коньки.
В Квебеке, где жила Реом, не было команды для девочек, так что отцу пришлось постараться — он и коньки дочери купил, и каток на заднем дворе построил. Постепенно девочка влилась в хоккейную компанию. Соседские мальчишки, понятно дело, видели себя нападающими, разрывающими вратарей, поэтому Реон оставалось только защищать сетку. И это получалось у нее неплохо.
Впрочем, это мало кого заботило. В начале 80-х с женским хоккеем все было плохо не только в Канаде, но и во всем мире. Секций для девочек просто не существовало, а все попытки Реом попасть в команду мальчиков тренеры пресекали однозначным «нет».
«Я столько раз слышала «нет» только из-за того, что была девочкой. Они не давали мне играть, хотя я была на одном уровне с лучшими вратарями в Квебеке. Первый тренер, который взял меня в команду, был на уровне Bantam AA (в системе канадских юниорских лиг — второй по силе уровень в возрастной категории 13-14 лет — прим. «Ленты.ру»). Через два года всех игроков пригласили в Midget AAA (высший уровень в категории 15-17 лет — прим. «Ленты.ру»), а меня — нет. Потому что девочкам не было там места. Если ты не играешь там, то не можешь попасть в высшую юниорскую лигу», — рассказывала Манон.
Благодаря собственному упорству и помощи отца девушка попала в женскую региональную лигу, в команду «Шербрук Джофа-Титан». Усилия семьи Реом не прошли даром — в ноябре 1991 года Манон пригласила команда Главной юниорской лиги Квебека «Труа-Ривьер». Из этой лиги вышли многие обладатели первых номеров на драфте и будущие олимпийские чемпионы. Манон стала там первой девушкой. Казалось, на этом можно и остановиться. Но нет — таланты девушки открыли ей дорогу в большой хоккей.
Перед тем как приехать в Монреаль, Эспозито отсмотрел сотни роликов с тренировками потенциальных кандидатов на место в составе «Молний». Реом показывала шикарный для своего возраста уровень, и Эспозито не понял, что на записи девушка: «Этот парень, конечно, мелковат (рост Реом 170 см — прим. „Ленты.ру“), но у него хорошие рефлексы, и двигается он здорово. Давай пригласим его в тренировочный лагерь».
На первой двусторонке ей дали сыграть 20 минут, и за это время она отбила 14 бросков из 14. После такого фееричного результата Эспозито заявил, что Реом может появиться в воротах и в официальном выставочном матче. «У меня коленки затряслись, — вспоминала Реом. — Я никогда даже не думала, что могу участвовать в выставочном матче НХЛ. Я думала, что туда приеду, потренируюсь с игроками недельку, наберусь опыта, и меня отправят назад».
23 сентября 1992 года Реом дебютировала в НХЛ. По ее воспоминаниям, когда она выходила на лед из раздевалки, ее сердце билось слишком быстро и готово было выпрыгнуть из груди. «Однако как только я встала в ворота, волнение исчезло. Я чувствовала себя в своей тарелке. Я забыла, что это игра в НХЛ, что вокруг болельщики и СМИ», — рассказывает она.
75 журналистов и восемь тысяч болельщиков пришли, чтобы увидеть, как первая женщина-голкипер войдет в историю. На 121-й секунде игры с «Сент-Луисом» Реом пропустила первую шайбу, однако до перерыва ей удалось отбить семь бросков из девяти. Первая половина матча завершилась вничью — 2:2.
Заменивший ее ветеран Уэнделл Янг пропустил две шайбы. Болельщики скандировали имя Манон, требуя ее возвращения на лед. Однако тренер их не услышал.
На следующий день после дебюта хоккеистка подписала контракт с «Тампой» и была отправлена в фарм-клуб, резервную команду «молний» «Атланту Найтс», играть в Интернациональной хоккейной лиге. По словам канадки, платили ей в клубе около 35 тысяч долларов в месяц. Но главное, что она играла в хоккей наравне с мужчинами. Ее приглашали на ТВ, осыпали подарками. Но она просила не давать ей поблажек и не считать ее особенной.
Когда Эспозито спросили, для чего клуб подписал девушку, он ответил: «Потому что нам нужна была упоминаемость в газетах, вот почему. Это сработало. Мы сделали ее миллионершей, а она действительно помогла клубу стать узнаваемым».
Многие журналисты писали, что женщина в команде не более чем реклама. Однако игравший с Реом в ИХЛ российский центральный нападающий Алексей Яшин рассказывает, что выступление канадки не следует воспринимать как шоу. «Она выглядела — в том числе в хоккейном плане — неплохо», — отмечает он.
Потом, с 1992 по 1997 год, Реом провела 24 официальных матча в различных профессиональных мужских клубах низших лиг (в ИХЛ и Хоккейной лиге Восточного побережья). «Помню, что как только появилась информация о выходе Реом на лед, все билеты на наш матч с „Хьюстоном“ оказались моментально распроданы. Да, мы с Манон тогда проиграли, но зато сколько болельщиков порадовали!», — вспоминает Яшин.
В 1993 году канадка еще раз вышла на лед в выставочном матче «Тампы». Хотя она сыграла в НХЛ считанные минуты, Реом остается единственной женщиной, заключившей контракт с клубом НХЛ и полноправно находившейся в составе команды.
Хоккеистка не только подписала контракт с «молниями», но и была приглашена в канадскую сборную, правда, уже женскую. В составе канадской команды она завоевала золото на чемпионате мира 1994 года и серебро Олимпийских игр в Нагано в 1998 году.
Реом можно назвать первопроходцем не только в мужском, но и в женском хоккее. Только в 1992 году Международный олимпийский комитет решил включить женский хоккей в программу зимних Олимпийских игр, начиная с ОИ-98 в Японии. Когда женский хоккей на Играх впервые показали по ТВ, именно Реом феерила на льду.
Женский хоккей с шайбой набирал популярность. Количество женских команд с 1991 по 1993 год увеличилось более чем в три раза, а численность игроков, по официальным данным Международной федерации хоккея на льду (ИИХФ), — с 5 533 до 12 392 человек. В этом также есть заслуга Реом.
Карьера женщины-голкипера в мужском хоккее была полна событий, однако журналисты до сих пор просит Реом поделиться впечатлениями от того единственного вечера. И канадка никому не отказывает, каждый раз вспоминая радость, настигшую ее тогда: «С тех пор прошло уже больше двадцати лет, но тот день остается одним из самых важных в моей спортивной карьере».
Реом вышла замуж за своего бывшего одноклубника Гэрри Кара, что тоже стало событием для хоккейного сообщества — впервые выступающие за одну команду игроки НХЛ связали себя узами брака. Хоккей она оставила после рождения сына в 1998 году. Работала маркетологом в компании, торгующей спортивными товарами: помогала девочкам выбирать себе хоккейную экипировку.
Сейчас Реом разведена, живет в пригороде Детройта, воспитывает двух сыновей. Оба играют в хоккей, причем старший — в воротах. «Должна вам сказать, — смеется Реом, — намного проще быть вратарем, чем матерью вратаря».
Реом также успела окончить Северо-Восточный университет и открыть кофейню в Нью-Йорке. В возрасте 28 лет с помощью инвесторов и друзей из хоккейного мира вратарь решила совершить еще одну революцию и открыть женскую хоккейную лигу. Созданная в 2015 году Национальная женская хоккейная лига (NWHL) с каждым годом набирает обороты. На данный момент в лиге четыре команды — «Метрополитен Риветерс», «Баффало Битс», «Бостон Прайд» и «Коннектикут Вэйл», и, как заявляет сама Реом, это только начало.
Кроме спорта, Реом занимается общественной деятельностью. В 2008 году основала фонд помощи девушкам в «неженских» профессиях. Канадка также возглавляет комитет ассоциации One Goal, занимающейся развитием детского хоккея.
Реом попала в список 10 самых влиятельных женщин — первопроходцев в спорте, по версии журнала Time. «Я даже не подозревала, что моя жизнь так изменится», — признается Реом. Многие девушки мечтают играть, как Манон. Разве могла Реом все это представить в том далеком 1992 году? «Ко мне подходили незнакомые люди и говорили: „Ты вдохновляешь мою дочь. У нее на стене висит твой плакат. А сейчас она делает школьный проект про тебя. “ И это самое приятное, что мне доводилось слышать о себе», — признается бывшая хоккеистка.
Сейчас историю легендарной женщины-вратаря экранизируют в Голливуде. Хотя хоккей, бесспорно, остается мужским спортом, мужской хоккей всегда был, есть и будет мощнее и зрелищнее, но тысячи девушек могут последовать примеру Реом, взять в руки клюшку и выйти на лед.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео